01.12.2017     0
 

Как в Союзном государстве решают вопрос продовольственного суверенитета


Для жителей России сыры и колбасы, овощи и молочные продукты, консервы и масло из соседней Белоруссии уже давно стали эталоном качественных и недорогих продовольственных товаров, которые прочно завоевали место на полках российских магазинов и супермаркетов.

Сельское хозяйство и пищевая промышленность Беларуси развивает и приумножает всё лучшее, что было унаследовано от СССР, задавая самую высокую планку качества. Это, тем не менее, происходит при неизменной эффективности этих отраслей белорусской экономики, что позволяет по-прежнему бороться за кошелёк уже весьма привередливого российского потребителя.

Одним из залогов будущего развития сельского хозяйства обеих стран, России и Белоруссии, является семенной и племенной фонд отрасли. Именно этот фактор должно обеспечить создание совместных селекционно-генетических центров Союзного государства.

Программа создания этих центров была начата по инициативе белорусской стороны в 2016 году и в этом году вышла на финишную прямую — на прошедшей в Санкт-Петербурге встрече было принято решение, что селекционно-генетические центры будут созданы на базе научных предприятий двух стран. Планируется, что на первом этапе это будут центры по таким направлениям, как молочное скотоводство, свиноводство и производство цыплят-бройлеров.

Немного истории и теории

Современное сельское хозяйство невозможно без племенного скота и высококачественного семенного материала. Высокая продуктивность многих современных пород и сортов определяется так называемым гетерозисом — способностью гибридов первого поколения иметь повышенную жизненную силу от очень различающихся генетических линий своих прямых предков.

Явление гетерозиса было известно людям достаточно давно — можно в качестве примера привести мулов, гибрид лошади и осла, которые отличались высочайшей трудоспособностью и выносливостью, при весьма покладистом характере.

Однако мул является столь же наглядным примером и «оборотной стороны» силы гетерозиса — такой удивительный гибрид лошади и осла оказывается сам по себе бесплодным и мулов каждое поколение надо разводить от новых родителей материнской и отцовской породы.

В настоящее время практически все высокопродуктивные сорта подсолнечника и кукурузы, сои и рапса, породы свиней и куриц являются искусственно выведенными гибридами. В отличие от классических мулов они всё-таки способны давать потомство (иначе бы мы, пожалуй, не смогли бы использовать подсолнечное масло, полученное из гибридного подсолнечника), но вот уже во втором поколении сила гетерозиса у них пропадает начисто.   Семена, полученные из самого передового гибрида подсолнечника или кукурузы уже совершенно невозможно использовать для собственного семенного фонда — их урожайность будет даже хуже, чем у старых сортов, использовавшихся столетие назад.

Отсюда проистекает и печальная картина современного состояния семенного и племенного фонда сельскохозяйственных растений и домашних животных — практически высокопроизводительные гибриды в мире принадлежат десятку крупных селекционных и генетических концернов, в то время как классическая селекционная наука находится в упадке и медленно, но неотвратимо утрачивает ценные сорта и породы.

Ну, а расплатой за такой состояние дел является, по сути, долговая кабала сельхозпроизводителей, для которых ежегодная покупка семян, птенцов или телят становится грабительским налогом транснациональных концернов на их тяжёлый труд.

Программа собственных центров селекции

Министр сельского хозяйства и продовольствия Беларуси Леонид Заяц по итогам встречи, посвящённой созданию таких центров, озвучил предварительную программу и публичное обоснование такого рода начинания.

«Согласно поручению В. Путина и А. Лукашенко, наши эксперты разработали ряд документов по реализации программы создания селекционных центров. Кроме программы создания селекционных животноводческих центров, аграрные ведомства РФ и РБ реализуют программы по льну и топинамбуру», — отметил Леонид Заяц.

«В европейских странах возникли очень серьезные проблемы по эпизоотической ситуации — наблюдается птичий грипп, АЧС, блютанг и другие заболевания. Это небезопасно для нашего государства, поэтому надо сохранить достигнутое в секторе животноводства», — подчеркнул он.

Безусловно, позиция министра достаточно политически выверена — ветеринарные и фитосанитарные проблемы в странах Евросоюза могут негативно сказаться на продовольственной безопасности России и Белоруссии. Однако за текстом заявления министра остались два не очень приятных момента селекционного дела, унаследованные странами из предыдущего периода.

Во-первых, сама по себе программа создания селекционных центров подчёркивает очевидное — в России и в Белоруссии по многим направлениям произошёл провал в селекционной науке и технологии, утрачены многие компетенции и ключевые технологии, значительно сократилась производственная база селекционной работы.

Во-вторых, надо подчеркнуть, что такого рода негативные процессы происходили в прошлом не только из-за безалаберности или недостаточного внимания к селекционной работе — но и во многом в результате целенаправленных действий тех самых транснациональных корпораций, которые контролируют мировой бизнес торговли семенами и племенным скотом. Под знаменем «неэффективности» местной селекции на территорию Белоруссии и Российской Федерации осуществляли целенаправленную экспансию  западными гибридными формами, что и привело к столь же плачевным результатам, как и во многих западных странах, когда сельхозпроизводители являются заложниками владельцев гибридных сортов и пород.

Крайнюю степень такого рода процесса постепенной утраты семенного и племенного фонда, разрушения селекционных центров и упадка селекционной науки являет Украина, где последовательная либерализация сельскохозяйственного рынка погубила уже не только семенное или племенное дело, но и производство сельскохозяйственной техники, пестицидов и даже удобрений. Фактически, именно Украина представляет из себя негативный сценарий для будущего России и Белоруссии — страна, имеющая наибольшие мировые площади высокачественных чернозёмов, оказалась с сельским хозяйством, критически зависимым от импортных технологий и закупок.

Перспективы начинания

Конечно, критика столь полезного начинания сельскохозяйственных ведомств двух стран будет сопровождать данный проект. Связано это с тем, что любая программа разведения «чистых линий» растений и животных, необходимых для качественной селекционной работы и получения производительных сортов и пород, сама по себе убыточна или малоприбыльна. Чистые линии, в отличие от порождаемых ими гибридов, обычно ничем выдающимся не отличаются — в их генотипе важным является так называемое «генетическое расстояние», за счёт которого в гибриде возникают уникальные наборы сильных генов от очень различных родительских линий.

Более того, многие чистые линии и гибриды очень чувствительны к загрязнениям генетического материала — так, разведение подсолнечника или кукурузы предполагает на всех этапах селекционного отбора практически ручного и контролируемого опыления растений для создания уникальных гибридных семян. Столь же кропотливыми являются отбор и отбраковка племенного скота.

Громадные дивиденды семенная и племенная работа приносит лишь в рамках целой макросистемы — отрасли или государства, позволяя избежать грабительского налога «на семена». В силу этого селекцией сегодня занимаются либо транснациональные компании — либо же государства, которые понимают всю важность наличия собственных сортов домашних растений и пород скота.

И, отрадно, что Россия и Белоруссия — в числе этих прозорливых стран.

Алексей Анпилогов

comments powered by HyperComments

Социальные сети