09.11.2017     0
 

Не ляпай, и не судим будешь


Сплетня-утка про улицу Пушкина, кости на Сожской, домыслы о газете: за всё пришлось ответить. Экономический суд Гомельской области удовлетворил иск «Гомельскай праўды» к так называемому гражданскому активисту Сергею Ляпину.

Публичный жест от Сергея Ляпина

Напомним, первым иск в суд подал именно Ляпин — на нашу газету и автора этих строк. За некорректную, по его мнению, статью под заголовком «Ляпнул раз, ляпнул два… Всё неймется» («Гомельская праўда» от 20 мая этого года), всё содержание которой принял на свой счет. Дело рассматривалось в суде Железнодорожного района г. Гомеля. В статье он фигурировал как безработный архитектор, автор и распространитель слухов, неутомимый борец со всеми начинаниями властей в сфере градостроительства. Ляпин взывал к защите чести, достоинства, деловой репутации, но суд его доводы не убедили. Вердикт — в иске отказать. Ляпин подал кассационную жалобу, но она была не удовлетворена. Решение вступило в законную силу.

Упомянутая статья, как ни крути, основана на фактах и написана, что бы ни говорил истец, вовсе не о нем. Центральной темой был интернет-троллинг — это когда кучка диванных специалистов раздувает в Сети скандал вокруг любого проекта властей. Прячась за никами, интернет-всезнайки критикуют всё и вся, смакуя детали, а их высосанные из пальца опусы формируют негативное общественное мнение. Наивный интернет-пользователь верит троллям: так, увы, устроено общество. В итоге остаемся без нужных (как позже оказывается!) парковок, магазинов, дорожных развязок, подземных переходов и т. д. и т. п.

Снаряды из уток

Ляпина можно назвать подносчиком снарядов для троллей. Не под ником — под собственным именем он выкладывал в сеть информационные утки: лакомое блюдо для интернет-провокаторов. Одно из них — сплетня про расширение улицы Пушкина в Гомеле. Оно никем и никогда не планировалось, но ложь получилась складной — поднялся шум. Некие активисты даже провели поквартирный сбор подписей за отмену проекта, и, как следствие, встревоженные жители улицы завалили горисполком письмами и звонками. После официального опровержения информации Ляпин ловко обозвал свою ложь всего лишь «действием на упреждение». Изворотливо.

Улица Пушкина в Гомеле самодостаточна и в реконструкции не нуждается

Еще одна утка — еврейское кладбище на месте строительства жилого многоквартирного дома по улице Сожской, в черте гомельского парка. Взявшись за пустырь, застройщик решил не рисковать и провел пробное шурфирование грунта, на которое пригласил членов иудейской общины. Костей и могильных плит не нашли. Еще бы — кладбище значилось упразд­ненным в начале прошлого века, границы его четко не прослеживались. Вдобавок на месте строительства полвека стояло здание больницы, а до него были конюшни. Однако спустя несколько дней после шурфирования в Сети вышла публикация Ляпина, не оставляющая сомнений: дом строят на костях! Прилагались фото самих останков, разбросанных по котловану. Откуда они взялись? Почему их не заметили при шурфировании? Неужели подбросили? Эксперты заявили о главном: кости не принадлежат человеку.

Критики бдят

Сенсация с костями, конечно же, могла навредить проекту на Сожской. Но застройщик обратился в суд с иском о защите деловой репутации и добился удаления ложной статьи Ляпина с интернет-ресурса, на котором появилась утка. Было доказано, что наличие захоронений на месте стройплощадки — не более чем очередные измышления Ляпина. Иными словами, фантазии. Но имеющие четкую цель: похоронить проект застройщика в глазах общественности. Не обратись тот в суд, скандирование троллей «На кос-тях! На кос-тях!» продолжилось бы. Ляпин и на сей раз не согласился с решением суда и подал апелляцию. Ее суд не удовлетворил. Решение вступило в законную силу.

Строительство дома на Сожской идет своим ходом

Обидело Ляпина и упоминание в моей статье истории с улицей Парижской Коммуны, как еще одного примера неуемной «контрольной» деятельности мнимых активистов. Благодаря их напористости старые дома с гнилой резьбой по дереву получили в Минске статус культурной ценности. У самих жильцов никто и не спросил о желании иметь такой статус. Пенсионеры мечтали о сносе с прошлого века, но теперь должны содержать дома в определенном порядке и без права на ремонт по своему усмотрению. В числе тех самых радетелей за сохранение наследия супруга Ляпина — Мария Ляпина-Булавинская, историк по образованию.

Когда-то резьба на домах по улице Парижской Коммуны радовала глаз. Теперь стала предметом судебных разбирательств

Эта чета успела прославиться неусыпным бдением над стройками Гомеля. Под их истеричную критику неизменно попадают проекты по расширению улиц в центре, строитель­ству подземных переходов, парковок. На словах они пекутся за комфортную городскую среду, на деле — отвергают любые изменения в историческом центре Гомеля. Предположим, их устраивают автомобильные пробки и столпотворения пешеходов на перекрестках. Предположим даже, им наплевать, что после реконструкции Кирова и строительства новых подземных переходов на Барыкина и Интернациональной резко снизилось число ДТП, в том числе с участием пешеходов. Но почему, объясните, именно ИХ точка зрения должна учитываться градостроителями? Из-за наличия дипломов архитектора и историка? Или нахрапистости?

