Провалившийся «контрнаступ» украинских вояк имел одно принципиальное последствие геополитического плана. До декабря прошлого года европейские страны, похоже, всерьез верили, что ВСУ способны победить российскую армию и захватить Приазовье, Донбасс и Крым. Соответственно вся стратегия поведения в отношении как России, так и Украины исходила из этого прогноза.

Теперь ситуация кардинально противоположная. Никто вообще не верит в то, что Украине по силам наступать. Максимум ей ставится задача удерживать те территории, которые пока находятся под ее контролем. Но это — именно максимум. А так, добрые соседи, с которыми украинцы так жаждали слиться в одном пространстве, уже вовсю обсуждают, как правильно нарезать украинский пирог.

«Если государственность Украины прекратится, то мы будем претендовать на Закарпатье», — объявил глава венгерской правой партии «Наша Родина» Ласло Тороцкаи, выступая на съезде перед своими сторонниками.

Более крупные политические силы Венгрии пока на этот счет не высказываются, но пробный камень уже вброшен. И реакция оказалась удовлетворительной. Никаких бурных возмущений так и не последовало.

В Закарпатье венгры составляют до 12 процентов населения, самая крупная их община живет в Береговском районе. Претензии на эти земли Венгрия подкрепляет историческим прецедентом — в ноябре 1938 года решением Венского арбитража были утверждены ее права на Кошицы, Комарно, Ужгород и Мукачево, а в марте 1939-го в Закарпатье вошли венгерские войска и присоединили к стране эту территорию.

Венский арбитраж и его последствия были отменены итогами Второй мировой войны. Однако эти самые итоги Европа сейчас активно пересматривает, вычеркивая отовсюду роль Советского Союза. Такими темпами вполне может дойти и до возвращения Венгрии Закарпатья.

Еще одни интересанты в разделе Украины обнаружились в Румынии.

«Мы не будем по-настоящему суверенными до тех пор, пока не реинтегрируем румынское государство в его естественных границах! Южная Бессарабия, Северная Буковина, Земля Герца, Закарпатье — все, что было и есть часть румынской нации, должно вернуться в пределы границ одного и того же государства», — заявил лидер румынской партии AUR Клаудиу Тырзиу.

Причем он подчеркнул, что обладание этим землями даже важнее членства в НАТО. Так что если встанет вопрос или-или, то надо послать атлантистов куда подальше.

Интересно, что румыны тоже облизываются на Закарпатье. Впрочем, воевать за него с венграми они точно не будут, там всегда найдется возможность для компромиссного раздела.

Осенью прошлого года на ту же тему высказывалась и румынский сенатор Диана Шошоакэ. Она обратилась к приехавшему в Бухарест Зеленскому со следующей фразой:

«Господин президент, хотите поговорить с румынским сенатором про румынское меньшинство Украины? Посмотрите, это карта, настоящая карта Румынии, уважайте, пожалуйста, наших румын на Украине… Верните наши территории, уважайте румын и их язык».

Не будем забывать и про Польшу, где идея возвращения Львова (как минимум) уже давно циркулирует в общественном мнении. Громких заявлений на этот счет от действующих политических партий пока нет. Но все прекрасно понимают, что если дело реально дойдет до раздела Украины, именно поляки непременно постараются ухватить себе самый жирный кусок.

Честно говоря, в такой ситуации самый надежный способ для Киева сохранить в неприкосновенности хотя бы ту часть Украины, которая еще осталась, это немедленно подписать мирный договор с Россией и вступить в Евразийский союз.