06.05.2019     0
 

1863 мифа вокруг Калиновского


Канувшие в лету события часто используются для достижения сиюминутной политической выгоды, и, к сожалению, белорусская история не является исключением.

Взять, к примеру, шум по поводу находки предполагаемых останков лидеров восстания 1863 г. в Вильнюсе. Литовские ученые ни много ни мало заявили, что среди найденных скелетов они обнаружили останки небезызвестного Константина Калиновского.

Литовские националисты тут же затрубили в рог и добились того, что найденные скелеты будут со всеми почестями перезахоронены на вильнюсском кладбище Росы, а сама церемония будет иметь статус государственного события. При этом они выступили за то, чтобы надписи на могилах были сделаны только по-литовски. Экс-министр иностранных дел Литвы Аудронюс Ажубалис заявил, что поскольку Литва в Литве перезахоранивает «героев», надписи на их могилах должны быть сделаны по-литовски, иначе это будут не государственный похороны. При этом он сделал реверанс в сторону Польши и допустил надписи на польском.

Не удивительно, что вскоре официальный Вильнюс заявил, что надписи на могилах будут сделаны на литовском и польском языках, и свалил «вину» за отсутствие надписи на белорусском на официальный Минск. Мол, такая-сякая Беларусь не проявляет никакого интереса к находкам. Эту же песню начали петь и наши «змагары». В итоге литовцы все же решили сделать надписи на трех языках — белорусском, литовском и польском.

Во всей этой возне поведение литовских националистов и нашей оппозиционной тусовки абсолютно банально. Наследники «лесных братьев» «приватизируют» Калиновского, делая из него борца за независимость Литвы от «москалей». Наши «змагары» используют подвернувшийся повод, чтобы лишний раз «обвинить» белорусские власти в пренебрежении к собственной истории. Замечу, что в отношении литовских националистов и официального Вильнюса они ограничились лишь жалостливыми просьбами! Еще бы, какая собака будет лаять на своего хозяина?

В случае литовского руководства дело сложнее. Прежде всего, Беларусь вовсе не уклоняется от решения вопроса с найденными останками. Об этом прямо заявилбелорусский МИД:

«…мы концентрировали усилия на конкретных делах и не так активно информировали СМИ о своих шагах, но это не означает, что ничего не делается. Напомню, что еще в ноябре прошлого года белорусские государственные эксперты официально приезжали в Вильнюс, где ознакомились с исследованиями останков участников восстания 1863 года, провели плодотворные встречи с литовскими коллегами, сделали свои выводы.

Сейчас мы обсуждаем с литовской стороной возможность совместной работы для более точной идентификации останков. В частности, речь идет о возможности исследования останков старшего брата К. Калиновского, похороненного в Беларуси.

Буквально сегодня в МИД состоялась встреча с Послом Литвы, где обсуждались и другие практические шаги в сотрудничестве по этой теме. Среди них — надписи на белорусском языке на могилах при перезахоронении».

Намерение Беларуси участвовать в идентификации останков крайне важно, поскольку на сегодняшний день нельзя утверждать на 100%, что одни из найденных останков принадлежит Калиновскому. По словам литовских археологов, они сделалиэтот вывод методом исключения всех остальных останков, а также с помощью сопоставления возраста, способа казни, а также сравнения черепа и фотографии. То есть косвенными методами! И поэтому они уверены в нем на 95%, но не на все 100%. На самом деле, вместо останков Калиновского они запросто могли найти любые другие, ведь со времени подавления восстания 1863 г. прошло более 150 лет. Единственным неопровержимым доказательством стал бы ДНК-тест. Поскольку детей у Константина не было, единственной возможностью провести тест является взятие ДНК его старшего брата Виктора, похороненного в Свислочи.

И тут самое важное. Как было отмечено в заявлении нашего МИДа, работа над этим вопросам ведется на самом высоком уровне. А официальный Вильнюс заявляет о полном безразличии официального Минска. Складывается впечатление, что Литва просто не хочет проведения ДНК-теста, чтобы, во-первых, не допустить «прокола», и, во-вторых, иметь повод для информационной войны против Беларуси с использованием нашей оппозиции. И все это в угоду своей националистической политике.

Поэтому белорусский МИД ведет себя сдержанно: не делает заявлений на горячую голову, а занимаетсяконкретными делами, в том числе пытается не допустить развязывания очередной информационной войны. В отличие от нашей оппозиционной тусовки, он имеет объективное представление о личности Калиновского, который вовсе не был борцом за беларушчыну, как это пытается представить оппозиционная пропаганда. Реальный Калиновский не имеет ничего общего с его нынешним мифическим образом, который был созданбелорусскими националистами еще в начале XXвека. Личность Калиновского была досконально  исследована в трудах работахпрофессиональных белорусских историков. Вкратце отмечу, что Калиновский был поляком до мозга костей и использовал белорусский язык лишь для того, чтобы привлечь на свою сторону белорусских крестьян. Его отряды отличались жестокостью по отношению к православному духовенству. Конечной целью Калиновского было включение белорусских земель в состав Польши или как можно более надежный отрыв их от России.

Вообще, из всех качеств Калиновского его русофобия сильнее всего греет сердце нынешним белорусским и литовским националистам. Видимо, поэтому литовцы намерены построить пантеон русофобов — «героев» восстания 1863 г. К сожалению, нечто подобное можно встретить у нас. Например, в Гомеле уже несколько лет подряд проходят паломничествак могиле Михаила Жезневского — уроженца Гомеля, члена УНА-УНСО и активного участника украинского Майдана, который был застрелен в январе 2014 г. и стал «героем» Небесной сотни. Для справки, УНА-УНСО была создана Юрием Шухевичем, сыном Романа Шухевича, который вместе со Степаном Бандерой был одним из основателей ОУН(б). В 1942 г. Роман Шухевич занимал должность заместителя командира в 201-м охранном батальоне, за 9 месяцев пребывания в Беларуси они уничтожили более 2000 советских партизан и совершил многочисленные преступления против мирного населения белорусского Полесья.

Одним словом, «обвинения» Беларуси в безразличии к судьбе найденных останков и идея создания «пантеона» инспирированы Литвой в угоду своей националистической политики. Удивляться тут нечему, важно, чтобы подобный «пантеон» не был построен у нас.

Андрей Сыч