17.09.2017     0
 

17 сентября 1939: советская агрессия или возвращение домой?


Примерно за год до 70-летия воссоединения Западной и Восточной Беларуси – в 2008 году – были предложения сделать 17 сентября праздничным днём. По большому счёту именно 17 сентября 1939 начинали вырисовываться географические контуры будущего независимого белорусского государства. Нынешняя форма страны на карте появилась где-то в середине 1950-х. Ведь сначала, сразу после войны, от БССР в пользу Польши отрезали белостокский выступ. Часть его районов, кстати, досталась Литве. В то время советской республике. И потом ещё были небольшие пересмотры границ. В итоге получилось то, что мы сейчас имеем.

Конечно, события 1939 года были очень неоднозначными. В Европе начался новый передел территорий. Сначала всё было более-менее мирно. Германия аннексировала Австрию, а потом и часть Чехословакии, где жили этнические немцы.

Часто забывают, что в чехословацком разделе участвовала и Польша. Это были метастазы геополитической опухоли времён Первой мировой войны (ПМВ). Поляки и чехи давно спорили, кому должна принадлежать так называемая Тешинская Силезия. В Восточной Европе после ПМВ ещё не утихали локальные боевые конфликты. Например, Венгрия была в состоянии войны с Чехословакией. Это что-то вроде семейной ссоры. «Дети» Австро-Венгерской империи делили наследство. Польша тоже заявляла о своих правах. В том числе опиралась она на тот же довод, что и Гитлер в 1939 году. В Судетах жили этнические поляки…

В общем, мечтая о Судетах ещё со времен отсоединения от агонизирующей Российской Империи, Польша в 1939 году с удовольствием помогла фашистской Германии поделить чужие земли. Вот этот факт сейчас мало кого смущает. Многие любят упрекать тогдашнюю советскую власть за вторжение в Польшу, которая на тот момент была уже почти захвачена немцами.

Тем не менее, каким бы не был тот раздел Польши, в долговременной перспективе белорусы выиграли. Хотя, конечно, времена тогда были неспокойные. На новые территории советская власть принесла как положительные моменты, так и отрицательные. Вот о вторых тоже сейчас модно рассказывать. И о совместном параде вермахта и РККА в Бресте.

Да. Было и такое. Все более-менее влиятельные державы играли в двойную игру. До конца было неясно, какие же в мире сложатся коалиции. Каждый правитель думал о шкурных интересах своей страны. Кто-то, перемудрив, получал крупные провалы. Пожалуй, так случилось с Францией: её тщательно продуманную стратегию обороны немецкая машина запросто вскрыла без особых хлопот. Герой ПМВ — маршал Петен – позорно слил суверенитет немцам, согласившись создать марионеточное правительство. Но это будет в 1940-м. В 1939 же французы, на мой субъективный взгляд, просто струсили. У них была не самая отсталая армия. Могли бы и помочь полякам. Однако, потерпев небольшое поражение в Саарской операции, потомки армии Наполеона позорно отступили. Опять же. Каждый думал о своих шкурных интересах.

Вот и СССР, действуя прагматично, заполучил территорию на Западе. Это была и своеобразная форма защиты от возможного вторжения. Хоть с немцами официально была дружба и даже некоторое реальное военное сотрудничество, к режиму Гитлера со стороны Кремля явно не было доверия. К великому сожалению, это не помогло в 1941 году. До сих пор историки спорят, кто же тогда перемудрил: разведка, военные, сам Сталин…

Получилось так, что Большая Беларусь просуществовала недолго. Но были люди, которые верили, что белорусская республика, хоть и в качестве региона СССР, скоро восстановится. Другие «патриоты» полностью слились немцам, тоже думая, что будет какое-то белорусское  государство. И прогадали. Массовой поддержки у народа они так и не нашли. Да. Кто-то верил в таких людей, как Франц Кушель или Радослав Островский. Такие ярые коллаборационисты немного всколыхнули национальное самосознание. Но подпортили репутацию своими явными связями с оккупантами. Многие из них бежали на Запад. И только единицы смогли вернуться домой или хотя бы приехать в родные места на несколько дней.

Победила именно просоветская идея. Какие бы ни были минусы в той политической системе, но всё же это был не Третий Рейх с его поистине сатанинской идеологией, которая намного страшнее красного террора.

Ещё раз отметим, что именно события 1939 года заложили будущие очертания страны. А после войны БССР досталась почётная роль учредителя ООН. Это ещё один бонус в пользу будущего суверенитета. Опять же мало кто помнит, что тогда Сталин добивался создания отдельных офисов в ООН для советских республики не просто так, а навстречу таким же шагам Британской Империи. Она ещё контролировала многие колонии, но хотела видеть их независимыми субъектами в Объединённых Нациях. По иронии судьбы все «независимые» протеже и британцев, и советов стали действительно независимыми. Зато в организации осталось немало представителей, которые формально относятся к суверенным государствам, а фактически – дополнительные голоса США.

Но вернёмся в 1939-й. Мы забыли ещё одного выгодополучателя. Литва ещё не входила в СССР. Но именно Союз помог ей под шумок забрать у Польши часть земель, в том числе город Вильнюс. За это тогдашний литовский диктатор Антанас Сметона впустил в страну большой советский контингент. А потом, когда стало ясно, что Литва скорее всего станет частью СССР, он попросту сбежал из страны. Однако история сложилась так неожиданно, что современной Литве многие его действия стали выгодны. Если бы не подписание договора  с Кремлём о получении Вильнюса, территория страны сейчас могла быть меньше.

То есть 1939 год, в итоге помог в будущем сформировать Литву и Беларусь. Польше не повезло… Хотя её власти прекрасно понимали, что многие земли на востоке – спорные территории, которые несколько раз переходили от одного государства другому.

Поэтому, может и не надо праздновать 17 сентября, но совершенно точно нужно вспоминать о тех временах. Хорошо, что осталось много документов, фотографий, даже живых свидетелей. Тогда было смутное время зарождения новых границ и государств. Наша задача – сохранить ту конфигурацию, которая в итоге сложилась. Это залог мира. Жаль, что не все поляки это понимают. До сих пор звучит выражение Kresy Wschodnie. Нагнетание данной темы в Беларуси среди этнических поляков, выдача карты поляка – эти инструменты в какой-то мере усиливают Польшу. Но с другой стороны они же создают проблемы в отношениях с Беларусью и Литвой. Не все ещё поняли, что паны ушли в 1939-м. Нет их больше на нашей земле…

comments powered by HyperComments

Социальные сети