17.08.2017     0
 

Борис Сорвиров о Боге, экономике и студентах ГГУ им. Ф. Скорины


Сегодня наша редакция побывала в гостях у заведующего кафедрой экономической теории и мировой экономики ГГУ им. Ф. Скорины доктора экономических наук, профессора Сорвирова Бориса Владимировича и узнала о нем много интересного: профессионал, человек с насыщенной судьбой, открытым сердцем и активной жизненной позицией.

— Чем был обусловлен выбор профессии. В Вашей биографии дипломы нескольких вузов и они между собой практически не связаны: военное, экономическое, лингвистическое образование, почему остановились именно на экономическом?

— Уже прошло столько лет, а я все время возвращаюсь к этому вопросу: почему я выбрал именно экономику? Так сложилась судьба: на одном этапе жизни понадобилась военная подготовка и как результат – два диплома: специалист по немецкой филологии и лингвистике, высшее военное образование. На другом этапе понадобилась экономическое образование: окончил Белорусский государственный институт народного хозяйства им. В.В. Куйбышева. Третий этап жизни был связан с научной и педагогической деятельностью, поэтому необходимо было окончить аспирантуру. Следствием этой работы стали защиты кандидатской и докторской диссертаций. Но полученные до этого знания очень пригодились мне в научной работе – своего рода переход количества в качество. Думал, что не понадобится мне уже немецкая филология, но нет: именно хорошие знания немецкого языка помогли мне подготовить две диссертации по Германии – и кандидатскую, и докторскую. Также можно сказать и об экономике. Кстати, политэкономия был один из моих любимых предметов в военной академии. Пожалуй, этот фактор оказался решающим в выборе будущей моей последней специальности.

На защите диссертации в Российском государственном гуманитарном университета. Справо налево от Сорвирова: д.э.н., проф. Титова Н.Е., ректор Московского университета экономики и права, бывший доцент кафедры политэкономии ГГУ им. Ф. Скорины, Балашова Т.Ф. – к.э.н., доц. Зав. Кафедрой «Экономика и управление» Могилевского ГУ

— Вы стояли у истоков проекта по подготовке экономистов Союзного государства, как проходила реализация и почему проект свернули?

— В 2000 году в Гомельском государственном университете им. Ф. Скорины начал реализовываться межгосударственный проект Беларуси и России, связанный с формированием единого образовательного пространства – «Союзный научно-образовательный центр – Университет интеграции». Его цель – подготовить новых специалистов для Союзного государства по специальности «Национальная экономика» со специализацией «Экономика Союзного государства».

По сути дела, работа шла на опережение, когда еще не были сформированы, как таковые, государственные институты, а мы готовили экономистов.

Для реализации проекта планировалось объединить усилия четырех вузов: от Беларуси – Гомельский государственный университет им. Ф. Скорины и Белорусский национальный технический университет, от России тоже два вуза – Московский государственный институт электроники и математики (Технический университет) и Санкт-Петербургский государственный университет. Наш университет сотрудничал с московским вузом. Позже к минчанам присоединился еще Горный университет (Санкт-Петербургский горный университет — прим.  ред.). Реализовываться данный проект начался с 2001 года. В учебном плане предусмотрены были два блока – российский, где изучалась российская проблематика, и белорусский, где изучались наши вопросы.

Я хорошо помню первую группу наших ребят – 20 человек, куда попали только медалисты. А как они учились! Московские преподаватели ходили смотреть, как сдавали экзамены наши ребята. Думали, что белорусам «рисуют» оценки, как говорят, «за красивые глаза». 14 человек после окончания обучения были удостоены дипломов с отличием. За 10 лет было подготовлено 74 специалиста. 6 человек защитили кандидатские диссертации, трое – докторские.

К большому сожалению, сейчас этот проект уже не действует. Думаю, значительная вина в этом нашей стороны: постоянно сокращали и сокращали количество студентов от Беларуси. Считали, что нам самим нужны студенты, а мы отправляем их в Россию, они там останутся.

Мне приходилось постоянно говорить о том, что они все равно останутся белорусами, что они не сегодня, так завтра вернутся в республику. Может быть, в какой-то другой форме, к примеру, организаторов, руководителей совместных предприятий. Многие из ребят нашли в России свое счастье, обзавелись семьями, нашли интересную работу.

Но я оптимист. Первая попытка оказалась не столь эффективной, были допущены системные ошибки, которые нами глубоко проанализированы. Вторая попытка, уверен, будет успешной. Уже сегодня в ряде вузов России, Казахстана, Беларуси идет такая проработка. Меня ни раз приглашали поделиться опытом. В сентябре этого года, например, намечается такая встреча в Российском государственном педагогическом университете.

