02.10.2017     0
 

1812 год. Спорная Отечественная


1812 год
Часть I. До Бородино
«То были не бойцы, идущие походом,
то плыли призраки под черным небосводом,
бредущая во тьме процессия теней…»
Виктор Гюго

В дни 205-й годовщины Бородинской битвы мне вспоминаются студенческие годы, когда, приезжая на родину, я нередко заставал свою мать за чтением книг о Наполеоне и его соратниках.

Причём её внимание привлекали вовсе не их виктории, а мотивы действий и приватная, обыденная жизнь.

Теперь мне этот интерес понятен — умную женщину интересовали поступки мужчин, которые, даже потерпев поражение, остались носителями человеческого достоинства.

На примере их успехов и неудач она хотела хоть чему-то научить великовозрастное дитя, не очень воспринимающее родительские советы.

1812 годКак-то на мою ухмылку по поводу старой одежды мать, будто между прочим, заметила:

— Наполеон был тоже расточителен и любил пустить пыль в глаза.

Однажды он увидел, как его мать после очередного бала собирает недогоревшие свечи в коробку, и стал подшучивать над старухой.

Мать ответила коротко: «Погоди, пригодятся».

Сосланный на остров Святой Елены и получивший передачу в виде той же коробки с огарками свечей, он долго в задумчивости сидел на берегу моря — видимо, дошло.

Смею признаться, господа, что интерес к французской тематике в нашей семье мотивирован ещё одним обстоятельством.

В начале 20-х годов ХІХ века граф Людвиг Станислав Каменский пригласил из Лиона (Франция) специалиста по организации производства сукна Петра Савицкого — основателя нашего рода по материнской линии.

К сожалению, ни я, ни составители родословной так и не смогли раздобыть сведения, каким образом наш прапрадед оказался во Франции.

Судя по всему, его отец служил в наполеоновских войсках и убыл туда после событий 1812 года.

Однако по существу.

В современных публикациях на тему Отечественной войны 1812 года сквозит душок отрицания прежней оценки событий того времени.

Переоценка взглядов сводится к следующему:

1. Отечественная война 1812 года для белорусов вовсе таковой не является, так как Наполеон пришёл освободителем на территории Польши и бывшего Великого княжества литовского, а белорусский народ принял его сторону.

2. Более мягкая редакция трактует события 1812 года как гражданскую войну между восточными и западными белорусами.

3. Российская армия позорно бежала от Наполеона и проиграла Бородинскую битву, после чего пала Москва.

4. Придя вновь на белорусские земли, русский царь массово репрессировал всех, кто сочувствовал Наполеону, и утопил наши земли в крови.

Попробуем же разобраться во всём по порядку, обращаясь не к творениям теперешних мыслителей, а к воспоминаниям современников, в основном — французов.

Когда современные историки описывают войну 1812 года, многим из них недостаёт понимания того, зачем Наполеону была эта война.

Ведь в те времена российское дворянство, особенно знать, прекрасно владела французским языком, сновала между Россией и Францией туда и обратно, закупая там всё необходимое для убранства имений и их владельцев. Те же, кто имел желание заняться производством, доставляли оттуда необходимое оборудование.

Не сочтите за навет, но даже создатель современной русской речи Александр Пушкин разговаривал и вёл переписку на французском языке. К тому же великий поэт сам отмечал, что ему интересно экспериментировать с русским языком.

Вспомните его строки о провинциалке Татьяне Лариной из поэмы «Евгений Онегин» — «Она по-русски плохо знала, журналов наших не читала, и объяснялася с трудом на языке своем родном».

1812 годНе было у Наполеона и выраженной цели захватить Россию в чьих-то интересах, так как капитализм тогда только набирал обороты и не был вооружён революционными достижениями второй половины ХІХ века — паровым двигателем, электроэнергией и передачей информации по телеграфу.

Главный мотив военных авантюр безродного императора — необходимость постоянного подтверждения своего величия путём демонстрации главного козыря — воинского дарования, которое привело его на Олимп власти в Европе.

Закопайся он в бумагах и рутине государственных дел, как тут же нашлись бы желающие поступить с ним так же образом, как в России с императором Павлом І.

