28.08.2019     0
 

Андрей Кривошеев: У СМИ, которые работают против Союзного государства, выстроена четкая система


В Беларуси развитию средств массовой информации традиционно уделялось куда меньше внимания, чем в соседних России и Украине. Несмотря на это, прогосударственная позиция в информационном пространстве Беларуси в большинстве случаев берет верх. Об отношении белорусских СМИ к Союзному государству России и Беларуси, «простреливаемости» белорусского информационного поля иностранными СМИ, популярности на Украине президента Беларуси Александра Лукашенко и попытках Владимира Зеленского подражать «батьке» аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказал политический обозреватель Белтелерадиокомпании, секретарь Белорусского союза журналистов Андрей КРИВОШЕЕВ.

— Г-н Кривошеев, в ходе дискуссий о Союзном государстве (СГ) нередко поднимается тема союзных СМИ, которые по каким-то причинам недорабатывают: не создают информационный продукт, способный конкурировать с продуктами либеральных прозападных изданий. Почему это происходит?

— Прежде всего, они ограничены в финансировании. Бюджет Союзного государства невелик, поддержка СМИ предусмотрена небольшая. Хотя этих СМИ не так уж много.

Второй момент: у них мало точек конфликта в журналистском смысле этого слова. Я говорю о темах, которые вызывают реальный резонанс.

Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло: все эти спекуляции вокруг переформатирования Союзного договора Беларуси и России подняли информационную волну. Поднялся интерес к СГ, и на этой теме союзные СМИ несколько нарастили свои рейтинги.

Естественно, я понимаю журналистов, которые работают в этих редакциях. Они не могут полностью откровенно говорить о союзных проблемах, потому что упираются в «вилку» между журналистом и гражданином. Как журналист ты должен рассказать о какой-нибудь очередной торговой войне между Россией и Беларусью максимально объективно. Это будет интересно и читабельно, это цепляет людей за живое.

С другой стороны, включается гражданин, который думает, что его публикации могут разрушить какую-то канву Союзного государства. Навредить тому, что уже сделано в этой области.

Третье — это кадровый потенциал. У того же «БелРос ТВ» нет качественного оборудования в достаточном количестве. Телевизионная журналистика — это не только классный журналист, но еще и картинка. Без хорошей аппаратуры сделать качественную съемку невозможно.

Ну и четвертое.

У белорусских (да и российских) СМИ, которые работают против Союзного государства, выстроена четкая система.

В народе ее называют «набросить на вентилятор». Один источник публикует какую-то новость, и ее подхватывают десятки или сотни других медиа разной глубины проникновения в общество. То есть определенное СМИ может писать о хомячках, о воспитании детей или о заботе о природе, но в нужный момент оно включается в информационную кампанию и выполняет роль вентилятора. Эта система СМИ, которые создавались за грантовую поддержку, работает как часовой механизм.

У медиа, продвигающих союзную повестку, такая система не выстроена.

По разным причинам. Здесь и амбиции главных редакторов, и нездоровая конкуренция между СМИ, которые, казалось бы, должны друг друга поддерживать, и отсутствие жесткой пирамиды.

Часто говорят, что государственные СМИ работают по темникам, как на Украине. Ничего подобного! Никаких темников нет. Политику издания чаще всего определяет редакция. И от редактора требуется большое мужество, чтобы информационно поддержать другое СМИ, поднимая тем самым его авторитет.

— Россия и Украина тратят огромные деньги на развитие СМИ. Почему в соседней Беларуси дела обстоят иначе?

— В Беларуси проведена модернизация, просто это откладывалось. На самом деле перед тем, как закладывать фундамент пропаганды (в хорошем смысле слова), нужно что-то создать в экономике, в обществе, в регионах. Чтобы было что показывать.

Как журналисту мне бы хотелось, чтобы белорусское телевидение раньше перешло на цифру, обзавелось студиями, новыми передвижными телевизионными станциями (ПТС), которые у нас есть сейчас.

С другой стороны, я понимаю, что это вызвало бы вопросы в обществе. Еще не везде все сделано, еще не прошли модернизацию крупные промышленные предприятия, инновационные кластеры, о которых мы сейчас с таким воодушевлением можем рассказывать.

Сначала нужно было вложить средства в реальную экономику, запустить механизмы ускоренного развития человеческого потенциала, а уже потом вкладываться в тех, кто про это будет рассказывать.

Нужно еще добавить, что значительная доля ответственности лежит на самих журналистах. Мы иногда воспринимаем районную газету просто как боевой листок райисполкома, который является приложением к местной власти и тупо отражает ее позицию — прямолинейно, неинтересно. Столько-то намолото, столько-то собрано… Эти цифры важны, но важна еще и подача.

Хотя в Беларуси есть и примеры классных мультимедийных ресурсов.

Один из самых ярких — редакция «Бабруйскае жыццё», которая совмещает и онлайн-телевидение, и радиоэфир, и традиционную газету, и платформу в Интернете (плюс качественное продвижение в социальных сетях). Вот пример того, как небольшое издание приобретает огромный авторитет в обществе.

— Есть такой стереотип, что в Беларуси журналисты не могут задавать власти неудобные вопросы.

— Конечно, это стереотип. У нас абсолютное большинство СМИ — негосударственные и даже не прогосударственные.

Поэтому у нас борьба за информационное пространство ведется очень активно.

К тому же республика у нас небольшая. Она со всех сторон «простреливается» российскими, украинскими, польскими, литовскими медиа.

