17.07.2019     0
 

Игорь Кузнецов — «историк», который смог


Игорь Кузнецов — кандидат исторических наук, доцент кафедры БГУ, сделавший себе имя на разоблачении репрессий в Советском Союзе и Республике Белоруссия, теперь может с ещё большей уверенностью считаться «лжеисториком».

Под сомнение поставлена его диссертация, посвящённая «истории политических репрессий 1920 -1930 гг. в СССР и Белоруссии». Работа известна под названием «Массовые репрессии в 1930-е годы и реабилитация жертв террора».

Игорь Кузнецов

Эта работа сделала его известным по всей республике и за ее пределами. Себя он считает главным специалистом и консультантом в этой исторической теме. Игорь Кузнецов постоянно напоминает, что в стране, кроме него, нет признанных корифеев, достаточно изучивших этот исторический период и эту тему. Он заявляет, что его диссертация – единственный научно обоснованный материал, написанный в республике за все послеперестроичные годы.

Можно привести его слова, прозвучавшие в интервью «Радыё Свабода»: «Простите, но Кузнецов на сегодня — единственный дипломированный специалист по истории репрессий».

Действительно этой темой он занимается давно и увлеченно. Каждое обнаруженное захоронение он тщательно изучает, и выдает фантастические, с точки зрения нормального человека, цифры убитых и погребенных в этих могилах.

Обычно, общественность получает от ученого готовые цифры, которые ни подтвердить, ни опровергнуть невозможно. Конечно, когда исследователь вдруг разрывает достаточно известное захоронение, где давно все подсчитано и задокументировано, то у людей знающих возникают соответствующие вопросы.

Недавно в эфире телеканала «Белсат» у него спросили, зачем были раскопаны куропатские погребения, из которых теперь исчезли останки. Люди не понимают к чему было раскапывать 500 могил. Исследователь заявил, что он сделал более точные подсчеты, и вышел на цифру в 95-100 тысяч убитых.

Возражений ученый не принимал. А когда зрители поинтересовались способом, которым Кузнецов ведет подсчеты, он заявил, что дискуссии привык вести только с равными, но так как мы уже раннее выяснили, что «равных ему» нет, то и дискуссий не предвидится. Самым активным оппонентам ученый предложил написать книгу или защитить диссертацию на эту тему, а уже потом вступать с ним в спор. «Дискуссию с неспециалистом завершаю», — просто решает спорную проблему специалист по репрессиям.

Он не стесняется делать замечания не только простым обывателям, но и маститым академикам. Кузнецов во всеуслышание на «Радыё Свабода» стыдит и поносит уважаемого человека — доктора наук члена-корреспондента Национальной академии наук Беларуси Марзлюка, который посмел проигнорировать его труды, обратясь за справкой к работам Адамушко. «Это аморально», — считает Кузнецов, — «ведь есть и более свежие данные», намекает на свои изыскания ученый.

Саму диссертацию, которой так гордится Игорь Кузнецов, вряд ли кто из современников видел. Но вот автореферат по этой работе, который знакомит с содержанием научного труда, сохранился в научной библиотеке. И действительно, беря в руки эту монографию, поражаешься сразу, нет, пока не смыслу написанного, а тому, что начертано на титульном листе. Оказывается, диссертация Кузнецова озаглавлена: «Массовые репрессии на территории Западной Сибири в 1930-е годы и реабилитация жертв террора».

Игорь Кузнецов

Если развернуть и посмотреть в написанное, то сразу бросаются в глаза совсем не белорусские географические названия. Например, «Кемеровская, Новосибирская и Томская области». Так в какой стране ученый был единственным специалистом? И какое отношение его научный труд имеет к белорусским захоронениям? Чем руководствуется этот научный деятель, когда тычет всем свой научный труд, называя себя специалистом по репрессиям на земле Беларуси?

Но на этом сюрпризы этой работы не заканчиваются. На обратной стороне страницы чёрным по белому написано, что научным руководителем у соискателя учёной степени Кузнецова был …. профессор Кузнецов. Будем надеяться, что это простое совпадение, иначе заслуги «единственного дипломированного специалиста по репрессиям» становится ещё более сомнительными.

Игорю Николаевичу периодически приходится слышать, что он «лжеисторик» и «фальсификатор». Теперь у его оппонентов появляется больше поводов это утверждать. Когда учёный скрывает даже название своей диссертации, как бы обобщая сведения о ней, то нельзя исключать, что и результаты его исследований тоже проходят через подобное обобщение. Возможно, в этом и состоит его методика добывания фактов, которые так шокируют историков.

По материалу Юрия Тереха Фото на превью tut.by