01.10.2018     0
 

О древнерусских корнях белорусского языка


Вопрос языка с развалом Советского Союза для многих народов новых государственных образований стал одним из основных вопросов. В Беларуси всегда говорили на двух языках: русском и белорусском. Это было обусловлено близостью народов, их общей историей и во многой схожими культурными традициями. На сегодняшний день русский язык считают таким же родным для себя, как и белорусский, больше половины населения, живущего на территории республики.

корни белорусского языка

В настоящее время в Беларуси работает социальный проект «Маё першае слова», цель которого – напомнить людям, что у них есть свой язык, на котором можно вполне комфортно общаться. В столице можно часто увидеть рекламные билборды с надписями, сделанными на белорусском.

Невооруженным взглядом видно, что два этих языка мало чем отличаются друг от друга, а еще белорусский напоминает по своему звучанию украинскую речь, откуда напрашивается вывод о единых корнях этих языков.

С девяностых годов прошлого столетия каждый народ из бывшего СССР стал неистово «бороться» за свою самобытность. В националистически настроенных литературных кругах стали отрицать связь украинского и белорусского языков с русским. Еще дальше пошли литераторы, настроенные на европеизацию общества. Они заявили, что корни белорусского языка лежат в филологическом пласте западных славян, в частности в польском языке. Как доказательство своих суждений, они использовали географическую карту, где границы государств не соответствуют языковым предпочтениям граждан, их населяющих.

Из этого горе-филологи сделали вывод, что украинский и белорусский языки возникли, как самостоятельные языковые образования еще до появления древнерусской государственности, где-то в седьмом — десятом столетиях.

Такие публикации нередко можно встретить в издании «Нашай нівы», а также в работах сотрудников «Института беларусской [принципиально через «а»! – А.Х.] истории и культуры», который является негосударственным учреждением.

Они утверждают, что единая «восточнославянская общность» или «древнерусская народность» — это домыслы имперских историков Советского Союза, подхваченные российскими филологами того же пошиба. Часто такие специалисты с «прогрессивными» взглядами обращают внимание своей аудитории на «профессионалов» с Запада, которые часто выступают на «Радио Свобода», например, на болгарского филолога Г.А. Цыхуна.

Для таких людей научная дискуссия неприемлема и бесполезна, так как национализм не способен на компромиссы, ставя собственные идеалы выше всего и выше всякого понимания.

Обычно, филологи делят любой язык на литературный, на котором пишутся научные труды, литературные произведения и который считается единственно грамотной речью, на которой предпочтительно общаться образованным людям, и диалектный – это разговорная речь, характерная для той или иной местности, не подпавшая под какие-либо нормы употребления.

Белорусский литературный язык полностью сложился в прошлом веке, сегодня происходит лишь его дополнение, в связи с научными открытиями и появлением новых понятий.

Тщательные исследования славянской языковой группы показали, что все три языка: белорусский, украинский и русский имеют одну основу — «древнерусский язык», который нынче принято называть – «восточнославянским». Этот язык был единым языком для всех народов, населявших территорию, которая в древних летописных источниках, называлась Русью. Нестор Летописец, собравший воедино события прошлых лет в своем труде «Повесть временных лет», описывая 898 год, пишет, что «славянский народ и русский един, от варягов ведь прозвались русью, а прежде назывались славяне». Автор не отрицает, что на определенном этапе это были отдельные племена восточных славян — поляне, древляне, новгородцы, полочане, дреговичи, северяне и, проживавшие на современной Волыни, бужане, но все они общались на едином языке.

Изменения начались с принятия христианства, когда древнеславянский язык постепенно становится сугубо литературным, на который переводят церковные книги. При этом, все церковные писания, переводимые в различных областях и на различных территориях, называемых в летописях «русью», имели идентичный перевод с некоторыми отступлениями, характерными для данной местности.

Памятки разговорной речи сохранились до наших дней в задокументированных событиях, договорных деловых бумагах и литературных произведениях, таких как «Слово о полку Игореве».

Археологи находят их в виде берестяных табличек как на территории России и Украины, так и в пределах нынешней Беларуси. Многим известны и такие памятки старины, как «Борисовы камни» и надгробие Евфросинии Полоцкой, где можно прочитать надписи на том же языке. Известны также больше десятка договорных документов тринадцатого — четырнадцатого веков, изложенных языком, близким к белорусской речи, но в то же время, имеющие грамматические особенности и стиль, присущий схожим документам, соответствующим временному периоду существования Киевской Руси.

Этому периоду соответствуют документы, найденные и принадлежащие к различным территориальным образованиям. Это «Повесть временных лет», «Завещание Владимира Мономаха детям», описание жизни Феодосия Печерского и Евфросинии Полоцкой, наставления святителя Кирилла, епископа Туровского, и епископа Новгородского Луки – все они являются ярким доказательством единства языка, так называемого древнерусского, который стал истоком для появления трех языков: русского, белорусского и украинского.

Для ученого мира это утверждение — доказанная истина. С ним согласны все, кто когда-либо занимался изучением этого вопроса. Это поляк Т. Лер-Сплавинский, имеющий звание академика, норвежец Хр. Станг, много лет изучавший славянскую языковую группу. Этим вопросом занимались еще в дореволюционной России, и вывод был таким же однозначным. На исторических факультетах изучение древнерусского языка было обязательным, входило оно и в курс обучения филологов, ориентированных на изучение и преподавание русского языка.

Новые современные «труды» по филологии некоторых специалистов явно отдают душком заказных работ. Они опираются только на различия, которые, естественно, наблюдались в разговорной речи отдельных племен, населявших эти территории.

О таких различиях упоминается и в работах советских лингвистов, в частности, академика А.А. Зализняка — советского и российского академика Российской академии наук, доктора филологических наук. Он выделял в древнерусском языке два направления: северо-западный, к которому относил новгордско-псковский говор и говор, присущий племенам центрально-восточной части, куда входили наречия, на которых общались жители Полоцкого и Ростовского регионов, а также Суздали и Киева. Он считал, что именно новгородский и московско-суздальский варианты стали основной базой для формирования русского языка в его современном виде. В свою очередь, Русь Литовская стала родиной старобелорусского языка, а южный диалект выступил платформой для появления украинской мовы.

По мнению филологов, у белорусского и украинского языков нет резких границ, так как исторически эти народы долгое время жили в одних географических и политических условиях. Какое-то время эти земли входили во владения Литовского княжества, потом Речи Посполитой. Между собой их разъединяла географически, в основном, река Припять.

Таким образом, можно сделать вывод, что все три языка развивались одновременно и влияли друг на друга, формируя письменность и основы современных языков славянской группы. Следует также признать, что корнями, из которых произросли эти языки стали церковнославянский, который стал языком перевода всех церковных книг, и древнерусский, который был основным языком общения в племенах, населявших эту территорию.


Социальные сети