— Что для вас экономика: это работа или все-таки хобби?

— Это работа, которая является одновременно и хобби. Своим студентам всегда говорю, что наука никогда не заканчивается, как говорил Эйзенштейн: «Наука – это непрочитанная книга». То же самое у нас в экономике; мы должны постоянно вникать, искать новые способы и подходы в решении проблем. Сейчас я 3 недели уже в отпуске, а все равно прихожу на работу каждый день. Видите какие у меня на столе «завалы»? В компьютере еще больше. Чем сейчас занимаюсь? Работаю с будущими студентами, их родителями, магистрантами и аспирантами. Готовлю материалы к летней школе для немецких студентов, магистрантов и аспирантов, которая начнется в сентябре. На кафедре готовим много материалов по современным проблемам мировой экономики и международным экономическим отношениям в рамках исследовательских тем, поиском решения вопросов по заданиям Евразийской экономической комиссии, осуществляем подготовку поездок студентов и магистрантов в страны Европейского союза, Китай.

— Расскажите, что, на Ваш взгляд, является самым большим достижением в Вашей деятельности и что является самым большим провалом.

— Мои достижения – это мои студенты, аспиранты. У меня 14 кандидатов наук, 3 доктора наук. Два студента были удостоены медалей Российской академии наук и первых премий, 42 студента стали лауреатами международных и республиканских конкурсов. Разве это не достижения? С прошлого года начали преподавание на английском языке. Пока это группа студентов из Бангладеш, китайцы тоже заинтересовались такой возможностью.

Обучаются китайские и нигерийские аспиранты, один из которых китайский, защитил кандидатскую диссертацию. Я 6 лет с ним работал, устал безумно, но мы сделали все-таки работу. Это очень большое достижение.

Вместе с аспирантом из Китая Чэнь Цяном в Минске после обсуждения кандидатской диссертации.

К провалам, по-видимому, стоит отнести то, что не удалось реализовать. Я имею в виду проект по подготовке экономистов Союзного государства; возможно, я где-то не доработал, где-то не настоял. Очень хороший был проект. Но, как уже говорил выше, еще не вечер.

 — Есть такое понятие, что в жизни нужно попробовать всё. Есть ли у Вас что-то, что Вы в жизни еще не попробовали, но хотите. К примеру, спрыгнуть с парашютом или съездить куда-нибудь.

У меня мечта побывать на Камчатке. Друзья из Российской академии наук приглашали, но мне не хватало когда-то денег туда приехать. Они горят: «Мы тебе лаборантом устроим в Институт вулканологии» (Институт вулканологии и сейсмологии ДВО РАН — прим. ред.), но не получается что-то. Конечно, очень хочется побывать на Пальмире, подняться, посмотреть «Крышу мира». Надо бы дачу достроить, да все нет времени. (Смеется.) Парашют же для меня знаком с молодости. У меня больше 600 прыжков, я все-таки кандидат в мастера спорта по парашютному спорту.

— Есть такое мнение, что представители точных наук не верят в Бога, потому что мироздание и миропонимание у них немножко по-другому складывается. Вы верите в Бога?

Не могу ответить на этот вопрос, хотя не раз обращался к данному вопросу. Ведь представителей точных наук много, это касается и точек зрения. Я не оригинал, но скажу так: если человек верит в Бога, то он есть. Мне в жизни пришлось столкнуться с ситуацией, когда в мыслях обратился к Богу. Мне он помог.

Сказать что я верующий, по-видимому, нельзя было бы, но с другой стороны – что-то есть. Вот те же представители естественных наук, возьмите, например, Павлова, – ведь его похоронили по всем церковным канонам, отпевали, это было в его завещании.

Думаю, Бог – есть дух. Им заполнено все вокруг нас во Вселенной, и любое слово, сказанное нами, возвращается к нам в виде различных ситуаций. Например, хочешь быть здоровым – начни со своих мыслей и слов!

— Есть ли у вас домашние животные?

— Да. У нас было две собачки, одна из них – серебристый пудель. Лет пять тому назад она от нас убежала. Я обращался и на телевидение, и на радио, расклеили листовки, везде искали. Ей было 14 лет. Друзья сказали не трогать животное — она убежала умирать. Может быть и так.

Спустя некоторое время, мы помогали отцу обрабатывать приусадебный участок и нашли собачку, у нее были перебиты все лапки. В ветеринарке ей сделали три операции, вставляли спицы в кости лап. Сегодня она у нас инвалид: хромает и тянет одну лапку. Она у нас живет уже 11 лет. Ее зовут Лиза, а я ее зову Рыжик. Очень хорошая ласковая собачка.

Анна Залуговская

[customscript]postcode[/customscript]