5 марта официальный белорусский правовой портал опубликовал законопроект «О ратификации Протокола о внесении изменений и дополнений в Соглашение между Правительством Республики Беларусь и Правительством Российской Федерации о реализации Программы военно-технического сотрудничества между Республикой Беларусь и Российской Федерацией до 2020 года».

Данный Протокол является своего рода подведением итогов реализации программы двустороннего сотрудничества России и Беларуси в военно-технической сфере за 2013-2020 год.

Напомним, соглашение о реализации Программы военно-технического сотрудничества до 2020 года было подписано 25 декабря 2013 года. Программой было запланировано более 60 мероприятий по проведению научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, поставкам, ремонту и модернизации продукции военного назначения в интересах силовых структур сторон, а также расширение связей между предприятиями и организациями военно-промышленного комплекса Республики Беларусь и оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации.

Как заявлял в 2013 году Роман Головченко, на момент подписания соглашения первый заместитель председателя ГВПК РБ, программа сотрудничества обещает самую тесную кооперацию оборонных комплексов двух государств.

Согласно программе ВТС в планах у союзников было создание к 2020 году целого ряда совместных предприятий – по ремонту и модернизации Ил-76 между «Белтехэкспортом», «Оршанским авиационным ремонтным заводов» и ОАО «Ил», по сборке российских многофункциональных вертолетов легкого класса на базе Ка-226Т «Ансат» в интересах силовых структур РБ (558 АРЗ и «Вертолеты России») и другие. Также в числе мероприятий на 2014-2020 год была запланирована сборка на МЗКТ российских легковых бронированных автомобилей типа «Тигр».

Однако, согласно Протоколу о внесении изменений и дополнений в Соглашение, эти планы реализованы не были – все мероприятия по интеграции предприятий оборонно-промышленного комплекса России и Беларуси исключены из программы военно-технического сотрудничества. Протоколом также исключены мероприятия по созданию автоматизированной системы управления мотострелкового батальона (мобильная), производству и поставке комплекса радиационной, химической и биологической разведки и модернизации танка Т-72Б. Помимо этого вычеркнут целый ряд мероприятий, связанных со сферой технического нормирования, стандартизации и каталогизации оборонной продукции.

Что изумляет, так это то, что было исключено создание автоматизированной системы обмена информацией между ГВПК Беларуси и Федеральной службой по ВТС в рамках реализации Договора между Республикой Беларусь и Российской Федерацией о развитии военно-технического сотрудничества. Разве может быть нормальным сотрудничество, если отказались от системы, которая направлена на его развитие?

Есть и четыре дополненияв Программе, среди которых «Изготовление и поставка средств и систем зенитного ракетного комплекса «Бук-МБ» в третьи страны», исполнители «ОКБ ТСП» с белорусской стороны и ряд организаций России (Рособоронэкспорт, Мытищинский машиностроительный завод, 60 арсенал, Концерн воздушно-космической обороны «Алмаз-Антей» и др.).

Анализирую программу сотрудничества, можно добавить, что кроме перечисленного также не были реализованы мероприятия по поставке продукции (услуг) военного назначения из Российской Федерации в интересах Республики Беларусь. В частности, в интересах МО РБ многофункциональных истребителей МиГ-29М/М2 и разведывательных комплексов «Дозор-Э» с беспилотными летательными аппаратами «Дозор-90Э».

Подводя итоги реализации данной программы, можно сказать, что из более чем 60 запланированных мероприятий выполнены менее половины, что свидетельствует о довольно низком уровне военно-технического сотрудничества Москвы и Минска. Будем откровенны, зачастую белорусских оборонщиков не пускают на российский рынок и ставят всевозможные препятствия. И это при том, что развитие и укрепление военного и военно-технического сотрудничества в перечне основных национальных интересов двух стран.

Падение уровня кооперации продолжается, и это негативно сказывается на укреплении обороноспособности не только каждой из стран, но и Союзного государства.

Спад объема кооперации оборонных предприятий вынуждает представителей оборонного комплекса Беларуси диверсифицировать рынки экспорта и осваивать производство новых образцов техники. Получается это не так быстро.

При этом, препятствуя попаданию белорусской продукции российские предприятия, со своей стороны россияне тратят колоссальные средства и время на разработку и серийное производство аналогичных образцов. Стоит заметить, что достичь поставленной цели в сжатые сроки удается не всегда. К примеру, колесные шасси МЗКТ по-прежнему являются основной платформой под монтаж вооружения и военной техники российского производства.

Политические амбиции берут верх над взаимовыгодными отношениями

Возвращаясь к Программе сотрудничества, особо внимание заслуживают мероприятия по оснащение соединений и воинских частей КСОР ОДКБ, в том числе и ВС РБ, современными образцами вооружения и военной техники – ни один из пунктов так и не реализован.

Вместе с тем, согласно Военной доктрине РФ до 2020 года укрепление системы коллективной безопасности в рамках ОДКБ и наращивание ее потенциала является одной из основных задач Российской Федерации по сдерживанию и предотвращению военных конфликтов.

Таким образом, складывается впечатление, что оценка важности мероприятий военно-технического сотрудничества между Москвой и Минском проходит исключительно через призму интересов Кремля. Своего рода рычагом политической мощи является поставка современных образцов ВВСТ союзникам по блоку. В этом вопросе Москву можно назвать монополистом, потому как разработка и производство современной военной техники и вооружений обеспечивается в основном российскими предприятиями ВПК, перевооружение в рамках единых стандартов перспективного оснащения вооруженных сил стран ОДКБ подразумевает их преимущественную ориентированность на российские закупки.

Говоря о перспективах сотрудничества Москвы и Минска в военно-технической сфере, как в рамках двустороннего сотрудничества, так и в рамках ОДКБ, то повышение уровня взаимодействия в настоящее время видится лишь при серьезном обострении военно-политической ситуации на западной границе Союзного государства.

Сергей Острына