Пандемия коронавируса – не первая напасть, которая представляла угрозу для всего человечества. В историческом прошлом у людей найдутся в запасе воспоминания о чуме, испанке, холере, оспе.

Белорусский политолог, публицист Вадим Гигин в интервью СБ Беларусь сегодня высказал свое мнение по поводу коронавируса. «Опыт показывает, что паника и психоз в таких ситуациях только усугубляют положение. Поэтому белорусский лидер призывает людей к спокойствию и солидарности, наблюдая в мире опасность массового психоза. Сегодня людям советуют придерживаться определенных правил, которые помогут им в сложные времена», — высказал свое мнение Вадим Францевич.

Еще Пушкин наставлял соотечественников в своих стихах, призывая их в подобной ситуации к самоизоляции: «Как от проказницы Зимы, запремся также от Чумы!». Теперь заболевание, от которого стоит укрыться и запереться на надежный замок является COVID‑19. Уже понятно, что он войдет в историю человечества, главное, чтобы не под знаком самого разрушительного вируса.

Человечество до этого с ужасом вспоминало времена разгула бубонной чумы XIV века да эпидемию гриппа, которая унесла жизни миллионов людей, и которую прозвали в народе «испанка». Тогда вирус быстро распространился из-за передвижения больших человеческих масс в период Первой Мировой войны.

Но существуют исторические документы, которые говорят, что наиболее разрушительной для человечества была эпидемия VI века под названием: «Юстинианова чума». Она уничтожала людей на протяжении столетия. Тогда, по мнению историков, вымерло более 100 млн. жителей Земли. Правда на этот счет спорят до сих пор, так как в исторических документах изложены противоречивые факты как о количестве людей в мире на тот период, так и о самих жертвах.

Эпидемия «испанки». 1918 г.

Интересно, что эти беды не приходили одни сами по себе они непременно сопровождались либо войнами, либо климатическими изменениями. Например, Юстинианова чума была во время небывало резкого похолодания, которого не наблюдалось многие сотни лет. Это время позже назовут Малым ледниковым периодом. Тогда вьюжило даже в обычно солнечном и жарком Средиземноморье. Природным катаклизмам сопутствовал Великий голод. Ученые предполагают, что крысы, бежавшие от холода, и разнесли по миру чумную палочку. Тогда сам человек мало влиял на природу и понятия не имел о парниковом эффекте, о промышленном буме, и прочих прелестях цивилизованного общества.

Но и тогда люди были подвержены информационным вбросам и психологическим атакам, которые сегодня успешно используют в информационной войне. Чтобы посеять страх и панику не обязательно владеть компьютерными технологиями и иметь интернет.

Так, эпидемия чумы 1092 года в Полоцке обросла слухами, фейками и выдумками киевских летописцев. Фактически ее причиной стали рынки невольников, которых пригоняли из разных концов света. Самым большим в Восточной Европе был рынок Друцка. Но даже в летописях писалось, что виной всему бесы, гулявшие по Полоцку, которые общались с половецким князем Всеславом Чародеем – личность которого сама по себе считалась мистической.

Но география вируса говорит о том, что он пришел по торговому пути «из варяг в греки», возможно, из того же Киева. Смертельная болезнь держала Европу в панике. Там во всем обвинили генуэзцев, которые построив корабли, сновали из порта в порт, доставляя товары с Востока. Молва говорила, что именно на этих кораблях путешествовали чумные крысы.

Но жажда быстро найти и наказать виноватых, поставила под подозрение всех людей, которые хоть чем-то отличались от среднестатистического человека. Это могли быть люди другой национальности, другой веры, просто внешне непохожие на местное население, наконец, просто толстые или худые. Даже внешние увечья были поводом заподозрить в этих людях разносчиков инфекции.

Такие слухи находили отклик в душах измотанных эпидемией людей и постоянно приумножались ими. Любой порошок или мазь в руках человека вызывал подозрение, и людей ни за что вешали, пытали и сжигали на кострах.

