10.06.2019     0
 

Камень интеграции


На фоне продуктивных переговоров Беларуси и России по строительству Союзного государства белорусская оппозиция судорожно пытается вбить клин в сотрудничество двух сторон.

В октябре 2017 года депутат Палаты представителей от ОГП Анна Канопацкая запустила гражданскую кампанию «Вперед, Беларусь!». Пока что едва ли не единственным шагом «вперед» этой затеи является петиция к Президенту и Национальному собранию за выход Беларуси из Союзного государства, которую уже подписали целых 2300 человек.

Эта писулька гласит, что Договор о создании Союзного государства от 8 декабря 1999 года «ведет к потере реальных суверенитета и независимости Республики Беларусь, сохраняя лишь их формальную констатацию в Статье 6 Договора», и что «воля белорусского народа об экономической интеграции с Российской Федерацией, выраженная большинством избирателей (83,3%) на республиканском референдуме 14 мая 1995 года, реализована и закреплена членством Республики Беларусь в Евразийском экономическом союзе», а посему Президент и Национальное собрание должны денонсировать союзный договор.

Оба аргумента данного опуса явно нелепы. Если строительство Союзного государства ведет к потере реальных суверенитета и независимости Беларуси, то происходит удивительная вещь: СГ существует уже 20 лет, и все эти 20 лет Беларусь все теряет свои суверенитет и независимость и… никак не потеряет.

Не менее нелепо звучит заявление о том, что воля белорусского народа об экономической интеграции с Россией, выраженная большинством избирателей (83,3%) на республиканском референдуме 14 мая 1995 года, реализована и закреплена членством Беларуси в ЕАЭС.

Действительно, многие из достигнутого Беларусью и Россией в социально-экономической сфере в рамках СГ было перенесено в ЕАЭС — прежде всего, возможность безвизового въезда и отсутствие таможенного контроля, отсутствие ограничений при приеме на работу, необходимый набор медицинского и социального обеспечения, возможность получить образование и взаимное признание документов об образовании (кроме касающихся занятий педагогической, юридической, медицинской и фармацевтической деятельностью) в любой стране ЕАЭС.

Однако, это не значит, что Союзное государство полностью себя исчерпало. СГ в отличие от ЕАЭС — это не только про социально-экономическую, но и про военную, политическую, культурную и другие сферы.

Во многом благодаря созданию Союзного государства Беларусь и Россия являются ближайшими военно-политическими союзниками. Две страны оказывают поддержку друг другу в различных международных организациях и взаимно защищают позиции по множеству внешнеполитических вопросов.

В обмен на размещение двух российских военных объектов (радиолокационной станции «Волга» в Ганцевичах и 43-й узла связи ВМФ РФ в Вилейке) Россия поставляет Беларуси широкий спектр вооружений: стрелковое оружие, артиллерию, авиационную технику и средства ПВО. При этом большая часть поставок осуществляется на льготной или безвозмездной основе. Минск и Москва сформировали региональную систему безопасности, которая включает объединенную региональную систему ПВО и региональную группировку войск. Ежегодно Беларусь и Россия проводят десятки командно-штабных и полевых учений. В 2018 году была утверждена новая военная доктрина Союзного государства.

Кроме того, в рамках СГ функционируют общие органы двух стран — Высший Государственный Совет, Парламентское собрание Союза Беларуси и России, Совет Министров, Постоянный Комитет Союзного государства, занимающиеся всеми категориями вопросов.

ЕАЭС же изначально задумывался как чисто экономическая организация, в рамках которой будут обеспечены свободы передвижения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Поэтому государства-учредители ЕАЭС и перенесли в него только экономическую составляющую СГ.

Таким образом, Союзное государство, послужив фундаментом ЕАЭС, лишилось бо́льшей части своей экономической составляющей, но как более продвинутая интеграционная группировка служит для ЕАЭС ориентиром, к которому он со временем может «подтянуться». Поэтому на сегодняшний день эти два интеграционных проекта гармонично дополняют друг друга. Только если ЕАЭС достигнет степени интеграции, сравнимой или аналогичной белорусско-российской, СГ окажется дублирующей структурой и может быть поставлен вопрос о его упразднении.

Навряд ли Канопацкая как депутат Палаты представителей об этом не знала, раз утверждает, что хорошо осведомлена о деятельности ЕАЭС. Значит, она умышленно принижает значение СГ. Скорее всего, Канопацкая хочет одним выстрелом убить двух зайцев. Если допустить, что Беларусь внезапно выйдет из Союзного государства, то:

Во-первых, повиснет в воздухе огромное количество белорусско-российских соглашений, что может привести к коллапсу сотрудничества двух стран в политической, военной, культурной и других сферах.

Во-вторых, ЕАЭС лишится «маяка», к которому он может «приплыть» путем расширения интеграции на другие сферы по образцу ЕС.

Возможно, Канопацкая хочет убить и третьего зайца — сделать себе пиар перед приближающимися парламентскими и президентскими выборами. Так, в 2015 году тоже было так называемое движение за общенародный референдум, тоже собирали подписи, правда, где они сейчас — никто не знает.

Как бы то ни было, запуск этой петиции — откровенная провокация против продуктивных переговоров по углублению интеграции Беларуси и России в рамках СГ и развития ЕАЭС. На фоне заявлений нашего премьер-министра Сергея Румаса о схожести позиций Беларуси и России на 70% и Президентов обеих стран о поручении правительствам согласовать встречные планы действий по углублению интеграции до 21 июня наша оппозиция изо всех сил цепляется за последнюю соломинку, чтобы помешать укреплению белорусско-российского Союза.

Андрей Сыч