18.09.2017     0
 

Мария Шарапова: «Я русская, чувствую это каждый раз, когда возвращаюсь в Гомель»


Отец и мать Марии Шараповой родились в Гомеле. Буквально за несколько месяцев до того, как родилась их дочь, они приняли решение уехать в Сибирь, чтобы избежать повышенного радиационного фона после аварии на Чернобыльской АЭС.

мария шарапова

Серьезные занятия теннисом маленькая Маша начала, когда ей было еще только 4 года. К этому моменту её семья уже переехала жить в Сочи. Тогда отцу Шараповой посоветовали, чтобы он отдал её в теннисную академию Ника Боллетьери, которая находится в Америке, штат Флорида. Так, с 700 долларами на руках, семья переехала в США, где отец брался за любые работы, чтобы у дочери была возможность учиться до тех пор, пока она не поступила в академию.

В своей автобиографии известная теннисистка рассказала о том, как относится к родине.

Шарапова: Я — русская

Мария Шарапова рассказывает, что многие у неё спрашивают, русской она считает себя или американкой. На что она отвечает, что может говорить на английском языке, как американка, а также прекрасно понимает все шутки, потому как детство ее и юность прошла во Флориде. Воспитанием девочки занимались не только родители или тренеры, но и американские фильмы и телевидение. Мария рассказывает, что её учителями были также хулиганы из телефильма «Малыш-каратист» и мудрые герои сериала «Семейка Брэди» – Майк и Кэрол. Она признается, что её юмор – это не Гоголь, а телесериал «Сайнфилд». Кроме того, на мудрость повлиял не Достоевский, а сериал «Полный дом».

Однако Мария говорит, что никогда не переставала чувствовать, что она – русская. Ведь это глубоко в истории и наследии семьи Марии Шараповой. Каждый раз, когда она приезжает в Гомель в гости к бабушке и дедушке, он чувствует, что русская. Также, это чувство возвращается, когда она приезжает в Сочи, чтобы повидаться со своими старыми друзьями. И ощущение это не отпускает её, когда она находится на турнирах в Москве.

Это язык, звуки людей на улице — не только голоса и манеры, но и наш менталитет, наш настрой. Мне сложно определить понятие «дом», потому что я живу, прыгая с места на место, но я понимаю, что такое дом, когда возвращаюсь сюда.

Мария признается, что здесь она чувствует защиту и понимание, когда нет необходимости в объяснениях. Поэтому, она с уверенностью говорит, что русская.

Я всегда знала это — каждую минуту своей жизни.