09.10.2017     0
 

Беларуси предложили поменять Россию на IT миражи


Почему размен союзной интеграции на миллионы долларов выручки от IT-стартапов не состоится.

Беларуси предложили поменять Россию на IT миражи

Если визит президента Венесуэлы Николаса Мадуро в Беларусь и поездка замминистра иностранных дел Олега Кравченко в США — это, конечно, совпадение, то вот выход статьи об IT-сфере в Беларуси в The New York Times в день приезда Кравченко в США совпадением вряд ли является. NYT — одно из знаковых изданий, а материал, несомненно, задал тон и настроение визиту белорусского дипломата. «Как последняя диктатура Европы стала технологическим центром» — уже одним названием взята верная нота.

Автор совершенно верно использует заинтересованность самого президента Беларуси Александра Лукашенко в развитии IT («Создание ИТ-государства — наша амбициозная, но достижимая цель, — цитирует он тезисы из летнего выступления Лукашенко. — Это позволит нам сделать Беларусь ещё более современной и процветающей и позволит белорусам с уверенностью смотреть в будущее»).

И трансформирует эту заинтересованность в собственное видение, умело используя известные болевые точки: «…Лукашенко начал полагать, что технологическая отрасль может стать волшебной палочкой, которая поможет ему прекратить хроническую зависимость страны от России».

В материале, разумеется, упомянуты наиболее известные достижения белорусских айтишников (MSQRD, Viber, World of Tanks), а также постоянное внимание, оказываемое руководством республики отрасли. «Государство предоставило IT-сфере действительно отличные льготы, что позволило отрасли показывать существенный рост на протяжении последних 10 лет. Чтобы сделать новый качественный скачок в развитии технологий и обеспечить высокие темпы роста выручки, нужно создать целую регуляторную систему, направленную на стимулирование продуктовой модели в сфере IT, а это невозможно без внесения изменений в законодательство», — говорил в марте Виктор Прокопеня, одна из знаковых фигур в белорусском IT. Уже летом, на Четвёртом форуме регионов России и Беларуси, Александр Лукашенко такие изменения пообещал — вплоть до возможности гражданам 79 стран мира получить белорусскую визу прямо в аэропорту и неслыханных ранее «вольностей» в денежных переводах.

Стоит также напомнить, что подобные реверансы в адрес Беларуси звучат не впервые. Год назад Wall Street Journal (ещё одно знаковое издание) называло РБ Кремниевой долиной Восточной Европы.

Даже снаряд в одно место дважды не падает, что уж тут говорить о направленности материалов таких пропагандистских монстров, как NYT и WSJ. «Белорус, сдафайся. Победи зависимость от России и программируй на здоровье, а мы гарантируем горячий чай и наше радушие», — примерно так можно передать основной посыл журналиста NYT, написавшего к визиту Кравченко не о разгоне протестов и страданиях бело-красно-белых «патриотов» в застенках, а превращении диктатуры в техно-хаб.

Не так давно СМИ освещали любопытный скандал. В середине сентября глава парламентского Комитета по национальной безопасности и обороне Витаутас Бекас во время выступления в Сейме республики во всеуслышание объявил, что Институт энергетики Литвы, оказывается, сотрудничает с Беларусью по вопросам безопасности БелАЭС. И это в то время, когда сама Литва безуспешно пытается организовать против станции всеевропейский бойкот. В Литве удивились многие, а больше всех МИД (хотя сотрудничество энергетиков Литвы и Беларуси было согласовано с Еврокомиссией, которая даже частично его финансировала). После чего последовала настойчивая рекомендация сотрудничество свернуть.

Чем примечательны эти терзания Литвы? Внезапно мы узнали о том, что не только европейская, а даже литовская позиция по БелАЭС — далеко не монолит. Не говоря уж о том, что сами учёные, которые стали заложниками совершенно глупой ситуации, ничего хорошего в адрес своего правительства сказать не могут. «…Важно подчеркнуть, что Литва не имеет права что-то запрещать литовским учёным и что-либо от них требовать. Ведь консультации проходят в рамках международного проекта по контролю над обеспечением безопасности Белорусской АЭС (БелАЭС), который курирует Еврокомиссия (ЕК). По сути, что-то запретить и вывести литовских специалистов из диалога может лишь Брюссель», — рассказал в интервью «Евразия.Эксперт» инженер-ядерщик, академик Юргис Вилемас. Кроме того, учёный в очередной раз напомнил, что у ядерщиков, включая МАГАТЭ, претензий к строительству нет, они есть только у руководства Литвы, а среди него нет ни специалистов, ни учёных.

Тем временем в самой Беларуси к вопросу ядерной безопасности подходят предметно: подписан указ о создании Центра по ядерной и радиационной безопасности, в сферу задач которого, помимо БелАЭС, будет входить и присмотр за исследовательским ядерным реактором. Напомним, его строительство планируется на базе института «Сосны», известного проектировкой перемещаемой АЭС «Памир».

Зримым результатом работы ЕАЭС является рост оборота грузов и пассажиров. Замдиректора Департамента транспорта и инфраструктуры Евразийской экономической комиссии Максим Асаул, выступая на Международном форуме «Транспортный потенциал —2017», сообщил, что с 2010 по 2016 год грузооборот вырос на 16%, а пассажирооборот — на 25%. За 6 лет вроде маловато, однако и инфраструктура для реинтеграции этой общей заводи, в границах которой курсируют грузы, деньги и люди, создавалась одновременно с самой реинтеграцией. И это зримое свидетельство того факта, что у Беларуси есть успехи и кроме «блёсток» IT-стартапов. Даже если в NYT ничего, кроме них, и не замечают.

А самое главное в том, что как раз без интеграции, которую предлагается сдать в обмен на сосредоточение на IT-стартапах (пусть даже они и стоят сотню миллионов долларов), этих проектов, сделавших Беларусь известной всему миру, могло и не быть. Равно как собственной криптовалюты (талер, о запуске объявлено на днях) и платёжной системы для расчёта криптовалютами, Pre-ICO (предварительное привлечение инвестиций) которой проходило с 28 августа по 11 сентября.

sonar2050.org

comments powered by HyperComments

Социальные сети