12.12.2017     0
 

Кому достанется квартира, если собственник умер, а наследников нет


В Гомеле одни желающие заполучить квадратные метры в новостройке выстраиваются в очередь, чтобы выцепить наиболее удобное для себя место. Другие постоянно мониторят выгодные предложения на вторичном рынке жилья. А третьи мечтают унаследовать заветные метры от дальнего родственника и не знать проблем с кредитами и очередями.

Но время от времени случается так, что собст­венник квартиры умирает, а прямых наследников, или других родственников, желающих получить дополнительные метры, нет. Корреспондент “Гомельскай праўды” узнала, какова дальнейшая судьба такого жилья и кто вправе на него претендовать. Квартира по улице Крестьянской, 40, ждет нового владельца Как это работает По правилам, потенциальному наследнику дается полгода на вступление в права собственности на недвижимое имущество. Для этого ему необходимо обратиться в нотариальную контору, а после зарегистрировать имущество в агентстве по государственной регистрации и земельному кадастру на свое имя.

Если ближайших родственников нет либо они никак не претендуют на наследство, право на владение жилплощадью переходит дальним. Но при условии, что они докажут кровную связь. По решению суда жилье считается выморочным, если собственник его умер и при этом не осталось наследников ни по закону, ни по завещанию, или от него отказались наследники, либо не имеют право наследовать. Но решение выносится лишь через год после смерти хозяина. Наследство может быть признано выморочным и до истечения отведенного срока, если расходы, связанные с охраной наследства и управлением им, превышают его стоимость.

Недвижимое имущество переходит в собственность горисполкома, затем УКСа или КЖРЭУПа, которые решают судьбу жилплощади. В присутствии представителей милиции, администрации района, коммунальных служб жилье вскрывают, описывают имущество и вывозят на хранение на склады. В дальнейшем квартира либо дом остаются ждать нового владельца. Найденыши Как правило, выморочных квартир в городе немного. Если и появляются, то по одной-две в год. Всего на данный момент в областном центре выморочным наследством считаются одна квартира в Советском районе и дом в Железнодорожном. Есть еще две свободные квартиры в Центральном районе, как, например, квартира по улице Крестьянской, 40. Но они уже прошли все процедуры и почти переданы в коммунальную собственность города.

В районе с 2013 года всего было восемь выморочных квартир. В админист­рации Новобелицкого района данных по рассматриваемой теме не нашлось. В Советском районе появилась квартира без собственника в марте прошлого года. В доме по улице Амурской, 14, проживала Зоя Павловна Ужакина. У женщины не осталось наследников, и никто из родственников, пусть и дальних, пока не объявился. В юридическом секторе администрации Советского района Гомеля пояснили, что поиск претендентов на получение квартиры среди родственников умершего собственника занимает много времени. Порой приходится обзванивать однофамильцев, чтобы найти нужного человека. Но чаще всего бывает так, что родственники объявляются под конец отведенного срока, забирают квартиру, сразу же продают и уезжают. Пять лет назад был случай, когда права на жилплощадь заявлялись спустя 15 лет после смерти владельца. Житель Санкт-Петербурга приехал в Гомель и потребовал вернуть частный дом, принадлежавший его родственникам. Разумеется, за такой период в нем уже обжились другие люди, поэтому ситуацию пришлось разрешать через суд. В итоге, несмотря на то, что дом уже находился в государст­венной собственности города, его вернули россиянину. Сумма долга с одной выморочной квартиры вместе с пеней может доходить до тысячи рублей в год Немного запутанной оказалась история с домом по улице Докутович.

Изначально поиски хозяина инициировало УКС города Гомеля, когда возник вопрос о сносе строения в связи со строитель­ст­вом нового съезда с моста. Оказалось, собственник в своем доме не живет уже долгое время. В агентстве по государст­венной регистрации и земельному кадаст­ру значилось, что мужчина умер, по документам в загсе — проживал в деревне в другом районе. Тогда в юридическом секторе администрации Железнодорожного района стали искать информацию о предполагаемом месте проживания, а заодно местонахождении ближайших родственников. Поиски нужной информации длились четыре месяца. Помогла в этом вопросе пожилая соседка пропавшего собственника. Она вспомнила, что у мужчины была дача где-то в Добруш­ском районе. В итоге выяснилось: хозяин переехал вместе с женой туда, где оба и умерли. Но п

Катарина Черных