Сегодняшние проблемы Франции во многом связаны с отсутствием у официального Парижа адекватного представления о том, как надо выстраивать национальную и религиозную политику. При этом президент Франции Эммануэль Макрон не может выдать в этих вопросах какую-то целостную позицию, убежден глава комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Сергей Гаврилов.

Наряду с турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом французский лидер пытается использовать религиозные чувства людей для разжигания политических противоречий, отметил парламентарий. В эксклюзивном интервью ФАН депутат рассказал, почему католики и мусульмане стали заложниками полемики между президентами Франции и Турции.

Глобальная либеральная диктатура

 По итогам визита в коммуну Конфлан-Сент-Онорин, где ранее исламский экстремист обезглавил преподавателя истории и географии, Макрон заявил, что учитель был убит, «потому что преподавал ученикам свободу слова». Сергей Анатольевич, как вы можете оценить такое заявление главы Французского государства?

—Мне кажется, что проблема Макрона, как и нынешней Франции, связана с их метанием и хаосом во внешней и внутренней политике, отсутствием внятного и адекватного представления о выстраивании национальной и религиозной политики республики. Примером является участие ВМС Франции в борьбе с терроризмом в Сирии. После атак террористов французы продержались менее двух суток на фронте и позорно сбежали в порты, оставив русских с сирийцами бороться с международным терроризмом.

Было немало заявлений Парижа и о разблокировании отношений с Россией, снятии санкций, росте экономических контактов. Все это осталось пустыми словами. Как и заявления Макрона о борьбе с экстремизмом.

Депутат Гаврилов обвинил Эрдогана и Макрона в игре на чувствах верующих

Депутат Гаврилов обвинил Эрдогана и Макрона в игре на чувствах верующих

 Это типичная для Франции ситуация?

—Политический класс Франции очень зависим от глобальной либеральной диктатуры, поэтому заявление о свободе совести — это попытки уйти от ответственности. Макрон не может выдать целостную позицию. Вопрос не в карикатурах, которые вызывают у понимающих молодых мусульман раздражение, а у малообразованных — эмоциональную ненависть. Это общая политика Франции с конца XIX века. С такой же ненавистью, презрением подавляются христианские ценности, преследуются многодетные семьи, идет разрушение культурных ценностей. Франция не способна избрать национально ориентированное руководство уже более 30 лет.

«Бог не может быть поругаем»

 Верховный муфтий России Талгат Таджуддин призвал мусульман не воспринимать близко к сердцу карикатуры на религиозную тематику. На что направлен призыв муфтия в первую очередь?

—Талгат Таджуддин — величайший муфтий современной России, глубоко духовный, великий пастырь русского ислама. Я помню его заявления о нападении США на Ирак, его позицию о защите русской семьи, культуры. Он часто говорит, что мы — одна семья, у нас одна Родина, и многообразие ислама и православия — источник невероятной силы России.

Он совершенно справедливо сказал, что Бог не может быть поругаем. И правильно, что не нужно обращать внимания на европейские провокации, ведь они служат для того, чтобы вызвать реакцию искренних, но малообразованных людей. Это попытка спровоцировать срыв отношений — как внутри ислама и между религиями, так и между нашими странами.

Убежден, что наша связь между религиями исключает такие провокации. Призыв муфтия направлен на более внимательное изучение ислама, совершение добрых дел, укрепление семьи.

 При этом президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган лично призвал к бойкоту французской продукции. Можно ли сказать, что этот конфликт политический? Или он все же религиозный?

— По моему мнению, действия как Эрдогана, так и Макрона являются попыткой использовать религиозные чувства людей для разжигания политических противоречий.

Депутат Гаврилов обвинил Эрдогана и Макрона в игре на чувствах верующих

Депутат Гаврилов обвинил Эрдогана и Макрона в игре на чувствах верующих

 Как эта ситуация может сказаться на отношениях России и Франции?

—Эта ситуация мало скажется на отношениях России и Франции, хотя история давала Франции шансы, чтобы переосмыслить свою политику. Но у нынешней республики не хватает сил, чтобы сделать реальные шаги. Мы можем помочь ей нашим пониманием прав человека, нашей практикой выстраивания межрелигиозного мира между конфессиями, культуры на основе традиций и религиозных ценностей, опытом борьбы с экстремизмом. Считаю, что Россия должна действовать, отстаивать свои национальные интересы.

Справедливая оценка от РПЦ

 Ранее Русская православная церковь предложила Парижу принять закон о защите чувств верующих. Какова вообще роль церкви в этом конфликте?

—РПЦ на этот раз дала резкую, но очень справедливую оценку происходящего, продемонстрировав нашу близость с традиционным исламом. Мы действительно подвергаемся систематичным атакам со стороны глобализма.

 Нужно ли принимать в России новый закон о свободе совести? Есть ли уже предложения по его корректировке?

— Мы продолжаем работать над совершенствованием российского законодательства. В частности, прорабатываем вопрос обязательного прохождения обучения в России проповедниками, получившими образование за рубежом. Предлагается не допускать участия в деятельности религиозных организаций таких священнослужителей, а также тех, кто распространяет религиозно-экстремистскую идеологию.

Также идет работа над изменениями в российское законодательство, которые должны сделать деятельность религиозных групп максимально прозрачной.