10.02.2019     0
 

«Невинная» жертва Красной армии – «Вильгельм Густлофф»


Про мальчика Колю из Нового Уренгоя, заявившего в Бундестаге про невинно убиенных немцев под Сталинградом в 1943 году, думаю, что уже все слышали. Тогда нашлось не мало высокопоставленных защитников Коленьки, например глава Нового Уренгоя Дмитрий Кобылкин и пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

Хотелось бы сообщить Дмитрию Пескову и Дмитрию Кобылкину, что немцы действительно не хотели воевать, они хотели прийти сюда и занять наши земли, истребив нас подчистую. Да и насколько абсурдно звучит то, что захватчики были невинно убиты под Сталинградом в 1943 году. Что они там делали? В гости к родственникам приехали в составе 14 дивизий, 3000 орудий и 700 танков?

Но, это ладно, пусть они там у себя в России разбираются сами с невиноватыми или все-таки виноватыми немцами, которые в 1941 году пересекли границу СССР. По мнению Пескова и Кобылкина и их рупора – Коли, немцы колбаски везли сюда и пиво, а артиллерия и танки были нужны для фейерверков и покатушек с ребятней.

А пока что вопрос борьбы с нацизмом стоит ребром. Вот как можно бороться с этим явлением, если до сих пор все никак не могут определиться с виновностью или невиновностью немцев? Может поэтому и наблюдается разгул нацизма по планете? Или там считают, что только рисование свастунов и зигование являются реабилитацией нацизма, а покаяние перед оккупантами – проявление сострадания?

Вот такая вот политика находит все чаще и чаще отголоски по всей планете. Вот и у нас в стране нередки случаи покаяться. Например, 30 января «независимый» Тут.бай  выложил очередной материал с покаянием, хотя, надо отдать должное, сотрудникам польского сайта хватило мозгов сделать это не настолько прямо, как Коля и его учителя.

Все-таки на Тут.бае работают матерые пропагандисты, которые действуют методом подбрасывания говнеца на вентилятор, мол, не все так однозначно, а там поди ты разберись. Если вдруг разберутся, так они как бы вроде бы и ни при чем, предупреждали ведь, а не разберутся, так план, значит, сработал, и ложка дегтя испортила всю бочку меда.

Разберемся детально в данном вопросе. Итак, что мы имеем? А имеем мы потопленный 30 января 1945 года германский пассажирский десятипалубный круизный лайнер «Вильгельм Густлофф». Вообще, все эти истории с невинными немчиками напоминают содержание письма немецкому солдату, найденного у его трупа:

Мы все в Гамбурге до глубины души возмущены упрямством и бессовестностью русских, которые никак не соглашаются прекратить свое глупое и бессмысленное сопротивление

Но мы пока что про лайнер, причем типа круизный. Только вот круизный лайнер толком и в круизы не ходил, а если и ходил, то только с целью пропаганды. Можно долго рассказывать про шикарно украшенный бассейн, зимний сад, большие просторные залы, музыкальные салоны, несколько баров, одинаковые крохотные каюты и стоимость пятидневного круиза по побережью Италии в 150 рейхсмарок (История «Вильгельма Густлоффа» на сайте Wilhelmgustloff.com), но суть такова – лайнер был спущен на воду 5 мая 1937 года (Владимир Слуцкин. «Вильгельм Густлофф, человек и теплоход». Журнал «Вестник». Номер 10(321) 14 мая 2003), первый круиз состоялся 24 мая 1938 года, 20 мая 1939 года впервые перевез войска — немецких добровольцев легиона «Кондор», а уже 25 августа 1939 года он переоборудован в военный госпиталь.

Вот такой вот круизный лайнер, который проплавал чуть больше года (50 круизов) по назначению, и то с  натяжкой, так как скорее выступал как средство пропаганды нацистских идеалов, чем развлекательная площадка. Даже назван был в честь нацистского мученика, лидера швейцарского отделения НСДАП.

За одно только именование можно было топить, хотя бы просто из принципа.  Но дело стало вовсе не в наименовании… Как только началась война, как я уже писал выше, судно было передано ВМФ Германии. Корабль спешно перекрасили в белый цвет и нанесли красные кресты, как и полагается  согласно Гаагской конвенции.

Первые пациенты начали прибывать на борт уже во время польской кампании в октябре 1939 года, причем среди них было очень много поляков. Германия таким образом хотела показать как здорово быть с ними. Только с существенным увеличением немецких потерь, на судно стали пребывать и немецкие раненые.

Потом в 1940 году судно и вовсе перевели в разряд военных, и на нем разместили казарму курсантов-матросов 2-й учебной дивизии подводного плавания. Разумеется, судно было перекрашено в соответствующие цвета и оборудовано надлежащим образом.

