В середине девяностых годов на территории распадающейся Югославии шла целая серия ожесточенных войн между новообразованными государствами и сербскими меньшинствами, проживающими в каждом из них. Одной из самых тяжелых была война в Боснии и Герцеговине, продлившаяся три с половиной года.

На территории Боснии и Герцеговины, отколовшейся от СФРЮ в 1992 году, треть населения составляли этнические сербы. Провозглашение независимости БиГ они бойкотировали и начали создавать собственные органы власти. Это привело к началу силового конфликта, очень быстро переросшего в гражданскую войну.

Считается, что за время этой войны погибло порядка 100 тысяч человек, а беженцами стали свыше 2 миллионов. Уровень ожесточения с обеих сторон был крайне велик. Европа, впрочем, по своему обыкновению сразу стала проводить политику максимальной демонизации сербов и приписывания им самых страшных преступлений. Боснийские мусульмане, наоборот, представлялись в западных СМИ белыми овечками, которых ведут на заклание.

Но мы сейчас не об этом. Давайте присмотримся к тому, как и на каких условиях была закончена эта война.

Согласно Дейтонским соглашениям, республика Босния и Герцеговина была преобразована в сложное двусоставное государство. Она теперь разделена на две примерно равные по площади части, первая из которых называется Федерация Босния и Герцеговины, а вторая — Республика Сербская. В обеих есть свои отдельные президенты.

На всей территории государства установлены три официальных языка — сербский, боснийский и хорватский. В правительстве обеих частей установлены квоты на количество сербов, босняков и хорватов на министерских постах. Каждая часть живет, в общем-то, своей независимой жизнью, не вмешиваясь в дела соседей.

Естественно, обе стороны в ходе войны претендовали на гораздо большее. Но жесткие бомбардировки западной коалиции принудили их к компромиссу именно на таких условиях.

Дейтонские соглашения западная дипломатия всегда представляла, как высшую степень демократии и образец решения межнациональных конфликтов.

Почему бы не взять это на вооружение?

Было бы весьма разумно на любых предстоящих переговорах с Западом по судьбе Украины продвигать следующую позицию. Те территории, которые по российской конституции находятся в составе России, должны там и оставаться — воля народа священна. А вот остальную часть Украины следует превратить в аналог БиГ.

Это значит, что страна превратится в конфедерацию, состоящую из двух частей — Украины и Новороссии. В состав Новороссии могут войти Одесская, Николаевская, Днепропетровская, Кировоградская и Харьковская области. У каждой из этих двух частей будет свой президент. В обеих частях будут два госязыка — русский и украинский. Жить они будут максимально автономно друг от друга…

В общем, полный косплей Дейтонских соглашений. Самых демократичных в мире, по уверениям Запада. Они ведь сами придумали этот способ остановки военных действий.

А если Киев не согласен, американским самолетам придется его побомбить. НАТО ведь бомбило сербов, чтобы принудить их к Дейтону, пусть покажут еще раз, как это работает. Почему-то кажется, что после первой же американской бомбы, упавшей на Киев, Зеленский подпишет все что угодно.

И сразу настанет мир на этой многострадальной земле.