15.03.2018     0
 

Андрей Сыч: шильда перевертыш


Белорусская оппозиция не успокаивается и лихорадочно ищет поводы, чтобы поднять из исторического небытия давно забытый и провалившийся политический проект «БНР».

В преддверии Дня Воли со стороны нашей оппозиции исходит всё большая шумиха по поводу 100-летия провозглашения Белорусской Народной Республики (БНР). Несмотря на то, что БНР никоим образом нельзя считать полноценным государством, белорусская оппозиция не успокаивается и лихорадочно ищет поводы, чтобы поднять из исторического небытия этот давно забытый и провалившийся политический проект.

Что думают белорусы о БНР

Одной из таких потуг стала кампания по установке памятного знака на ул. Володарская 9 в Минске, где 25 марта 1918 г. была провозглашена независимость БНР. И, что самое интересное, Мингорисполком дал на это согласие. Такое решение может вызвать вызывает лишь удивление, ведь в лучшем случае БНР можно назвать лишь государственным образованием. Провозглашение её независимости произошло в условиях оккупации большей части Беларуси германскими войсками, и с самого начала руководители БНР были немецкими марионетками. Они лишь исполняли волю своих германских хозяев, направленную на то чтобы оторвать от Советской России её западные территории. Для этого немцы натравливали проживавшие на этих территориях народы на Москву, используя местных националистов. И белорусские «змагары» не были исключением.

Рада БНР верно служила своим немецким хозяевам и не упускала случая лишний раз показать своё рвение. Например, 25 апреля 1918 г. она отправила телеграмму германскому императору Вильгельму II, в которой от имени белорусского народа обратилась к кайзеру «со словами глубокой благодарности за освобождение Беларуси немецкими войсками из-под тяжёлого гнёта, чужого господствующего издевательства и анархии», и попросила его «о защите на подконтрольной ей территории для укрепления государственной независимости и неделимости страны в союзе с Германской Империей». Завершала телеграмму фраза, говорящая сама за себя: «Только под защитой Германской Империи страна видит лучшее будущее». Но, несмотря на всё подобострастие Рады, немцы не воспринимали её всерьёз и разрешили ей заниматься лишь культурной деятельностью.

Идя навстречу легитимизации руководства БНР, можно ненароком подорвать государственность современной Беларуси. Ведь Рада БНР, сменив нескольких хозяев (сначала немцев, потом поляков, затем литовцев, потом опять немцев), в итоге осела в США. Америка же, в обмен на участие уцелевших белорусских коллаборантов в информационной войне против СССР, успешно «забыла» про их службу нацистам. И вот, находясь за границей уже более 70 лет, Рада БНР не перестаёт считать себя представителем всех белорусов и старается лишний раз напоминать о своём существовании, произнося гневные речи против «кровавого» режима. Поэтому признание права на историческую память за коллаборантами из Рады БНР автоматически приведёт к признанию права на существование за последователями этих недобитых нацистов.

Исходя из всего сказанного, легитимизация БНР и её руководства в виде установки памятного знака представляется крайне недальновидным шагом, который может послужить поводом для наших националистов для оправдания палачей белорусского народа в годы Великой Отечественной войны и подстрекательства к государственному перевороту. Как пример руководства недогосударства, постоянного ищущего себе новых покровителей и искупавшегося в крови собственного народа, Рада БНР однозначно не может быть тем, к чему стоит возводить свою государственность.