09.08.2019     0
 

Белорусский филолог в каждый дом


«С красным дипломом окончил филфак — встал на работу за кассу в Макдак». Сегодня эту поговорку знают, пожалуй, все школьники и студенты. Но так ли она верна? Виновата ли система образования в том, что выпускники филфаков не могут найти себя на рынке труда, или дело в трудолюбии молодых людей за студенческой скамьей?

По статистике около четверти всех белорусских выпускников работают не по специальности. Однако, не все так просто, как может показаться на первый взгляд. Безусловно, в стране наблюдается перенасыщение филологов, но возможность куда-то устроиться по специальности есть всегда. И не просто куда-то, но даже в IT.

В одном из интервью декан филологического факультета БГУ Иван Ровдо отметил, что во многих IT-компаниях рядом работают программисты и филологи:

«Любой компьютерный продукт — это, в первую очередь, текст. А с текстом работают филологи. Поэтому это и переводные словари, и национальные корпусы текстов — русского, белорусского и других, и много другой компьютерной продукции, которая создается программистами и филологами», — рассказал Иван Ровдо.

Конечно, для этого нужно основательно потрудиться. Не в последнюю очередь обращаться к потенциальным работодателям на бесплатную стажировку. Это точно поможет трудоустроиться после выпуска, ведь старательного стажера работодатель обязательно заметит и внесет в список потенциальных сотрудников. А если студент учится на бюджете, то при желании он всегда может найти общий язык с администрацией, чтобы получить распределение по запросу желаемого работодателя.

Но для этого нужны ум и упорство, чего, по-видимому, так не хватает нашим филологам, которые четыре года протирают штаны в университетах, а потом жалуются как жесток и несправедлив этот мир. Конечно, гораздо проще оправдать собственную недалекость и лень кознями «темных сил».

И это не пустые рассуждения. Статистика показывает, что на филологические специальности идут, мягко говоря, не самые способные абитуриенты. В этом году при подсчете баллов ЦТ был использован новый метод. Несмотря на стоны нашей оппозиции о том, что он был введен, чтобы искусственно повысить средние баллы по ЦТ и, соответственно, проходные баллы, результаты вступительной кампании на белорусскую филологию показали обратное.

В Белорусском государственном университете проходной балл на белорусскую филологию упал — с 302 в прошлом году до 296 в этом. В других вузах в 2018 году (статистику за 2019 год опубликовал пока только БГУ)проходные баллы на данную специальность были вообще ниже плинтуса: в Брестском государственном университете имени А. С. Пушкина — 240, в Витебском государственном университете имени П. М. Машерова — 204, в Гомельском государственном университете имени Франциска Скорины — 212, в Гродненском государственном университете имени Янки Купалы — 221/223 (в зависимости от дальнейшей специализации). И это только на дневной бюджет! Более того, в этом году Гомельский государственный госуниверситет объявил допнабор на белорусскую филологию на 2 места. Вуз требует лишь выше 25 баллов по белорусскому языку, выше 15 баллов по истории Беларуси и справку о сданной белорусской литературе.

В сухом остатке мы видим, что на белорусскую филологию проходные баллы как были, так и остаются невысокими, объявляются допнаборы, в общем, создаются все условия для поступления, а в итоге выпускники не могут устроиться на нормальную работу из-за своей некомпетентности, но все списывают на «систему».

Кроме того, «независимые» СМИ используют скудоумие и нерадивость наших филологов для дискредитации Министерства образования. Они как мантру твердят, что в стране нет ни одного университета, в котором обучение ведется ТОЛЬКО на белорусском, и что создание такого вуза как по мановению волшебной палочки решит проблему повседневного использования белмовы.

Собственно, ответ был дан выше. Откуда взяться белорусскоязычному университету, если выпускники филфаков не могут устроиться по специальности из-за своей некомпетентности? Да и стоит ли пробовать вообще? Ни в одном белорусском университете никто не запрещает преподавать на белорусском языке. В вузах есть преподаватели и студенты, которые разговаривают исключительно по-белорусски и не имеют из-за этого никаких проблем с администрацией и коллегами. А из-за насаждения белмовы русскоязычные преподаватели и студенты навряд ли станут ее фанатами.

Тем не менее, наша оппозиция прикладывает все усилия для открытия белорусскоязычного чудо-вуза «Национальный университет имени Нила Гилевича». Он получил регистрацию в марте 2018 года, а в июле 2019 подал документы на получение лицензии в Министерство образования. Что представляет собой это заведение пока сказать трудно, поскольку оно еще не зачислило ни одного студента. Но кое-что можно. Сначала один из создателей этого университета, бывший председатель Общества белорусского языка имени Франциска Скорины Олег Трусов, заявил, что обучение в нем будет вестись только на белорусском, и что вначале в нем появятся три факультета: гуманитарный, социологии и искусств, иностранных языков и перевода. Потом депутат Палаты представителей Елена Анисим добавила, что хотела бы, чтобы в вузе были и IT-специальности, и, наконец, прямо заявила о его чисто политическом характере:

«Нам нужно формировать национальную элиту, которая будет поддерживать идеи БНР и независимой Республики Беларусь», — рассказала Елена Анисим.

Выходит, «национальная элита» — это те, кто учится ТОЛЬКО на белмове. А что Анисим имела в виду под «идеями БНР» вообще непонятно. Можно предположить, что вэтом университете будут учить писать письмо германскому императору с просьбой о независимости, а потом внушать, что Рада БНР была настоящим белорусским правительствам. Или еще хуже: поступать на службу к нацистам, как это сделали многие деятели БНР, и пособничать в истреблении собственного народа. Как-то не хочется увязывать эту грязь с «идеями независимой Республики Беларусь». Впрочем, даже если данный вуз откроется, навряд ли будет много желающих в него поступить. Лодырям, которым нужна только «корочка», не захочется платить (обучение планируется только платное), а адекватнымайтишникам или переводчикам нужны актуальные и глубокие знания по специальности, а не промывка мозгов на парах.

Что из этого выйдет, покажет время. Но главное в том, что наше «свядомае кола» политизирует нерадивость горе-студентов и положение белорусского языка, чтобы дискриминировать систему образования. Поэтому хочу пожелать студентам искать причину своих проблем не во «враждебном окружении», а в самих себе.