Не отпускает тема с нашими инвалидами, цинично вышвырнутыми с Паралимпийских игр. Это, конечно, полностью за гранью любой морали. И для наглядности хотим перевернуть картинку.

Изгнание русских и белорусских инвалидов с Паралимпиады

Вот давайте представим, что в 2014 году Турция вторглась на Кипр. Не спрашивайте, как и зачем, сейчас не об этом. Просто представим сам факт — турецкие самолеты уничтожают военную инфраструктуру острова. Выдвигают к Никосии требования признать Турецкую республику Кипр и т.д. Россия с Кипром, в общем-то, всегда были в хороших отношениях, так что вряд ли Москве пришлось бы по вкусу такое поведение.

А теперь, внимание, вопрос. Можно ли представить, чтобы после этого Россия вышвырнула из Сочи турецких инвалидов? Да такого в самом бредовом сне не привидится. Никому даже мысли бы такой не пришло. Потому что это просто зашкаливающее кощунство.

Международный паралимпийский комитет, который сам понимает, что совершил нечто омерзительное, уже попытался переложить вину на спортсменов. Его президент Эндрю Парсонс заявил, что получил от некоторых сборных угрозы, что они не выйдут на состязания с россиянами. И поэтому решил снять сборные России и Белоруссии с Игр.

«Несколько НПК (национальных паралимпийских комитетов), с частью которых связались их правительства, команды и спортсмены, угрожают отказаться от участия в соревнованиях», — пояснил он в открытом письме.

Но это оправдание на самом деле еще глубже топит МПК. Потому что правильный ответ на такие угрозы был следующий: это ваши проблемы. Не выйдете — получите техническое поражение.

А иначе что мешает такой логикой пользоваться всем?

Русские и белорусы, например, могли бы заявить, что не будут состязаться с американцами, поскольку США повинны в гибели миллионов мирных жителей (что чистая правда, если вспомнить все их операции). Означает ли это, что МПК тут же выставит за дверь американских инвалидов? Разумеется, нет.

Получается, что налицо чистейшей воды расизм. Ну или нацизм, если хотите. И от него мировому спорту отмыться будет очень трудно.