14.10.2017     0
 

Эмиграция вынуждает Литву пересматривать основы государственности


Рекордные в исторических и мировых масштабах темпы оттока населения из Литвы и катастрофическая ситуация в демографии заставляют пересматривать основы литовской государственности. Так, депутат Сейма Литвы от партии консерваторов Мантас Адоменас для борьбы с вымиранием нации предложил изменить государственный гимн Литовской Республики. Фактически это заявка на смену культурного кода литовцев.

Новости о литовской демографии и продолжающейся эмиграции населения из Литвы интересны тем, что всякий раз обнаруживается: положение дел еще хуже, чем предполагалось до этого.

Ранее заявлялось, что в год из Литвы уезжает по 35–40 тыс. человек и страна ежегодно теряет 1,5 процента населения. С такими цифрами Литва была абсолютным чемпионом по эмиграции и депопуляции в Европейском союзе и даже в планетарном масштабе представляла собой выдающееся явление.

Где еще в мире есть ситуация, когда страна катастрофически теряет население без войны, потери территории, массовых эпидемий, голода? Более того, под гордые заявления властей о росте экономики и повышающемся уровне жизни? Разве что в соседней Латвии или в Болгарии с Румынией. Но и там масштабы оттока населения меньше литовских.

Новая же обнародованная статистика показывает, что даже те примечательные во всемирном масштабе цифры были занижены.

Ежегодно Литву покидает около 50 тыс. жителей, возраст вступления в брак повышается, продолжительность жизни в стране по некоторым группам населения на 10 лет меньше, чем в среднем по ЕС.

Такие данные озвучил ученый немецкого Института демографических исследований Макса Планка, старший научный сотрудник Центра демографических исследований Университета им. Витаутаса Великого Домантас Ясиленис на конференции в Сейме Литвы. «Очень жаль, но похоже, что за последние два года мы потеряли из-за эмиграции еще около 100 тыс. человек», — заявил Ясиленис.

Домантас Ясиленис

Домантас Ясиленис

Ученый также намекнул «сеймунасам», что пора перестать морочить людям голову рассказами о росте ВВП. При быстром снижении численности населения показатель роста подушевого ВВП не может свидетельствовать о положительных тенденциях в экономике и не означает роста благосостояния литовцев. Как в условиях уверенно растущего благосостояния литовцы могут с такой скоростью бежать из страны?

Получается, в год Литва теряет 2% населения.

При такой динамике за пять лет из страны уедет каждый десятый, за десять лет — каждый пятый.

Новые цифры заставляют пересмотреть демографический прогноз Eurostat по темпам депопуляции Литвы. В докладе Eurostat, опубликованном два года назад, Литве прогнозировалась потеря 38% населения к 2050 году. С этим показателем страна получала сомнительный титул европейского рекордсмена по депопуляции.

Однако тот прогноз основывался на показателе эмиграции в районе 30 тыс. человек в год.

Если на самом деле из Литвы ежегодно уезжает по 50 тыс. человек, то в ближайшие десятилетия страна потеряет не 38%, а как минимум половину населения, и к 2050 году в ней будет жить не более полутора миллионов человек.

А если учесть, что статистика по депопуляции каждый год пересматривается в сторону увеличения, то реальная ситуация в Литве еще хуже, а перспективы литовской нации — еще печальнее.

После рекордного в истории литовского народа демографического роста советского времени, за последние четверть века население Литвы только официально сократилось на четверть, а с учетом нерегистрируемой эмиграции — на треть. При сохранении нынешних темпов депопуляции к середине столетия страна лишится минимум трех четвертей жителей.

Происходит стремительное вымирание Литвы, и этот процесс вынуждены признавать даже самые ярые апологеты нынешней модели развития республики. Так, депутат Сейма Литвы от партии консерваторов Мантас Адоменас в интервью Delfi констатировал, что литовская нация постепенно умирает и в скором времени не все граждане смогут говорить на государственном языке.

Мантас Адоменас

Мантас Адоменас

Еще важнее самого факта признания «ландсбергистом» демографической катастрофы Литвы предложения члена «Союза Отечества — Христианских демократов Литвы» по спасению страны от депопуляции. Во-первых, Адоменас предложил установить на Лукишской площади Вильнюса (бывшая площадь Ленина) часы, которые отсчитывали бы оставшееся время существования литовского народа.

Лукишская площадь в Вильнюсе

Лукишская площадь в Вильнюсе

Во-вторых, известный «ландсбергист» предложил изменить государственный гимн Литовской Республики, чтобы для будущих поколений он звучал более позитивно.

Первые строки литовского гимна, написанного в 1898 году поэтом Винцасом Кудиркой, в переводе на русский язык звучат так:

Литва, отчизна наша,
Ты — земля героев,
И сыны твои на прошлом
Всё величье строят.

