22.03.2018     0
 

«Нью-йоркер» надеется, что российская молодежь придет в отчаяние


Одним из главных разочарований западных массмедиа является российская молодежь. На протяжении пары последних лет западные аналитики всех мастей делали ставку на нее, будучи уверенными, что юные россияне просто-таки обязаны в своей массе выступать против действующей власти.

российская молодежь

По мере приближения к выборам некоторые западные журналисты отправились в путешествия по огромной России с целью найти эту самую революционную оппозиционную молодежь, на которую они так надеялись. И, к своему удивлению, выяснили, что сделать это сложно.

Одним из таких журналистов был автор американского журнала «Нью-йоркер» (The New Yorker) Джошуа Яффа. В последние дни перед выборами он не поленился поехать в те города, где, по сообщениям прозападных СМИ, обитали молодые бунтари и революционеры.

Молодежь Нефтеюганска «еще не в отчаянии» 

Первым его выбором стал 17-летний юноша из Нефтеюганска Данила Прилепа, прославившийся в прошлом году, когда во время прямой линии с президентом задал вопрос о коррупции Владимиру Путину. Видимо, автор решил, что в условиях «тотального террора против оппозиции в авторитарной России» (а именно так он обычно и рисует наше государство в своих статьях) только отважный человек, готовый для баррикад, мог спросить президента об этом. Вот и полетел Яффа в Югру.

Но его ждало такое же разочарование, как и других западных журналистов. Автор убедился, что (тут он процитировал мнение российских оппозиционных экспертов), «вопреки западным фантазиям, россияне в возрасте до 25 лет находятся среди наиболее консервативных и пропутинских групп общества».

Яффа поражается в статье тем, что большинство молодых людей, с которыми он говорил, собирается голосовать за Путина. А «бунтарь» Прилепа говорит, что, если бы ему исполнилось 18 лет, он проголосовал бы за Алексея Навального, но при этом, сколько автор с ним не общался, тот «не выглядел агрессивным или ущемленным, и уж точно — революционным». Представляете, какая досада для журналиста, проделавшего такое расстояние в поисках бунтарей.

На самом деле, я не против этой стабильности

 — говорит пораженному в самое сердце журналисту один из молодых байкеров, с которыми ему удалось пообщаться. Правда, ведь странно, что россияне не желают потрясений? Не вписывается это как-то в штампы. Яффа делает парадоксальный для себя вывод: российские молодые люди «открыты, любопытны, амбициозны, но, — по крайней мере, еще — не находятся в отчаянии и не мятежны». Согласитесь, в этом «еще» звучит надежда автора на то, что придет то время, когда Данила и юноша-байкер все-таки придут в состояние отчаяния.

Севастополь: «В сердце вспыхнул огонь» 

Но автор не унывал. «Погуглив» вопрос и найдя сообщения о том, что несколько недель назад в Севастополе задерживался еще один «бунтарь», Яффа буквально накануне дня голосования полетел туда. И таки нашел левого радикала Ивана Маркова, действительно мечтающего о революции и задерживаемого ранее по подозрению в экстремистской деятельности.

Во всех своих опросах молодых людей автор «Нью-йоркера» старательно пытался вытянуть из них ответ, будут ли они голосовать за Навального. В случае с Марковым он решил не интересоваться или, во всяком случае, не сообщать читателям того факта, что юный пролетарский революционер на своих акциях держит плакат «Против Навального». Зачем так осложнять понимание «революционности» в России читателям американского журнала, в самом деле? А то ведь выяснят еще, что такие «бунтари» критикуют Запад гораздо более яростно, чем российская власть.

Похоже, крымский «пьяный воздух свободы сыграл злую шутку» с автором статьи. Поскольку позволил он себе немало парадоксальных выводов. К примеру, вот как он объяснил пророссийские настроения традиционного города русских моряков:

Севастополь понес большие потери во время Второй мировой войны, когда бои шли на территории Советского Союза, и благодаря этой военной истории возникла особая сильная связь города с Россией.

Вон оно как, оказывается! До этого такой сильной связи не было и, если бы город не разрушали (как и многие другие города СССР), то и не возникло бы? Похоже, журналист не вникал особо в историю, не слышал о Крымской войне XIX века и не подозревает, что Крым находился в составе РСФСР и до войны, и какое-то время после.

А еще Яффа откуда-то узнал, что с 2012 года, когда Владимир Путин вновь был избран президентом, Россия однозначно заявила, что она будет «опровергать и разрушать» западные ценности. Неужто так и заявила: буду, мол, разрушать ваши ценности? Неожиданно.

Главным же «минусом» воссоединения Севастополя и Крыма с Россией автора назвал «опасность, связанную с жизнью в хищническом государстве без правовой защиты». Интересно, сам журналист в это верит? Или он не знает, что творится сейчас в том государстве, от которого Крым ушел? Неужели, пообщавшись с крымчанами, он так и не понял, что они как раз благодарны России за то, что защищены от войны, развязанной киевским режимом на Украине в 2014 году? Или он не понимает, что, не будь этого «хищнического государства», в Крыму лилась бы кровь, как она льется сейчас в Донбассе?

Яффа безапелляционно утверждает, что в России «избиратели политику не определяют». И тут же приводит живые примеры, почерпнутые из общения с севастопольскими избирателями. Так, он пообщался с руководителем детской секции кикбоксинга Александром Синявским, рассказавшим, как у него и его брата в 2014 году «в сердце вспыхнул огонь». В результате он на выборах активно работал как агитатор за Путина, а его брат вообще уехал защищать Донбасс с оружием в руках. А 69-летняя жительница города Людмила Константиновна дружелюбно сказала американскому корреспонденту:

Если к нам будут плохо относиться, если нас обидят или оскорбят, мы им такое устроим в ответ.

И он действительно считает, что в этой стране избиратели не определяют политику? А как, по его мнению, они должны еще ее определить? Бунтами и революциями, на что так рассчитывают многие западные журналисты?

Свою статью автор завершает вопросом «для России и для остального мира»:

Нужно ли что-то менять? Или, на этом этапе правления Путина действительно нечего больше предложить?

Так и хочется сказать ему: России уже дала ответ на данный вопрос — и на выборах, и в различных интервью самому журналисту. А вот «остальной мир» пусть успокоится, это дело не его, а именно россиян. Которые (уж простите, мистер Яффа) действительно желают стабильности, хотят при этом позитивных изменений, но без крови, без бунтов и революций. Не надейся на это, дорогой «остальной мир».

inosmi.ru