Для правящих в Европе королевских и царских родов он по происхождению был никто — и хорошо понимал это.

Попутно следует учесть, что знать на западных русских землях постепенно была ополячена. По меткому выражению казацких шутников, «русские кости обросли польским мясом», а местное дворянство имело мало общего с неграмотным крестьянством и расплодившимся местечковым еврейством.

Трудно найти в истории государство, где шляхта, считающая народом саму себя, имела бы большую полноту власти, нежели в Речи Посполитой.

Даже в XVIII веке в отличие от России и Западной Европы польский дворянин мог без последствий жестоко наказать крестьянина. Недаром русские войска первым делом спиливали виселицы в некоторых панских имениях.

Несмотря на риторику, для Бонапарта польская и белорусская шляхта была лишь инструментом проведения нужной ему внешней политики.

Будучи поистине великим полководцем, он неоднократно выражал презрение как к польским генералам (тому же Костюшко), так и к панству в целом.

Если в Италии генерал Бонапарт способствовал разрушению феодализма и насаждал революционные порядки, то в 1812 году император Наполеон был совсем другим человеком, который и не собирался насаждать проведение каких-либо реформ в западных губерниях России. Ему нужны были — покорная администрация, деньги, рекруты, провиант, лошади и, естественно, маркитантки да вино для французских солдат.

Может быть, он и не стал бы выяснять отношения с красавцем русским императором Александром І, но прежние поражения от Суворова глубоко запали ему в душу и бередили самолюбие.

Чувство реванша, подогреваемое польской красавицей Марией Валевской, побуждало его во что бы то ни стало разгромить русскую армию.

1812 год

Портрет графини Валевской, урожденной Ланчиньской.
Франсуа Жерар, 1811 г.

Публично распространяясь о возрождении Польши, Наполеон вёл игру. Он требовал от Александра І ужесточить континентальную блокаду Англии, высказывал недовольство тем, что русское правительство обложило пошлиной французские товары.

В свою очередь, Александр І настаивал вывести французских солдат из Пруссии, которые там находились в нарушение Тильзитского договора.

Перед форсированием Нёмана при подъезде к штабу из-под ног императорского коня выпрыгнул заяц, и лошадь слегка отскочила вбок. Неважный наездник, Наполеон вылетел из седла, но отделался лёгким ушибом бедра.

По этому поводу князь Невштальский заметил дивизионному генералу Коленкуру:

Мы сделали бы гораздо лучше, если бы не переходили через Неман. Это падение — дурное предзнаменование.

Однако решение было принято — 23 июня 1812 года на реке Неман солдаты Казачьего полка увидели, что с другого берега на их сторону переправилась рота французских солдат, а ранним утром следующего дня французские войска вошли в город Ковно.

Бонапарт вовсе не собирался оккупировать обширую территорию России. Ему нужна была только виктория.

1812 год

Альбрехт Адам. Итальянский корпус Евгения Богарне переправляется через Неман.
30 июня 1812 г.

В связи с тем, что определённые издания и интернет активно рапространяют версию о триумфальном шествии Наполеона по белорусской земле, попробуем разобраться, а как же на самом деле французские войска встречало население.

Вот как описывает начальный этап похода ещё по литовской территории наполеоновский офицер Цезарь де Ложье:

…Провиант у наших людей истощился. Солдаты видят, что обозов ещё нет, и тайком от офицеров направляются вглубь страны в поисках пищи.

…Добывать удаётся только мёд: он здесь в изобилии. Сначала это очень обрадовало, но скоро настало разочарование, потому, что многие солдаты заболели дизентерией.

…Около местечка Троки имеется большой стеклянный завод; он даёт работу 3800 человекам, т.е. большинству жителей. Теперь все разбежались, кроме евреев

В белорусской глубинке французам также нечем было поживиться. Нищета, до которой довели сельское население шляхта и растовщики, вызывала удивление у французов, отмечавших в письмах на родину, что во Франции свиньи живут в лучших условиях.

Водка, которой евреи спаивали в трактирах служивых, создавала много проблем и побуждала вояк на приключения и грабежи.

