12.10.2017     0
 

Как американские медиа 25 лет продвигают идею дезинтеграции Беларуси и России


Российско-белорусские отношения (как и американо-белорусские), на первый взгляд, не самый важный элемент американского общественно-политического дискурса, т.к. Белоруссия находится на периферии информационного внимания СМИ США. Но дать точный ответ о степени интереса заокеанских журналистов к аспектам взаимоотношений США, России и Белоруссии можно лишь после анализа основных публикаций по этой теме.

Российско-белорусский вопрос в прессе США зародился сравнительно недавно: на рубеже 1991–1992 годов. В самом начале 1992 года Генри Эллен из The Washington Post публикует статью «Привет, Белоруссия!», где проводит параллели между крахом колониализма и распадом СССР; каждый из этих процессов, по его мнению, сопровождался созданием новых государств с «интересными названиями».

Общее любопытно-настороженное отношение к только что созданному государству американские газеты выражали через сравнение Белоруссии с СССР. Фред Хэйт в 1992 году сообщал читателям:

«Столицей новой мирной нации в 10 миллионов человек является Минск. Этот город также — центр Содружества Независимых Государств. Это произошло, потому что другие бывшие советские республики считают его неугрожающим, невосприимчивым и полностью лишённым имперских амбиций. В этой степени город продолжает превосходно выполнять поставленную задачу. Везде в Минске видны признаки белорусской бережливости. Но в этом городе широких проспектов и грязных парков, полностью восстановленных после его уничтожения нацистами, с момента появления Содружества многое остаётся неизменным. Ленин, Маркс и Энгельс всё ещё доминируют на улицах и городских площадях. Многие люди всё ещё удивляются тому, что Беларусь является независимой страной, ведь практически вся её история — это истории или Литвы, или Польши, или России».

В самом начале 1992 года Генри Эллен из The Washington Post публикует статью «Привет, Белоруссия!»

Подобными статьями демонстрировалось определённое неверие в способность Белоруссии к осуществлению самостоятельной политики, её культурно-историческое ориентирование на более могущественных соседей и значительные «советские пережитки». Возможность возрождения СССР в той или иной форме постоянно рассматривалась американскими журналистами, и союз России и Белоруссии был наиболее частым сценарием. В The New York Times в 1992 году приводились слова заместителя министра обороны США по вопросам политики Пола Вульфовица о том, что Пентагон готов к ответным действиям при наиболее худшем сценарии: если совместные российско-белорусские войска (18 и 6 дивизий соответственно) начнут атаку прибалтийских государств. Вульфовиц отмечал, что для противодействия подобной угрозе в Польшу уже посланы дополнительно 5000 солдат НАТО и авиационные силы.

Но такие статьи — редкость в прессе США 1992–1993 годов. Больше всего американских журналистов волновали конкретные проблемы построения отношений с новыми государствами, в том числе с Белоруссией. Можно выделить несколько ключевых тем, которые были наиболее актуальными для Соединённых Штатов.

Первая тема — это проблема распространения ядерного оружия. И американским экспертам, и общественности было известно, что на территории Белоруссии находится часть советского ядерного арсенала, и в газетах обсуждался вопрос о его судьбе. 24 мая 1992 года в The New York Times вышла статья, где со ссылкой на российские СМИ указывалось, что бывшее советское вооружение будет вывезено из Белоруссии и США готовы оказать этому процессу всяческое содействие. Дополнительно отмечалось, что Украина и Белоруссия присоединятся к договору об ограничении стратегических наступательных вооружений. Но в другой статье этого же номера говорилось об определённом беспокойстве в США, что теперь Америка может столкнуться не с одной основной ядерной державой, а сразу с четырьмя. И даже если только одна из бывших советских республик — Украина или Белоруссия — откажется выполнять договорённость, то риск ядерной войны более чем велик, по мнению американских экспертов.

24 мая 1992 года в The New York Times вышла статья, где со ссылкой на российские СМИ указывалось, что бывшее советское вооружение будет вывезено из Белоруссии

Президент Буш, как указывает The New York Times, предлагает установить международный контроль над уничтожением или вывозом советских арсеналов из Белоруссии, т. к., на его взгляд, существует большая неопределённость в отношении соблюдения договорённостей (хотя белорусский министр иностранных дел Пётр Кравченко стремился развеять подобные сомнения). Об этом же писал Джеффри Смит из The Washington Post в начале 1992 года:

«Распространение передового оружия в третьем мире создаёт атмосферу порохового бочонка. Бывшие члены Варшавского договора почти наверняка потратят много времени (вероятно, по крайней мере, жизнь целого поколения), чтобы оправиться от десятилетий неумелого правления, разрушавшего их экономику и окружающую среду. Но есть и другой вопрос: являются ли территории бывшего Советского Союза (Украина, Белоруссия, Казахстан) носителями затяжных, жестоких внутренних конфликтов, такими как Ливан, Югославия или Северная Ирландия?».

Ответа у Смита не было, он считал, что развалившийся СССР заставляет менять и военное планирование, и внешнюю политику, и старые правила игры, т. е. нельзя игнорировать новые государственные образования и следует заняться становлением американо-белорусских, американо-украинских, американо-казахских отношений.

Крупнейшие газеты США в период 1992–1993 годов почти каждую неделю поднимали с очевидным беспокойством вопрос о советском вооружении в Белоруссии (а также на Украине), сознательно демонизируя проблему и рисуя перед гражданами перспективу ядерного апокалипсиса, если этот вопрос будет решён не в интересах США.