Российские СМИ идут у нас в социальном пакете, они общедоступны. В Гомельской и Могилевской областях спокойно принимаются сигналы нескольких украинских телеканалов.

Вся пропаганда, направленная в первую очередь на украинского обывателя, касается и белорусов.

Я критикую белорусские медиа, но перебарщивать с этим не стоит, потому что мы работаем в очень сложных условиях. У нас никогда не будет такого же финансового ресурса, как у российских или даже украинских коллег. Российские федеральные СМИ намного крупнее. За каждым влиятельным украинским изданием стоит олигарх.

К счастью, пока что белорусская информационная повестка в рефлексии людей не проигрывает.

По основным политическим вопросам национальная прогосударственная позиция берет верх.

И это не столько заслуга моих коллег-журналистов, сколько заслуга власти, которая на подавляющем большинстве уровней старается исповедовать прагматичный национальный популизм.

В данном случае популизм — это не пустые обещания, а реагирование на реальные запросы общества. К нам этот популизм пришел даже раньше, чем в США с избранием Трампа. Возможно, это прозвучит пафосно, но у нас всегда была народная власть.

— Хотите сказать, что Беларусь в некотором роде предвосхитила те явления, которые сегодня происходят на Западе?

— Абсолютно. Здесь нужно отдать должное фигуре президента, который воплотил в себе образ политика из народа, отражающего его интересы, а не интересы бюрократии, номенклатуры или силовиков.

— Как показывают опросы, Лукашенко сегодня является самым популярным иностранным политиком на Украине.

— Да, я видел результаты опроса, в котором украинцы на первое место поставили Александра Лукашенко, а на второе — Ангелу Меркель. По этому поводу у нас негосударственная пресса шутила: пыталась в виде коллажа склеить эти два образа. Получилась довольно забавно.

— Есть еще один интересный факт: Зеленский сегодня явно пытается строить из себя крепкого хозяйственника а-ля Александр Григорьевич. Действует в стиле Лукашенко, так скажем.

— Зеленского пытаются троллить образом Лукашенко. Но это действительно троллинг, направленный на либеральную часть украинского общества (может быть, киевский или днепропетровский креативный класс), для которого образ президента Беларуси несимпатичен. То есть из-под Зеленского пытаются выбить его ядерный электорат.

Технология понятна. Но те, кто это делает, оказывают себе медвежью услугу.

Если они прочно прилепят к Зеленскому образ Лукашенко, Зеленский может стать еще более популярен, как говорится, в широких народных массах.

— Не раз доводилось слышать от белорусов примерно следующее: «На Украине все так интересно, за день до выборов президента никто не знает, кто победит. А у нас все заранее известно». Вы украинцам не завидуете?

— Я 11 лет отработал на Украине собственным корреспондентом Белтелерадиокомпании, брал интервью у всех президентов (действующих или бывших, кроме Зеленского). Здесь все та же дилемма: журналист и гражданин.

Это постоянный политический марафон, состоящий из ярких событий, драк, конфликтов, провокаций и так далее. Как журналисту мне было интересно. За 11 лет я, наверное, повидал все, что только можно цензурными и нецензурными словами вписать в журналистскую профессию.

Но как гражданин я наблюдал за деградацией политической системы, социальных гарантий.

Поверьте, если коммунальные тарифы вырастают в 11 раз за 3,5–4 года, то белорусы откажутся от этого шоу в пользу стабильности.

Им не нужно пояснять, что происходит на Украине. Во-первых, в Беларуси представлены как минимум две позиции (российская и украинская), которые мы можем сопоставлять.

Во-вторых, на пике событий в 2014–2015 годах к нам переехали от 150 до 170 тысяч жителей Украины. Значительная часть из них — это те, кто бежал от боевых действий, укрывался от мобилизации, увидел шанс перебраться в спокойное место. Может, они планировали двинуться дальше на Запад.

Между переселенцами из Украины и белорусами произошла коммуникация.

Жители нашей страны выслушали не журналистов, которые склонны приукрашивать или сгущать краски. Они выслушали живых свидетелей. Поэтому никаких иллюзий по поводу происходящего на Украине у них нет.

— В России огромное количество ток-шоу и других телевизионных передач посвящено Украине. Подозреваю, что на белорусском ТВ их немного?

— Немного. Я уже говорил, что у нас транслируются все российские федеральные телеканалы. Даже с точки зрения прагматики в Беларуси не смогут сделать такое же зрелищное шоу по Украине, как это делают в РФ. Наши российские коллеги в этом поднаторели, у них больше ресурсов.

К тому же они научились использовать гениальное изобретение: обсуждение украинской тематики превратилось в сериал. Сериал с героями, позиция которых хорошо известна, с заранее продуманной и тонкой драматургией, с прекрасными ведущими. Это стало «мылом» — тем, что смотрят домохозяйки.

Превратить политику в сериал — это гениально. Думаю, что белорусские специалисты такую планку все же возьмут нескоро. Да и нужно ли ее брать? Я сомневаюсь.

У нас был случай, когда националистически настроенная молодежь вышла к одному из столичных кинотеатров с портретами Бандеры и Шухевича. Это вызвало резонанс в обществе, инцидент обсуждали в рамках ток-шоу и других форматов, поскольку он касался непосредственно Беларуси. Тут же мы вспомнили и Хатынь, и сотни деревень, которые были уничтожены при деятельном участии нацистских коллаборационистов из Украины.

То есть тогда, когда нельзя не ответить на враждебную пропаганду, белорусские журналисты включаются.