Не зря на моей родине бабушки в наше время часто говорили в адрес обидчиков: «Каб цябе пранцы з’елі».

Наполеон ввел на нашей территории норматив: один рекрут с 25 крестьян, одна лошадь — с 25 душ.

В обращение были вброшены около 20 миллионов фальшивых российских ассигнаций, заблаговременно отпечатанных в Варшаве — около 4,5 процента всех бумажных денег, ходивших на территории России.

Примечательно, что после изгнания французов Александр I по этому поводу заявил:

Для некоторых моих бедных подданных попавшая им в руки бумажка в 50 или 100 рублей — целое состояние. И я не могу лишить их его, — потому фальшивки изымались из обращения только в банка

Поначалу французские фуражирные команды рассчитывались фальшивками за скот и провизию, а потом просто стали грабить население.

Защищаясь, помещики вооружали своих крестьян, нападали на такие команды и истребляли их. Тех же, кого брали в плен — отправляли в более отдалённые от маршрута следования войск места или распределяли по дворам в качестве бесплатной рабочей силы.

Уже в июле 1812 года на оккупированной территории появились многочисленные шайки мародеров из Великой армии — французы, немцы, итальянцы и др. В сентябре—октябре их число достигло 50 тысяч.

Приведу фрагмент пребывания на моей родине 4-го корпуса французских войск под командованием вице-короля Италии Эжена Багарнье. Здесь французские войска появились 5 (17) июля 1812 года.

Вот что писал в своём дневника наполеоновский офицер Де Ла Флиз:

После изнурительного перехода и частых привалов, во время которых с трудом находили пищу, мы пришли в Долгинов — городок с деревянными домами и тремя такими же почерневшими от времени церквями.

По улице сновали, торопясь предложить свои услуги, евреи.

Нам дали квартиру на первом этаже деревянного отеля, который держали евреи, и нас, четырёх офицеров, разместили в небольшой грязной комнате.

Весь дом был заполнен, потому что у евреев всегда большая семья, целая куча детей — грязных, полунагих.

Добавьте к этому шум и гам от продажи водки и хлеба… Всю ночь только и слышно было, что крики извозчиков и грохот проезжающих обозов и артиллерии

1812 год


Главная квартира французов в Долгиново. 17 июля 1812 г.

Ему вторит французский офицер Цезарь де Ложье:

С самого рассвета идём по прекрасной дороге, ведущей в Долгинов.

Население его состоит сплошь из евреев, которые на вес золота достают для нас несколько бутылок водки.

Непрерывное перемещение и недостаток у нас этого напитка заставляют меня писать о таком событии: оно может показаться незначительным, но для нас оно много значит в данную минуту — так велики наши страдания.

Распущенность и приставание к славянкам стало нормой поведения наполеоновских солдат в городах.

Чтобы хоть как-то создать приличествующий вид этим отношениям в ряде мест, в том числе в Могилеве, оккупационные власти ввели в действие французский семейный кодекс. В частности, был разрешен развод и временный брак на 2—3—5 лет.

Рассматривая события 1812 года, следует отчётливо понимать, что французское влияние распостранялось на путь следования наполеоновской армии и полосу по обе стороны дорог, куда могли добраться снабженцы в поисках довольствия — на большие расстояния уходить было опасно, а гужевой транспорт с трудом поспевал за войсками.

Для большей наглядности полезно изучить «Символическую карту динамики людских потерь французской армии в ходе русской кампании 1812—1813 гг.», выпущенную военным инженером Шарлем Жозефом Минаром.

В ней Минар учел множество факторов — расположение российских городов, численность французской армии, направление ее движения и т. п.

Тактика русских войск, рассчитанная на изматывание сил противника, нанесла французской армии невосполнимый ущерб.

Так, Баварский корпус, насчитывавший в своих рядах при переходе через Неман более 25 тыс. человек, в течение пяти недель, ни разу не вступая в бой, уменьшился до 13 тыс. человек.

После трёхмесячного похода и Бородинской битвы до Москвы дошла только пятая часть войск Наполеона.

1812 год

Возможно, стоя на этом витебском балконе, Наполеон и решил идти на Москву…

Как же описывали свою русскую Одиссею высшие офицеры французской армии?

