20.11.2017     0
 

Центральноазиатский вектор Беларуси


В белорусском контексте постсоветская Центральная Азия, или, как мы ещё совсем недавно говорили, Средняя Азия звучит нечасто. Географическая «привязка» Беларуси к Восточной Европе притягивает внимание в основном к региону или к Западной Европе, с которой связаны возможности как конфликтного, так и конструктивного взаимодействия.

Тем не менее Беларусь принадлежит геополитически и геоэкономически к Евразии, то есть связана тесными военно-политическими, политическими и экономическими союзами с евразийским пространством. И в этой связи роль Беларуси в Центральной Азии выглядит далеко не периферийно.

Связи особого характера

Очевидно, что сотрудничество Беларуси и центральноазиатских стран развивается по нескольким интеграционным трекам: по линии СНГ, ЕАЭС и ОДКБ. Но у Беларуси существуют собственные отношения с рядом стран, и их наличие важно для всей архитектуры евразийской интеграции.

Во-первых, это в своём роде эксклюзивные связи с Туркменистаном — одной из самых закрытых центральноазиатских стран, но при этом весьма богатой природными ресурсами (углеводородами). Беларусь, имея развитую промышленность по добыче и переработке калийных солей, участвовала в строительстве в Туркменистане Гарлыкского горно-обогатительного комбината. Общая сумма проекта составила около 1 млрд долларов.

В Беларуси к началу 2017 года обучалось почти 8 тысяч студентов из Туркменистана — больше, чем в какой-либо другой стране. По сути, сейчас именно через Беларусь туркменские студенты получают образование на русском языке и остаются в рамках общерусской культуры. Это говорит и о степени доверия к белорусскому образованию, за которым не следуют в обязательном порядке требования по реформированию внутренней политики в стране, как это часто происходит с европейским образованием. Белорусы просто не готовят «агентов влияния», разрушающих собственные общества.

Ещё один интересный факт — обучение офицеров казахстанской армии на факультете Генштаба Вооружённых сил Республики Беларусь. Причём обучаются они вместе с белорусскими офицерами, а не на специальном факультете.

То есть требования, знания и подходы у белорусских и казахстанских офицеров общие. Таким образом сохраняются и воспроизводятся общие подходы в военной стратегии и более тесная коммуникация казахстанских и белорусских военных.

Есть чему поучиться

Но не только белорусы могут чему-то научить представителей центральноазиатских стран. Кое-чему можно поучиться и там.

Уже две страны Средней Азии успешно прошли процесс транзита власти. Её концентрация и социально-экономическая сложность Туркмении и Узбекистана, очевидно, дадут фору Беларуси. А это значит, что к этому опыту необходимо относиться очень внимательно. Это значит, что там были выстроены системы, позволившие осуществлять этот транзит фактически безболезненно.

В Беларуси нет и в ближайшее время не будет такой необходимости, но как ориентир именно Туркмения и Узбекистан вполне пригодны. Неважно, что Беларусь якобы «европейская» страна, важно, что в плане отношения ко власти она «евразийская», и потому никакой институциональный расизм у нас неуместен.

Есть и негативный пример, на котором тоже можно многому научиться. Киргизия. Страна тысяч НКО. Тут в ещё большей степени, чем в Молдове, «третий сектор» подменил собой государство. Даже чиновники рекрутируются оттуда. При этом «третий сектор» в основном содержится за счёт внешних источников.

В Беларуси «третий сектор» пока тоже взращивается в основном за счёт внешних источников. Что неизбежно отражается на их установках и сомнительной лояльности в отношении государства. Давно уже назрела необходимость суверенизации сектора неправительственных организаций. Это не такие большие средства. Если этого не сделать, мы будем скатываться по молдавскому и киргизскому сценарию.

Найти партнёра

Но главная задача для Беларуси как национального государства и как союзного субъекта — найти в регионе стратегического партнёра, с которым можно выстраивать промышленную кооперацию и глубокие долгосрочные связи.

Успех в Туркмении был феноменальным. Вряд ли какая-то другая страна может похвалиться таким взаимопроникновением. Но это, скорее, благодаря личной харизме президента Лукашенко. В Киргизии Беларусь сыграла вместе с Москвой на пару в легитимность (приютила Бакиева, после того как первая приютила Акаева) и получила отдачу в виде претензий новой власти. К Таджикистану, кроме безопасности, пока не с чем подобраться. С Казахстаном пока нет значительной динамики.

Узбекистан. Партнёрство, если не союзничество, надо искать в этой стране. Собственно, сейчас именно так и происходит. Интенсификация общения президентов — уже свершившийся факт. Промышленный машиностроительный потенциал и возможности двух стран сопоставимы. Сейчас важно выйти на конкретные долгосрочные проекты.

И очень важно было бы сопроводить это гуманитарной составляющей. Открытый миру Узбекистан через восточноевропейские ворота Беларуси и европейская Беларусь, правильно вовлечённая в сложный мир Центральной Азии через Узбекистан, — это и есть настоящий евразийский синтез, причём с реальным экономическим базисом.

А самое главное — всё это работает на новый Союз. Просто связи в нём необходимо сделать взаимными, непосредственными, без лишней волокиты. Таким и должен быть наш Союз 2.0.

Алексей Дзермант

comments powered by HyperComments

Социальные сети