Сегодняшняя ситуации уже начинает напоминать период далекой истории. Пока спор идет в масштабах целых стран. Их руководство обмениваются взаимными обвинениями, подозревая друг друга в изобретении и распространении вируса. Все чаще Запад вслед за Трампом называет вирус китайским. И все громче звучат обвинения в преднамеренности его попадания на территорию США и Европы.

Как тут не вспомнить «испанку», которая, кажется, должна носить такое название по аналогии с китайской пандемией. Но тогда болезнь не имела ничего общего с этой страной. Просто о ней молчали в соседних государствах, а Испания вдруг заговорила во весь голос. Американцы, недолго думая, повесили на новую эпидемию ярлык «испанки», растиражировав его с помощью собственных СМИ.

Часто эпидемии становятся переходным этапом к другому мироустройству, к другим ценностям в области культуры и искусства. Так, Юстинианова чума положила конец миру античности, сменив его целой эпохой мрачного Средневековья. В то время Европа окунулась во времена варварства. Но без этого темного периода не было бы эпохи Возрождения и Реформации. Чума подорвала престиж католической церкви, которая не в силах была справиться с ней.

Как скажется сегодняшняя пандемия на жизни общества – говорить рано. Но непременно произойдут сильные изменения. Они коснуться экономики, где уже сегодня некоторые отрасли исключены из жизни людей из-за ненадобности или по необходимости. Скажется пандемия и на политической жизни в странах, где уже сегодня меньше демократии, а выборы отложены до лучших времен. Жизнь общества корректируется болезнью, когда нельзя встретиться с друзьями, поехать на фестиваль, сходить в школу или институт.

Похоже, что цивилизация может пойти по иному пути развития, где на смену однополярному миру с его глобализацией придет многополярность и закрытость. На арену выходит Восточная Азия, которая явно собирается править бал в будущем. Именно она может возглавить эпоху интенсивного развития, которая непременно настанет после такого всеобщего спада. К тому же, пережитая беда, всегда вызывает прилив оптимизма и жизнелюбия. Выводит на новые высоты искусство и творчество.

Уже сегодня люди пытаются взаимодействовать через песню и танец, выходя на балконы и призывая откликнуться на свою инициативу соседей. Люди вспомнили, что живое общение действует более эмоционально и вдохновляющие. Своими эмоциями мы способны поддерживать друг друга, вдохновлять на активные действия, настраивать на то, что болезнь — временное явление, которое люди, сплотившись даже в изоляции, смогут победить.

«Пока сложно описать долгосрочные последствия COVID‑19. Но они, безусловно, будут. Экономический спад, отмена чемпионатов и фестивалей, крах туристического бизнеса, отмена выборов в некоторых странах — только первые горькие всходы. Цивилизация переживает новый поворотный момент своего развития. Однополярный мир сменяется многополярным, индустриальное сердце человечества перемещается в Восточную Азию, эволюционируют хозяйственные уклады… Но люди всегда остаются людьми. И любая эпидемия в нашей истории сменялась эпохой усиленного развития. Как правило, победа над болезнью порождала невероятную волну жизнелюбия и оптимизма, что отражалось и в произведениях искусства», — говорит Гигин.

«Кстати, многие европейские карнавалы содержат эпизоды, уходящие корнями как раз к периоду постчумной эйфории. Вспомним хотя бы знаменитую венецианскую маску «чумного доктора». Вот и сейчас планету захлестнула волна онлайн‑концертов, спектаклей, выставок. В странах, где введен тотальный карантин, полицейские устраивают концерты во дворах, по вечерам проводятся хоровые спевки «на удаленке». Новое испытание заставляет нас вспомнить о человечности, которая часто затирается в череде серых монотонных будней. Ведь мы такие слабые по своей биологической сущности, но такие сильные духом…», — говорит в своем завершении Вадим Гигин.

Источник