Где собака зарыта. Нужны ли кладбища для домашних животных?

«Наша Манечка, ум. 20.10.14», «Джек, ротвейлер, 2013», «Британец Энрике, 2010 — 2016». Собаки, да и прочие четвероногие питомцы, с каждым годом все больше друзья человека. И уже хочется не только обращаться достойно с близкими сердцу созданиями, но и прощаться, уж простите за каламбур, по–человечески. Кладбищ для домашних животных нет, и в ближайшем будущем они едва ли появятся, потому закапывают умерших собак и кошек их хозяева где придется, обозначив место памятной табличкой.

Урочище Семень под Гомелем — территория, охраняемая государством. В августе 1941 года здесь держали оборону гомельские ополченцы и 2–я рота 53–го Ченковского полка НКВД. Двое суток кровопролитных боев, почти две тысячи погибших… Следы осыпавшихся окопов сохранились в урочище до сих пор. Возможно, это и привлекает владельцев бимов и джеков. Очень уж удобно зарывать почившего питомца при подобном рельефе… Не останавливает ни совесть, ни то, что это прямое нарушение закона. Сейчас под снегом захоронений особо не видно, но летом здесь лежали цветочки, из земли торчали таблички, а порой особо горюющие хозяева отгоняли от могилок волонтеров, намеревавшихся привести территорию в порядок.

Пока я месила ногами снег, пытаясь отыскать следы захоронений, возле урочища остановилась машина.

— Здесь никого хоронить нельзя! — прикрикнул на меня водитель лет сорока.

Развела руками, показав отсутствие трупа животного и лопаты. Да и пора года не особенно вызывает желания долбить мерзлую землю. Снег хорошенько спрятал следы былых прощаний с домашними питомцами. Нашелся лишь отлетевший от какого–то дерева файл с распечатанной грустной мордочкой Джульетты. Немецкая овчарка умерла в декабре.

Признаться, про Семень я узнала совсем недавно. В моем окружении главным местом для захоронения животных всегда считалось «где–нибудь в районе Осовцов». Или в каком–нибудь другом удобном месте — подальше от дороги. Само действо ни у кого обычно не вызывает вопросов. А что еще делать с умершим домашним питомцем? Очень редко люди вспоминают о том, что процесс этот — незаконный.

«Правила содержания домашних собак, кошек, а также отлова безнадзорных животных в населенных пунктах Республики Беларусь», утвержденные постановлением Совета Министров № 834, четко определяют: хоронить животных можно только в местах, предназначенных для этих целей. И вырытая в соседнем лесу ямка к таковым не относится. В Кодексе об административных правонарушениях есть статья для тех, кто не будет следовать букве закона. Закапываешь собаку под кустом — получи штраф от 1 до 15 базовых. А как иначе? Беспорядочные захоронения домашних животных представляют опасность. Никто не контролирует, от каких болезней они умерли, далеко ли захоронение от грунтовых вод. Трупный яд может попасть в реку, колодец, озеро, соседнюю лужу, из которой потом попьет здоровый пес. Некоторые болезни опасны и для человека…

Другое дело, что отслеживать скорбящих нарушителей сложно, говорит первый заместитель генерального директора предприятия «Гомельское городское ЖКХ» Григорий Туровец:

— Нужно поймать их на месте правонарушения. А это почти невозможно.

Местные власти предлагают варианты для прощания с домашними животными. Из имеющихся — скотомогильники и так называемые утильзаводы. Безопасно, но не очень душевно. Григорий Туровец рассказал, что найденные на улицах трупы животных и павшую сельскохозяйственную живность отправляют на кремацию в поселок Большевик — на Гомельский белково–жировой завод. В год это предприятие перерабатывает тонны «сырья» и выпускает технический жир и мясокостную муку — белково–минеральный корм для животных.

Владельцев домашних питомцев в Гомеле ждет предприятие «Спецкоммунтранс». Если хомячка, собачку, котика усыпили в ветлечебнице, их могут забрать там и сдать в спецорганизацию без участия хозяина. В ином случае на вопрос о последнем пути ветеринары устало отвечают:

— Захоронением не занимаемся. Наша задача — живым помочь.

Остальным везти умерших животных в «Спецкоммун-

транс» придется самостоятельно. Гомельчанка Екатерина Мартыненко недавно пыталась достойно проводить в последний путь любимого хомячка Пуфа. В «Спецкоммунтрансе» труп принять согласились, правда, видом животного не поинтересовались, да и сочувствия по поводу его ухода в лучший мир проявлять не думали. Консультирующая по телефону работница сухо сообщила, что погибшие животные принимаются строго до 12.00:

— Стоит 9 рублей. Уже завтра подвозите.

— А что вы с ними делаете? — сквозь слезы пыталась спросить Екатерина.

— Сжигаем.

— А с пеплом что?

— Ничего, нам он не нужен.

— А забрать можно?

— А как вы его заберете? Мы всех животных везем на кремацию в Буда–Кошелево. Что там делают, не наш вопрос. Все, девушка, мне некогда, везите труп.

Проблемы решило бы легальное кладбище домашних животных, считает лидер волонтерского зоодвижения «Подари им шанс» Светлана Лаппо:

— И не нужно даже бесплатных могилок. Уверена, многие хозяева не будут против заплатить за то, чтобы похоронить питомца цивилизованно. Достаточно желания местных властей. Кто–то должен выступить с инициативой.

Заместитель генерального директора предприятия «Гомельское городское ЖКХ» Григорий Туровец смотрит на такую перспективу без оптимизма:

— В ближайшем будущем кладбище для домашних животных в Гомеле не появится. Это очень непростой процесс. Нужно отвести специальный участок. А кто будет оплачивать содержание? На такое кладбище нужно много средств.

В Гомеле столь масштабных нелегальных кладбищ, как в Минске — с оградками и обилием гранитных памятников, нет. Но в окрестностях, а порой и во дворах многоэтажек закопано уже приличное количество умерших котов, собак, хомячков и морских свинок. У нас очень низкая культура обращения с животными, считает Светлана Лаппо:

— Но когда–то и мы, возможно, начнем относиться к животным уважительно, а не как к биоматериалу.

СБ

[customscript]postcode[/customscript]