Однако оценки ядерного оружия в Белоруссии у американских журналистов сильно варьировались в этот период: от нескольких единиц до 248 ракет СС-18, СС-24, СС-25 с общим количеством зарядов до тысячи. Официальный Вашингтон, как отмечали СМИ, придерживался позиции, что все эти ракеты должны быть уничтожены независимо от того, будет ли оказана материальная и техническая помощь Белоруссии со стороны США. Хотя The Washington Post пишет, что американцы настолько заинтересованы в решении этого вопроса, что готовы предоставить помощь Минску или Москве очень оперативно. Эта дискуссия тесно связана со второй главной темой в прессе США относительно Белоруссии — экономической помощью новому государству.

В этой теме пресса США была солидарна в основном принципе: экономическая помощь должна осуществляться через мировые финансовые структуры, такие как МВФ и Всемирный банк. Журналист Стивен Мафсон в начале 1992 года писал, что МВФ и Всемирный банк готовы признать членство шести республик, уже признанных Соединёнными Штатами, — России, Украины, Казахстана, Беларуси, Кыргызстана и Армении. Мафон отметил, что Соединённые Штаты будут поддерживать членство в МВФ и Всемирном банке и других республик после установления дипломатических отношений. Должностные лица МВФ отказались комментировать, какую помощь могла бы получить именно Белоруссия. Пресса, в отличие от обсуждения первой темы — ядерного оружия, в вопросе о помощи Белоруссии не называла ни конкретных объёмов, ни сроков. Зато часто обсуждались в The Wall Street Journal, Chicago Daily Tribune, Boston Daily Globe необходимые для неё условия: предоставление Минском информации о золотовалютных резервах, проведение экономических реформ при непосредственных консультациях с экспертами из США, контроль над денежной эмиссией, допуск американских наблюдателей на промышленные объекты, а также главное: скорейшее уничтожение (опять же под международным, а не только российским наблюдением) ядерных вооружений.

Другим важным для прессы США условием направления материальных средств в Белоруссию стал вопрос о соблюдении прав человека. The New York Times по этому поводу писала: «Такие укоренившиеся ценности, как защита меньшинств, права эмиграции и уважение международных границ, должны соблюдаться в большинстве, если не во всех бывших республиках, признанных сегодня: Армении, Азербайджане, Белоруссии, Казахстане». Но о результатах, даже при выполнении всех условий, пресса США писала очень абстрактно: «Членство в фонде и Всемирном банке для Беларуси может позволить получить ей доступ к миллиардам долларов в займах на развитие, чтобы помочь сделать переход от централизованной к экономике свободного рынка».

Третья «белорусская тема» в СМИ США периода 1992–1993 годов — это налаживание новых отношений на государственном уровне. Об этом американские газеты писали меньше всего. Сообщалось лишь о назначении в Минск американского посла Дэвида Шварца — «ветерана Госдепартамента и славянских исследований».

Анализ периодических изданий США начала 1990-х годов показывает, что Белоруссия не была для американской общественности далёкой, забытой и ненужной страной. Наоборот, ярко выражен повышенный интерес к новому государству и правительству в Минске. Но этот интерес сугубо практический, даже утилитарный: позитивная риторика о Белоруссии продолжалась только до решения самого насущного для американской политики вопроса — о судьбе бывшего советского ядерного вооружения. Когда он был окончательно решён в выгодном для Вашингтона ключе, Минск практически исчез из выпусков ведущих газет. Большинство упоминаний Белоруссии становятся резко негативными, с набором журналистских штампов и эмоционально окрашенных образов: с середины 1990-х годов в СМИ США начинает формироваться теория о недемократической Белоруссии, «агрессивном режиме», «последней диктатуре в Восточной Европе». А возможная интеграция (на любом уровне) России и Белоруссии превращается в одну из основных «страшилок» для американских читателей.

В середине 1990-х годов пресса США практически забывает про Белоруссию, т. к. важнейшие задачи для американской политики были выполнены: угроза распространения ядерного вооружения или «нестабильности» в этом регионе Восточной Европы пропала. Определённые опасения американской прессы (The Wall Street Journal, Chicago Daily Tribune) вызывал процесс создания с 1996–1997 года Союза России и Белоруссии, а затем и Союзного государства. Но журналисты США расценивали результаты этого процесса как чрезвычайно долгосрочные, т. е. дело далёкого будущего.

Интересно отметить, что вторую жизнь оценочные суждения журналистов 1992–1993 годов получили в 2006–2017 годах, когда на страницах The New York Times появился ряд статей о президенте А. Г. Лукашенко, где указывалось:

«Президент Александр Лукашенко принял присягу в третий раз и сообщил Западу, что обвиняет его в подтасовке выборов. По словам президента, Белоруссия не попадёт под влияние «революционного вируса», который ударил по бывшим советским государствам. Беспрецедентные протесты оппозиции приветствовали его ошеломительную победу на выборах 19 марта, и появились сообщения о том, что отсрочкой первоначальной даты инаугурации 31 марта стала реакция шокированного господина Лукашенко. После 12 лет правления Лукашенко сталкивается с большим давлением со стороны Запада, перспективой новых протестов и повышения цен на газ из России, союзника Беларуси».

Таким образом, в прессе США снова актуализируется вопрос о правах человека: только в The New York Times за период 2006–2008 годов эта тема (с характерным повышенным вниманием к деятельности оппозиции и протестных движений) поднималась в 386 статьях. В этих материалах, опять как и в 1992–1993 годах, проводится идея о больших пережитках советской системы в Белоруссии и о задачах США оказать всяческое содействие по демонтажу данной системы и строя. И одновременно с этим поднимается старая проблема усиления военного сотрудничества России и Белоруссии. Весьма показательно, что при всех последних президентах США (Джордж Буш-старший, Билл Клинтон, Джордж Буш-младший, Барак Обама, Дональд Трамп) основные представления американских журналистов о политике Минска не претерпели серьёзных изменений.

sonar2050.org

comments powered by HyperComments

Социальные сети