А дальше мы пройдемся подробнее, ибо нас ждет много интересного. Начну я, пожалуй, с того, что в середине 1960 годов группа гитлеровских военно-морских офицеров в отставке обратилась с официальным требованием признать потопление судна «Вильгельм Густлофф» военным преступлением. Институт морского права (город Киль, Германия) принял решение, которое полностью оправдало капитана подводной лодки С-13 Маринеско и признало, что «Вильгельм Густлофф» являлся законной военной добычей советских подводников.

Но и это еще далеко не все. Около 20 лет тому назад группа родственников тех, кто погиб на «Вильгельме Густлоффе», обратились в федеральный суд ФРГ с требованием компенсации за гибель близких в результате «незаконного потопления госпитального судна в нарушение международного права». При этом они ссылались на неприкосновенность госпитальных судов согласно Гаагской конвенции 1907 года.  Суд в иске отказал, сообщив, что «Густлофф» по нескольким пунктам нарушил эту конвенцию.

Не менее любопытными являются и моменты, связанные с постоянно изменяющимся числом погибших беженцев. Вот честно, не удивлюсь, если через лет пять их количество вырастет еще на пару тысяч, а может и на пару десятков тысяч. Так, еще пару лет назад на корабле находилось всего около 6600 человек, а уже сегодня только погибших указывают 9985 человек, то есть на судне находилось около 11000 человек. Шведы, например, утверждают, что погибло порядка 7000 человек.

Указываемые рядом «исследователей» цифры вызывают некоторое недоумение, когда знакомишься с составом спасенных:

— 528 – подводники 2-го батальона 2-й учебной дивизии подводных лодок;

— 123 – женщины вспомогательного состава ВМС;

— 86 – тяжелораненные;

— 83 – члены экипажа (моряки торгового флота);

— 419 – беженцы.

Всего было спасено 1239 человек, точнее 1252, но 13 умерли от изнеможения и переохлаждения уже на руках. В чем загвоздка, спросите вы? А в том, что был приказ сажать в шлюпки в первую очередь женщин и детей.

А детей, как уверяют всякие кающиеся перед невинно убиенными немцами, было от 3000 до 5000. А откуда все эти цифры? Их выдал один из выживших — Хайнц Шён. Он указал в начале, что беженцев было 5150 человек, из них — 3000 дети.

Но потом, уже в 1998 году он резко передумал, и открыл страшнейшую из страшнейших тайн:

Лишь в 1997 году я нашел человека, который руководил регистрацией пассажиров. Это был доктор Вольдемар Террес. В качестве санитарного обер-фенриха (унтер-офицера) он осуществлял на борту последний пересчет беженцев. 29 января 1945 года в 17.00 последняя запись зафиксировала цифру 7956 человек.

Разумеется, никаких документов ни Вольдемар, ни Хайнц не предоставили. Да и вообще удивительно, почему никто, кроме Вольдемара, не был в курсе количества беженцев. На корабле было четыре капитана, причем все выжили, и как оказалось, что все не в курсе такого количества женщин и детей на судне.

Закрадываются подозрения, что Хайнц и Вольдемар баловались на пару какими-то препаратами… Да и вообще, очень странно что Террес хранил эту страшную тайну аж 52 года. Может старческий маразм?

Но и это еще не все, спустя некоторое время, все тот же Шён представляет широкой публике цифру  в 8956 человек, из которых уже 5000 дети. Хорошенько подумав, Хайнц на следующий год увеличивает количество мирного населения на судне до 9000 человек, правда, количество детей оставляет прежним – 5000.

Они там что, размножаются у него? Если этого писаку не остановить, то к 2020 году некроманты Третьего рейха наплодят 100 000 жертв атаки, а то и миллион. Это все к чему я? Да к тому, что изначально британцы и шведы дали информацию, что на корабле было 3700 моряков, а не тысячи женщин и детей.

Почему на корабль было загружено, даже по самым не скромным оценкам, всего 11000 человек, если он собирался принимать участие в эвакуации гражданского населения? Например, если рассматривать  трагедию с кораблем «Армения», где погибло, по самым скромным оценкам, около 5000 человек, то есть весь пассажирский состав, появляется вопрос. Вопрос связан с тем, что корабль «Армения» в пять раз меньше.

Почему «Вильгельм Густлофф» не взял хотя бы 20000 человек на борт? Нет условия для размещения? Так и на «Армении» не было. Да и плыть «Вильгельму» было всего одну ночь, пассажиры могли бы и потерпеть.

Не было столько желающих? Ох, еще как было, толпы стояли в порту огромные, никто из немчуры не хотел платить по счетам за совершенные у нас преступления, а Красная армия была уже на пороге.

