На встрече с главами парламентских фракций президент России произнес немало всего жесткого и хлесткого. Некоторые его фразы совершенно точно уйдут в народ. Но главным хитом, похоже, стали слова о том, что Россия еще ничего всерьез на Украине и не начинала.

еще ничего не начинали

Западные журналисты тут же ринулись стучать по клавиатурам, рождая все новые и новые толкования этой фразы. Что имел в виду Путин, задаются вопросом европейские эксперты. Ожидается ли новый и совершенно разрушительный по мощности этап операции на Украине? И что означает «всерьез»? Разве все, что было до сих пор, это шутка?

На самом деле слова российского лидера абсолютно прозрачны и могут быть превратно поняты только тем, кто живет в полном отрыве от реальности и вместо фактов пробавляется западными пропагандистскими мифами о событиях на Украине.

Мифы о спецоперации

В этих мифах Россия уже четыре месяца напрягает все свои силы и никак не может одолеть маленького, но героического соперника. Голиаф безуспешно борется с Давидом, истощая свои резервы и ресурсы. Вот-вот, уверяют они друг друга, у российского колосса подогнутся колени. осталось только-ночь простоять, да день продержаться. А потом…

А потом Украина как воспрянет да как заберет себе обратно и Херсон, и Донбасс, и даже Крым одной левой возвернет. И поставив ногу на броню дымящегося русского танка, продиктует условия мира. Поэтому, дорогой Зеленский, не веди никаких переговоров, мир должен быть достигнут в сильной позиции. Попадались такие фразочки в западной риторике? Конечно, попадались. Они только о том и твердят.

Слова Путина призваны вернуть наших, так сказать, западных партнеров, в реальность. В ту обычную реальность, где Россия по факту ведет борьбу армией мирного времени, весьма скромными силами.

Не надо смотреть в Википедию, где с какого-то перепугу соотношение противоборствующих сил обозначено так: 900 тысяч от России и 196 тысяч от Украины. В первом случае зачем-то берется вся российская армия, львиная доля которой стоит себе в местах своей дислокации и ни к какой операции на Украине отношения не имеет. А во втором не учтены все орды нацбатальонов, наемников, теробороны и т.д.

Киев уже в перманентном режиме проводит одну мобилизацию за другой, так что соотношение сил в итоге получается прямо противоположным. На всех фронтах вместе взятых Россия задействовала порядка 200 тысяч человек, а Украина, по разным оценкам, от 500 до 700 тысяч человек.

Спецоперация, а не война

В итоге российские войска нигде не имеют преимущества в численности, а воюют исключительно за счет качества и за счет подавляющего превосходства в воздухе и в артиллерии.

Почему так — это отдельная тема. Если кратко, то поставлена принципиальная задача не задействовать срочников, а воевать только профессиональной армией — контрактниками.

Мало того, в своих действиях Россия сознательно минимизирует огневое воздействие на украинские города. То есть американский сценарий, когда живая сила противника выкашивается в ноль вместе со всей гражданской инфраструктурой, с первого дня отвергнут как совершенно неприемлемый. Хотите посмотреть, как воюет США, найдите в интернете фотографии сирийской Ракки, которую американцы сравняли с землей, прежде чем зайти туда. Наша армия так не делает и не будет делать никогда.

Ну и наконец, не следует забывать, что у России имеется целый комплекс разных новинок мощного поражения, который может использоваться только при войне в «полный рост». Скажем, при реальном столкновении со странами НАТО. Именно на это и намекал Владимир Путин.

А Украина… Ну не зря же то, что там происходит, называется специальной военной операцией. Это она и есть. Серьезная война даже не начиналась.