Мантас Адоменас предложил заменить слово «прошлом» на «будущем» — хотя бы до преодоления миграционного кризиса. «Это не просто беллетристика. На самом деле есть серьезный повод беспокоиться, есть ли у нашего народа будущее», — отметил депутат Сейма от «СО-ХДЛ».

На первый взгляд предложение Адоменаса выглядит смехотворным. Всякий государственный гимн — это своего рода магическое заклинание; его исполнение — важнейшая составляющая церемоний отправления официальных культов и ритуалов: принятия присяги, инаугурации, поднятия государственного флага и прочих элементов символической политики. Решать проблему рекордной эмиграции народа из Литвы изменением магического заклинания — инициатива вполне в духе «ландсбергистов».

Но это только на первый взгляд. При более внимательном рассмотрении в инициативе Адоменаса проявляется рациональное зерно (о котором он, возможно, и не догадывается). Более того, его предложение предстает революционным. Ведь в национальных гимнах зачастую сконцентрирован культурный код нации, которая поет эти гимны, приложив руку к сердцу. Гимн и прочая государственная символика — такое же хранилище смыслов, как национальный фольклор, мифология и классическая литература, причем в случае гимна эти смыслы имеют официальный и установочный характер.

По сути, депутат Сейма от «ландсбергистов» предложил поменять культурный код литовцев, чтобы остановить их вымирание и превращение Литвы в мертвую территорию.

Все культуры в истории человечества делятся на те, что опираются на прошлое, и те, что обращены в будущее. К какому типу культуры относится Литва, говорят слова Кудирки. «И сыны твои на прошлом всё величье строят» — вся Литва в этой строчке.

Всё величие Литвы в ее прошлом. Литовская нация формировалась через обращение к образу утерянной государственности — Великого княжества Литовского (какое еще прошлое Литвы мог иметь в виду Винцас Кудирка в конце XIX века?). Вся ее безумная внешняя политика бесконечных конфликтов с соседями и продвижения «демократических ценностей» на постсоветском пространстве может быть объяснена только постимперским синдромом — фантомными болями по утерянным территориям средневековой империи, которые побуждают тех же «ландсбергистов» быть куда активнее в обеспечении американских геополитических интересов, чем правители соседних Латвии и Эстонии.

Будущее Литвы литовских руководителей мало интересует — это видно хотя бы по тому, что феномен повального исхода молодого трудоспособного населения из страны даже толком не обсуждается. Из Литвы по достижении совершеннолетия хотят уехать девять из десяти старшеклассников, а комментарии к такой чудовищной для будущего страны статистике сводятся к тому, что эту новость может использовать в своих целях «кремлевская пропаганда».

Литовская власть не интересуется будущим. Что там будет с Литвой через 30–40 лет — все эти демографические отчеты «Евростата», прогнозы, сколько еще уедет и сколько в конце концов останется, — это всё не для нее. Президент Даля Грибаускайте Украиной больше интересуется, чем литовской глубинкой.

Общественно-политическая дискуссия в Литве имеет сослагательный характер. «Что было бы, если бы…» После этого оборота начинают в очередной раз «расчесывать гондурас» — предаваться мучительным воспоминаниям о трагедиях прошлого, подсчитывать материальные ущербы от «оккупации», поминать «лесных братьев», сравнивать сталинские депортации с геноцидом, обсуждать 13 января.

Все стратегические решения Литовского государства выдают отсутствие у его правящего класса стратегического мышления: если бы литовские элиты интересовало будущее, то они не переругались бы со всеми соседями по периметру госграницы, отстояли бы Игналинскую АЭС и не решали бы социально-экономические проблемы страны выдавливанием в эмиграцию «лишних ртов».

Но литовские власти — вот уж действительно — «на прошлом всё величье строят». Они вступили в НАТО и Евросоюз, они отстояли независимость во времена «Саюдиса», они развивались со скоростью Дании и Финляндии во времена «первой независимости», они наследники Ягеллонов и продолжатели дел Великого княжества Литовского.

Из-за фундаментальной установки на обращение к прошлому для Литовской Республики приоритетны историческая политика, внешняя политика, политика памяти. Зато социальная политика, экономическая политика, поддержка семьи — всё это для истеблишмента глубоко вторично и малоинтересно. Преодоление демографической катастрофы и воспитание новых поколений — это вопросы будущего, а не прошлого. А будущее не в почете. Поэтому и новых поколений в Литве не предвидится.

Инициатива депутата Адоменаса на самом деле предлагает начать пересмотр основ литовской нации — повернуть ее от прошлого к будущему.

Способны ли на это литовское общество и литовская власть? Едва ли. Скорее всего, уже нет.

Поэтому литовцы и исчезают как нация, размазываясь тонким слоем по всей Европе. И даже «ландсбергисты» уже начинают понимать подлинные причины этого исчезновения.

Александр Носович

comments powered by HyperComments

Социальные сети