Еще очень показательным является то, что не было найдено ни тел, ни каких-то личных вещей, хотя экспедиций была уйма в место затопления. Корабль легко нашли, он лежит на глубине всего в 45 метров. А самое главное, что не было детских игрушек…

Дети всегда берут с собой, даже при эвакуации, какие-то игрушки, для детей это очень важно. Вот, нашел такую историю, а там судите сами:

В музее обороны Ленинграда был такой ящик — с грязными голыми целлулоидными пупсиками, некоторые были со следами гари. Большой ящик, а пупсики — маленькие. Эти пупсики продавались в Ленинграде перед войной. (Ирония судьбы — их делали на купленной в Германии производственной линии).

И эвакуированные дети везли с собой кукол, не было у нас привычки к Тедди Берам, да и брать в эвакуацию много было нельзя. Вот детишки и брали с собой пупсика — маленький, легкий, свой.

А детей доблестно топили и великогерманские асы, и добрые германские артиллеристы… И грузовики, баржи, тендеры и прочие посудины с детьми тонули. И пупсики — будучи плавучими — всплывали из мертвых ручонок, и потом болтались по Ладоге, волны сдирали с них нехитрую одежонку, та истлевала и потом когда один из сотрудников музея увидел, что на берегу валяются эти мертвые пупсики, он набрал их цельный короб.

Сотрудники долго думали — ставить ли такой короб с умершими пупсиками на экспозицию, но решили все-таки не ставить. Слишком это было страшно, представить, сколько детей утопили в Ладоге добрые захватчики… При ликвидации музея эти игрушки сожгли, вместе с многими экспонатами.

К чему эта история? Просто к тому, что у немецких детей были такие же игрушки. Где они? Их все похитили злобные советские кгбшники? Ну да, конечно, им заняться было нечем, кроме как вылавливать пупсов из ледяной воды.

Итого, что мы имеем. Нет ни одного хоть сколько-нибудь достоверного подтверждения присутствия такого большого количества детей на корабле «Вильгельм Густлофф». Понятно, что какое-то количество детей там могло быть, так как вывозились немецкие деятели и сотрудники, военные и т.д., а они могли быть с семьями. Но ни 3000, ни 5000 детей скорее всего не было.

Также не в пользу пребывания на корабле 3000 или 5000 детей говорит и прогерманский исследователь Морозов:

Разбуженные пассажиры, кто в чем, начали рваться со всех пяти нижних палуб наверх, к спасательным шлюпкам. На трапах и лестницах началась жуткая давка, которая усугублялась наличием у людей значительного количества огнестрельного оружия.

Откуда у гражданских лиц большое количество огнестрельного оружия? Он говорит о 5000 вооруженных до зубов детей? Да, я не могу утверждать, что на 100% этих беженцев там не было, но слишком много вопросов и совершенно нет ответов, а судить просто так, как хочется – ни в коем случае не допустимо.

Но и это еще не все. Это событие никак нельзя отнести к военным преступлениям не только из-за недоказанности присутствия такого количества гражданских лиц на корабле, но и еще из-за целого ряда моментов.

Начнем с того, что на корабле было четыре капитана  и не было четкого разделения обязанностей между ними, каждый из них был как бы сам по себе. В итоге, руководством были допущены все ошибки, какие могли только быть допущены вообще — полное освещение корабля, прямая траектория движения и т.д.

Так же очень любопытны потуги немцев выставить наших моряков в неприглядном свете, с учетом того, как себя повели сами немцы в данной ситуации. Крейсер «Адмирал Хиппер» просто проехался на полном ходу по всей тонувшей толпе и очень героически умчался во мглу, бросив своих.

В завершении своего материала, хочу просто перечислить почему «Вильгельм Густлофф» должен был быть потоплен по законам военного времени:

  1. «Вильгельм Густлофф» выполнял операции в зоне боевых действий и не являлся гражданским судном: на его борту имелось вооружение, которым можно было бороться с кораблями и авиацией противника
  2. «Вильгельм Густлофф» осуществлял переброску военнослужащих действующей армии
  3. «Вильгельм Густлофф» являлся учебной плавучей базой для подводного флота Германии
  4. «Вильгельм Густлофф» шёл в сопровождении боевого корабля флота Германии (миноносец Löwe)

А то, что там были дети, даже если они действительно там были, Маринеско знать не мог. Перед ним был военный корабль Германии, и он обязан был его уничтожить, выполняя свой священный долг перед своим народом, защищая свою страну от агрессора. И в этой всей истории понятно только то, что немцы будут стараться отмыться, а может и бабла срубить, потому и будут увеличивать цифры жертв гражданского населения, а вот то, что у нас завелись всякие кающиеся, это вот искренне не понятно. Сюда немчуру никто не звал, они пришли сами, и если мы будем каяться, то они придут опять.

Дмитрий ПЕРС