Кровопролитие на Донбассе можно было остановить еще в 2014 году. Для этого было сделано все необходимое, прописаны все пункты, вся последовательность их выполнения. Донецк и Луганск были готовы пойти на максимально возможные компромиссы.

Реализация Минских соглашений по сути подразумевала предоставление ДНР и ЛНР того статуса, которым в России обладали и обладают национальные республики. Разница была бы в нюансах.

Меркель про Минские соглашения

И все последующие годы Украина не ударила палец о палец, чтобы выполнить эти соглашения и получить якобы так нужный ей мир. Впрочем, о том, что нынешнему киевскому режиму мир не нужен, говорилось неоднократно.

Гораздо важнее, что теперь Запад сам цинично расписался в том, что этот мир не был нужен вообще никому, кроме России. Западу нужна была война, и к этой войне он целенаправленно готовил Украину восемь долгих лет. А Минские соглашения — это всего лишь удобная ширма, которой он прикрылся на время подготовки.

Одиозное признание Меркель

Именно об этом сказала экс-канцлер Германии Ангела Меркель, чья подпись стоит на этих соглашениях в качестве одного из основных гарантов их исполнения:

«Минские соглашения в 2014 году были попыткой дать Украине больше времени, и Украина использовала это время, чтобы стать сильнее, что мы и наблюдаем сегодня. В 2014–2015 годах Украина была совсем другой. Просто посмотрите, что случилось в битве за Дебальцево.  В начале 2015 года Путин мог бы легко их разбить. И я очень сильно сомневаюсь, что страны НАТО могли бы тогда помочь Украине так, как они помогают ей сейчас».

Здесь стоит напомнить, что именно неисполнение Украиной Минских соглашений сделало специальную военную операцию неизбежной. Ведь защита Донбасса изначально была определена в качестве основной ее цели.

Свою мгновенную оценку признанию Меркель дал белорусский президент Александр Лукашенко, который в свое время предоставил площадку для подписания соглашений:

— Это не просто отвратительно, это мерзко. Она поступила мелко, мерзко.

Меркель про Минские соглашения

Фраза весьма эмоциональна, но это тот случай, когда эмоции действительно оправданы. Потому что за словами Меркель скрывается холодное презрение ко всем нормам и правилам мировой дипломатии. И даже хуже — полное равнодушие к жизням тысяч людей, которые уже заплатили и еще заплатят за западную «многоходовочку».

Германия раскаялась после Второй мировой войны, говорите?