Вот несколько фрагментов из воспоминаний вхожего в окружение Наполеона барона Дедема.

Говоря о форсировании Нёмана, он отмечает:

…Парламентёр передал Наполеону мирные предложения, сделанные государем, который возложил всю ответственность за войну на нас, сказав: «Чего хочет от меня император французов? Будем жить по-прежнему в добром согласии, время еще не ушло; но если вы перейдете Неман, то я завлеку французскую армию в глубину России, где она найдет свою могилу.

…Министры и генералы Наполеона следовали принципу, что повествует нам Тацит: «Римляне не относились к тем нациям, с которыми они воевали, как к неприятелю, защищающему свое отечество, но как к рабам, которые осмелились возмутиться

А вот его свидетельства о поведения французских войск и сельского населения в самом начале войны:

Мы стали бивуаком по дороге в Вильно, в двух верстах от города в сосновом лесу, на берегу Вилии, между тем как император остановился в Ковно, а гвардия грабила магазины и частные дома.

Жители разбежались и разнесли ужас и уныние по окрестности.

Состоявший под моим начальством полковник Pouchelon, командовавший 33-м линейным полком, был женат на богатой польке. Он говорил мне в самом начале, что дела примут дурной оборот.

Месяц спустя, в Витебске, он сказал мне: «Я посылаю обратно все свои вещи. Армия погибла».

А вот какой «обнадёживающей» в изложении барона Дедема была беседа Наполеона с депутатами польского сейма:

— Воспользуйтесь случаем, — сказал он (Наполеон) польским депутатам, — постарайтесь вернуть свою независимость, пока я веду войну с Россией.

Если вы усилитесь, то я включу вас в условия мирного договора, но я не могу проливать за вас кровь французов; и если император Александр предложит мне заключить мир на возможных условиях, то я буду вынужден оставить вас.

Обманчивые надежды, честолюбие и поверхностное знание человека, с которым им приходилось иметь дело, — вот что ввело в заблуждение этих восторженных людей.

Весьма примечательна оценка Дедемом действий русской армии и обстоятельств похода:

Неприятельская армия совершила отступление бесподобно; это движение делает большую честь ее генералам и дисциплине солдат.

27 июля вечером нас отделял от нее глубокий овраг. Линия русских войск тянулась вправо и влево. Поутру, на рассвете, русское войско исчезло как бы по мановению волшебного жезла.

Я дерзнул во всеуслышание выразить свое удивление. Мне отвечали холодно, что слово «отступление» не существует в словаре французской армии!

Это не помешало мне пожелать в душе, чтобы наша армия, через несколько времени, также блистательно совершила бы свое отступление…

Эти же наблюдения подтверждает в своих письмах и Фёдор Николаевич Глинка — боевой русский офицер, прошедший путь от прапорщика до полковника:

Армия наша не многочисленна, но войска никогда не бывали в таком устройстве, и полки никогда не имели таких прекрасных людей

А вот как описывает Дедем судьбоносный момент, когда Наполеон мог ещё остановиться и попытаться найти выход дипломатическими способами:

…Наполеон надеялся, что в Витебске к нему явится русская депутация для переговоров, но он ошибся в своих расчетах. Император созвал совет, на котором обсуждался вопрос о том, куда идти — на Петербург или на Москву, или же остановиться…

…Наполеон был очень воодушевлён, что в августе 1812 года командующим русских войск был назначен М.И.Кутузов.

Зная его решительный характер в прежних кампаниях, император полагал, что Кутузов сразу бросится в драку и будет разбит…

Однако дальновидный Кутузов не спешил и почти месяц выбирал удобную позицию, остановившись в конце концов на местности возле деревни Бородино.

Хорошо владея современными способами ведения боевых действий, он отдавал себе отчёт, что на тот момент сабли и штыковые атаки уступили место сокрушительной мощи артиллерии и стрелкового оружия.

Это подтверждает и статистика: в Бородинском сражении более двух третей ранений было пулевыми, до 22% — вызваны применением артиллерийских снарядов, и только 5% связаны с применением холодного оружия.

Валентин Антипенко

comments powered by HyperComments

Социальные сети