Позиция Ляпиных крайне однобокая — только против. Как бы ни старались городские архитекторы, угодить этой парочке невозможно. У них принцип: не нравится всё.

Точка зрения над урной

Оскорбленный статьей Сергей Ляпин мог бы просто предъявить иск к газете и, как принято, ждать решения. Но, как персона медийная, сделал это с куражом и помпой. На сайте «Сильные новости» вышла публикация с фото, на котором улыбающийся Ляпин держит номер «Гомельскай праўды» над урной для мусора. Под снимком текст с нелицеприятными высказываниями в адрес газеты.

На этот раз иск в суд о защите деловой репутации подала «Гомельская праўда» — к Ляпину и интернет-порталу.

С «Сильными новостями», впрочем, было заключено соглашение о примирении. Наша редакция осознанно пошла на этот шаг. После начала тяжбы «СН» проявили корректность, исключив всякого рода комментарии по делу в суде. В то время как на отдель­ных сайтах сторонники Ляпина с остервенением поливали «ГП» грязью.

На суде Ляпин говорил, что разместил фото с газетой над урной на своей странице в соцсети, не претендуя на то, что его растиражируют интернет-ресурсы. Странно это слышать, ведь различные сайты размещали то же фото, но… в разных ракурсах. Несложно догадаться, кто подбрасывал им снимки из оскорбительной фотосессии. В скором времени в Сети появился определенный хэштег, по которому можно было быстро найти целую подборку публикаций против «Гомельскай праўды». Грязь лилась туда непрерывным потоком.

Кульминацией стал приход клоунов-блогеров в нашу редакцию, после которого в интернете появился ехидный ролик. Этот визит был очевидной провокацией — попыткой устроить очередной скандал. Хотя клоуны и сами признали: выпроводили их на сей раз вполне корректно.

В этой истории крики о свободе слова и выражений личной точки зрения звучали, начиная с мая, всё громче. Это, дескать, цивилизованный подход, постулат демократии. Всё вроде так, правильные слова. Только вот они, слова, здесь напрочь отделены от ответственности. Дескать, говорю, что хочу (читай: лгу или оскорбляю), и не трогайте меня.

Так не получится, г. Ляпин и иже с вами. Деловая репутация «Гомельскай праўды» судами восстановлена. И иск областной газеты к Ляпину признан полностью. Решение вступило в законную силу. Более того, Ляпин оплатит не одну тысячу рублей за судебные издержки.

Решение суда Железнодорожного района г. Гомеля

Всё неймется

Что бы ни строилось в центре Гомеля, горе-активисты тут как тут. Продолжаются стоны по поводу сохранения образцов деревянного зодчества на улицах Гомеля. Да, дерево недолговечно. И для кого-то, похоже, этот факт стал поводом для пиара. Поспешим обрадовать (или огорчить?) многих а-ф-ф-торов, кричащих об утрате наследия, — часть его обязательно сохранят. Например, многие элементы дома на Волотовской, вокруг которого в Сети было столько разговоров, в недалеком будущем станут музейной экспозицией. Как и другие образцы деревянной архитектуры старого Гомеля. Но, разумеется, не всё подряд — лишь то, что представляет собой историческую ценность, и что реально можно сохранить.

Показательна история со зданием бывшей военной прокуратуры на Пролетарской, 16. Отслужившее свое, откровенно догнивало, но было выкуплено предпринимателем с целью открыть в нем ресторан. За реконструкцией зорко следила историк Мария Ляпина-Булавинская. Правда, не заметила в проекте ни эстетической, ни экономической пользы для города. В публикации на «СН» легко предположила, что постройка непременно рухнет в ходе реконструкции, сославшись на трещину в стене. Мы же отдадим должное строителям и реставраторам: дом в итоге не только выстоял, но и украсил собой центр города и парковую зону. Его исторический облик в определенной степени удалось сохранить. Конечно, сгнившее дерево на фасаде уступило место камню и металлу. Выпиливать лобзиком «один в один» по прихоти сомнительных ценителей старины дураков не нашлось.

Интернет нередко оказывается тем местом, где легко могут подпортить репутацию даже известных предприятий и организаций

Эпилог

Напоследок еще раз о свободе слова. Теперь уверен, что не все понимают ее значение, подменяя банальной ложью. Откровенно врать — это не демократия. Это хамство и распущенность.

Настораживает набирающее обороты явление. Имею в виду информационные утки, запускаемые иногда ради забавы. Реальность такова, что интернет нередко оказывается тем местом, где легко могут подпортить репутацию даже известных предприятий. Многие, возможно, помнят истории о стронции в молоке, шерсти в колбасе и прочие скандальные информационные утки. Эти лживые вбросы могут не просто подорвать репутацию, но и нанести производителю экономический ущерб, потеснить его на рынке. А дело-то нехитрое: ляпнуть жареное в Сети.

Безнаказанность только раззадоривает провокаторов. Некоторые нагло цепляются с глупыми вопросами к прохожим на улицах. Расхаживают по предприятиям, учреждениям, организациям, откровенно издеваясь, тыча везде камерой. В ответ на замечания угрожают. А потом появляются ролики, унижающие людей в частности и коллективы в целом. Вот такая, простите, быдлодемократия.

Уверены, за такую «свободу слова» нужно привлекать к ответственности. И не давать спуску интернет-провокаторам.

Роман Старовойтов

comments powered by HyperComments

Социальные сети