Об особенностях Калинковичско-Мозырской освободительной операции рассказал учитель истории Беларуси, всемирной истории и обществоведения СШ № 16 Мозыря, участник военно-исторического клуба «Поиск» Владимир Гимбут:   

Об этой операции в советский период было очень мало информации. В четвертом томе шеститомника «История Великой Отечественной войны» упоминается об освобождении двух полес­ских городов буквально одним абзацем. 

К началу операции в боях принимали участие 232 600 советских солдат, в основном боевой состав 61-й и 65-й армий. О противнике данные противоречивые: нет точной информации. Несмотря на количественное преимущество, в ходе военных действий погибло 12 350 красноармейцев – более 5% от общей численности. Были еще и раненые бойцы, санитарные потери в то время составили 43 800 человек. Потери военных в ходе Калинковичско-Мозырской операции были большими, чем при широко освещенной Киевской операции.

Операцию разрабатывал Константин Рокоссовский. Именно она подготовила плацдарм для успешного наступления советских войск во время летней кампании – начала операции «Багратион». Перед нашими бойцами ставилась задача окружить немецкие войска калинковичско-мозырской группировки и не дать им отойти. Кстати, эту задачу тогда не удалось выполнить, так как немцы все-таки сумели прор­вать окружение. На Полесье было много болот, поэтому в наших краях не было одной сплошной линии фронта – она носила очаговый характер. Другими словами, были большие коридоры, которыми в конечном итоге и воспользовались наши солдаты.

Калинковичско-Мозырская освободительная операция

Калинковичско-Мозырская операция завершилась 8 февраля. Впереди была наступательная операция «Багратион» – одна из крупнейших в истории 

Еще один интересный факт. Знаменитые рейды генерала Доватора 1941 года, когда успешно использовались большие кавалерийские соединения, удалось повторить кавалеристам в ходе освобождения калинковичско-мозырского региона. Кавалеристы тихо проходили линию фронта, совершали рейды по тылам противника, уничтожая коммуникации и технику. Во время операции к войскам 61-й и 65-й армий добавлены 2-й и 7-й гвардейские кавалерийские корпуса. Но был существенный просчет в работе нашей разведки. Она не учла, что в тех местах проходила так называемая линия Сталина Мозырского укрепрайона, и там еще со времен старой границы 1939 года остались доты, которые немцы превратили в укрепленную линию обороны. Между дотами в землю вкопаны танки, и кавалеристы, пытаясь пробиться к железной дороге, понесли огромные потери.

Мне посчастливилось переписываться с участником тех событий Дмитрием Борисовичем Ломоносовым, ныне уже покойным. Он писал, что многие тогда так и не поняли, что произошло. Была зима, возле деревни Беседки все спокойно. Но немцы, как оказалось, зафиксировали наших кавалеристов, заманили их в ловушку, подпустили к своим позициям, а потом с флангов атаковали. Красноармейцы оказались на ровной местности.

Я был в этой пойменной части Припяти – укрыться там негде. В таких условиях им и пришлось сражаться. По воспоминаниям участников, в эскадроне, где должно быть 100 – 150 сабель, осталось всего 10 – 12 человек.

В освобождении Полесского региона принимали участие ребята из Хойникского, Гомельского, Речицкого районов. Много солдат из Черниговской области.

К слову, некоторых даже еще не успели переодеть в военную форму. По воспоминаниям очевидцев, в Калинковичском районе, возле деревни Прудок, где велись боевые действия, на поле осталось много убитых в гражданской одежде.

Кажется, все эти события были очень давно, и сегодня нас, современных белорусов, не касаются. Но это иллюзия. На примере военных конфликтов у наших ближайших соседей видим, как хрупок мир. Забыв свое прошлое, мы обречены на то, чтобы его пережить снова, но только еще в худшем варианте. Мы, взрослые, обязаны учить наших детей любви к Родине. Любить родную землю, при этом глубоко уважая людей других национальностей.

Не забывать о страшных последствиях войны помогает поисково-исследовательская работа. Клуб «Поиск», которым руководит Евгений Сергеенко, сотрудничает с 52-м отдельным специализированным поисковым батальоном. В рамках масштабных поисковых кампаний я принимал участие в работе по поднятию захоронений. В прошлом году, например, поднимали одно из санитарных захоронений, в котором находилось более 60 советских воинов. Воочию увидел страшный оскал войны. Мы должны сохранить память о героях во имя одной общей цели: чтобы никогда не повторились те страшные дни.

Фото: клуб «Поиск»

Источник