Ревность. Это черное чувство полностью овладело Николаем. Не давало спокойно существовать. Жизнь без Ирины (настоящие имена изменены – прим. авт.), бывшей любимой женщины, которая его бросила, полностью потеряла всякий смысл. Почти год он предпринимал неоднократные попытки вернуть ее, но все оказалось напрасно.

Когда-то с этой женщиной он делил кров, знакомы они были больше десяти лет, а вместе прожили четыре года. Было и хорошее, но больше плохого. В первое время, когда сошлись вместе, ссор не было. Правда, в доме у них был беспорядок, часто собирались друзья, распивали спиртное. У Николая довольно сложный характер и это сказывалось на взаимоотношениях. Если что-то случалось не по его нраву, то он не мог сдержаться. Упрекал в том, что Ирина плохая хозяйка. Любил поучить жизни свою благоверную. А делал он это большей частью кулаками. Участковый не раз проводил профилактические беседы, но тот продолжал вести себя агрессивно по отношению к сожительнице, позже угрожал убить, если та не вернется к нему.

Еще и дико ревновал. Ему все мерещилось, что у той есть кто-то другой. Не хотел делить Ирину ни с кем. Что это было? Большая любовь или желание полной власти над беззащитной слабой женщиной? Сложно ответить. Ирина долго терпела, частенько ходила на работу вся побитая, в синяках. Жаловалась участковому, но заявления не писала, в этом была ее ошибка. Вместе с сожителем они часто употребляли спиртные напитки, затем ссорились и скандалили. Две дочери Ирины, которые жили отдельно, были против таких отношений, постоянно вмешивались в совместную жизнь матери и ее сожителя, уговаривали расстаться. Она неоднократно высказывала дочерям опасения за свою жизнь, говорила, что Николай угрожает убийством.

В какой-то момент терпение у женщины лопнуло. Она решила уйти от сожителя. Как раз к этому времени в соседней деревне освободился родительский дом. Это было спасением. Ирина переехала и наконец-то спокойно вздохнула. Но Николай не оставлял попыток возвратить свою сожительницу. Периодически, 1-2 раза в месяц он навещал ее, уговаривал вернуться. Ирина обещала, что выйдет на пенсию и переедет к нему, но он настаивал, что жить нужно сейчас, а не откладывать на потом. Ирина отвечала отказом, говорила, что боится дочерей. Так продолжалось около года.

Всякий раз Николай готовился к встрече с бывшей сожительницей, посещал сельский магазин, покупал конфеты, спиртное, садился на маршрутку и ехал мириться. У Ирины подруга работала в магазине и на ее счастье могла предупредить о визите незваного гостя. Чтобы не попадаться на глаза бывшему сожителю, Ирина каждый раз после звонка подруги уходила из дому, пряталась у соседей или уезжала к дочерям. Какое-то время ей удавалось избегать встреч, Николай возвращался домой ни с чем. Но потом у него закралось сомнение: что-то тут нечисто – и он решил поступить по-хитрому. В тот злополучный день Николай принарядился, зашел в магазин, как обычно закупиться сладостями. На вопрос продавщицы, куда это он такой красивый собрался, с радостью ответил, что сегодня едет в райцентр, а уже завтра собирается к своей бывшей сожительнице. Его уловка сработала. Подруга тут же позвонила Ирине и сказала ждать незваного гостя, но только завтра. Николай же поехал к сожительнице в тот же день.

По приезде сначала он направился к знакомой, которая жила рядом, с просьбой пойти вместе с ним и уговорить Ирину помириться. Но соседка отказалась, предпочла не вмешиваться в чужие отношения и предложила разбираться между собой самим. Встреча была для Ирины полной неожиданностью, ведь она рассчитывала, что тот будет завтра, и она успеет уехать к этому времени из деревни. Николай зашел в дом, предложил попить чаю с конфетами и обсудить дальнейшие планы на жизнь. Женщина отказалась, причину назвала такую – кончился газ. Попросила сходить в магазин за водкой. Николай, предположив, что пока он будет ходить за покупкой, Ирина спрячется от него, отказался. Предложил сходить вместе. Она не захотела. Тут как назло в дом зашел сосед и стал допытываться, с какой целью тот приехал. Николаю это сильно не понравилось, и он решил, что перед ним новый кавалер своей бывшей сожительницы. Ирина сильно волновалась, предчувствуя неладное, не находила себе места, ходила туда-сюда, то на кухню, то на улицу, Николай неотступно следовал за ней. Все это время женщина занималась в комнате хозяйскими делами – лущением кукурузы на семена. В руках держала нож. Позже в своих показаниях Николай будет оправдываться, дескать, Ирина с этим самым ножом шла на него в дверном проеме. Он, думал, что она собирается броситься с ножом на него. А так как уже наступил вечер, свет не горел, и было плохо видно, то он испугался и схватил на кухне другой нож. С целью самообороны он нанес единственный удар в шею женщине, ставший смертельным, попал в сонную артерию, вследствие чего от острой кровопотери Ирина скончалась почти мгновенно.

Как все произошло на самом деле, не ясно. Никого рядом не было. Сосед в тот момент находился в комнате, а случилось все на кухне, но, когда он увидел кровь на полу возле печи и лежащую Ирину, понял, что произошло что-то нехорошее. Пытался схватить гостя, но тот вырвался и убежал. Николай сильно испугался, выскочил из дома, выбросил нож, побежал по улице, стал спрашивать жителей деревни, где живет участковый. Ему сразу же признался в совершенном преступлении, однако оправдывался, говорил, что все произошло случайно.

Приехала скорая и милиция. На месте происшествия перед очевидцами предстала страшная картина. Потерпевшая лежала на кровати. Вся постель, одежда были пропитаны кровью, ее брызги и следы были повсюду. Фельдшером скорой помощи при осмотре было установлено, что артериальное давление, пульс отсутствовали. Наступила биологическая смерть в результате одиночного колото-резаного ранения боковой поверхности шеи с повреждением сонной артерии, с последующим массивным кровотечением, приведшим к острому малокровию организма. Кстати, после такого ранения человек может непродолжительное время совершать простые действия: передвигаться, разговаривать, звать на помощь. Это может продолжаться от нескольких десятков секунд и даже минут.

Вот так, по глупой случайности, трагически оборвалась жизнь человека. Хотя обвиняемый и утверждал обратное, однако анализ имеющихся доказательств по делу позволил суду сделать однозначный вывод о наличии у того прямого умысла на лишение жизни своей бывшей сожительницы.

Всесторонне исследовав и оценив собранные по делу обстоятельства, суд признал полностью доказанной вину Николая в умышленном противоправном лишении жизни другого человека (убийстве). Таким образом, по данному преступлению предусмотрено наказание по ч. 1 ст. 139. УК Республики Беларусь. Смягчающим обстоятельством суд признал чистосердечное раскаяние в совершенном преступлении. Наказание назначено в виде 10 лет лишения свободы в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

Источник