16.02.2018     0
 

Обманчивая тишина, или Как провести с пользой день выборов


В Беларуси нет никакой дурки в виде дней тишины. Можно агитировать до упора, т.е. до самого дня голосования.

Фото: БелаПан

И я, натурально, расскажу, как агитировать после упора. Но сначала открою вам маленький секрет. Илья Добротвор баллотируется не в один муниципальный совет, а сразу в три.

Он у нас кандидат вот сюда:

Минский областной совет;
Минский районный совет;
Колодищанский сельсовет.

Совсем как Боушек из Либени. Восемнадцать раз за один вечер его выкидывали из пивной «Экснер», и каждый раз он возвращался — дескать, «забыл трубку». Он лез в окна, двери, через кухню, через забор в трактир, через погреб к стойке, где отпускают пиво, и, наверно, спустился бы по дымовой трубе, если б его не сняли с крыши пожарные. Такой был настойчивый, что мог бы стать министром или депутатом!

Бандеровский каминг-аут в оргкомитете столетия БНР

Всего же в Беларуси 18.000 портфелей для муниципальных депутатов. Это базовая цифра, она может уменьшаться/увеличиваться на незначительное количество депутатских мест. Но эти колебания несущественны. Так вот, последний раз оппозиционные кандидаты попали в изрядном количестве в местные советы пятнадцать лет тому, в 2003 году. Был большой скандал, потому что такой прорыв серьёзно осложнил технически проведение референдума-2004 о бессрочном праве баллотироваться в президенты.

Больше таких ошибок не повторяли. И в последующие 15 лет из 18000 портфелей местных муниципальных депутатов белорусские оппозиционеры получали хорошо, если 25-30. А то и меньше.

Сейчас активность повыше. Только вот, даже собрав все свои силы, противники Лукашенко смогли закрыть всего 25% округов, выставив там своих кандидатов. Это знаменитая белорусская политическая стратегия «не больно-то и хотелось».

Сейчас, конечно, на местах немножко расслабились, а кое-где и забили на это выборное дело. Добавьте к этому растущую озлобленность белорусских избирателей по причинам, которые вы полностью понимаете.

Всё это открывает для Ильи Добротвора дыру в заборе возможностей. Для попадания, например, в Колодищанский сельсовет, Добротвору достаточно привести на участок 300-400 человек своих сторонников-избирателей. При этом низкая явка — друг Добротвора. При низкой явке он попадает в сельсовет с вероятностью в 98%.

Не скажу что власть этого не видит. Большинство кандидатов идут в муниципальные советы на безальтернативной основе (один мандат — один кандидат). Но Илье Добротвору на каждом уровне подобрали соперников. Чтобы служба мёдом ему не казалась, и он не въехал в депутаты на шармачка.

Так что какая-никакая борьба намечается.

Поэтому, повторюсь, Илье Добротвору нужна тотальная мобилизация сторонников-избирателей и гипотетических волонтеров от партии. Конечно, контролировать явку на всех участках Добротвор не осилит физически. Изнутри тоже не выйдет: «смочь-то он сможет, да кто ж ему даст?»

Остаётся контрольный замер. Тупо — дежурство на входе в некий эталонный участок. Делается так — ставишь бригаду у входа, они ненавязчиво ведут учёт вошедших на участок. Просто стоят, курят в сторонке, пьют из термосов горячий чай с малиновым вареньем, и пишут в тетрадку.

Примерно так же, как считают вёдра собранной картошки во время спасения урожая силами школьников и студентов. Четыре точки =4, потом соединяем точки чёрточками =8, потом две диагональные чёрточки=10 (voila!) Затем процесс повторяется. Так определяется явка на контрольном участке.

Юридической силы данный процесс не имеет, зато он очень хорошо работает в соцсетях. Тупо пишешь: за первый час голосования на участок Х пришло Й человек. Это 0,001% избирателей.

Вешаешь фотку. И все дела. Френды каментят и распихивают дальше. Потом сверяют с объявляемыми цифрами ЦИКа, и понимают, как их вдули, и на какую сумму.

Это не наблюдение, это хайп, натурально, в чистом виде. Но надо понимать, что публичного хайпа боятся. Хайп сбивает с ритма и создаёт психологический дискомфорт. Члены избиркомов, они тоже в мобилках сидят, мониторят соцсети и другую инфу по теме, в поисках общей картины.

К избирателям лезть не надо, на фото и видео их не снимать, не надо никого раздражать, милиция тоже люди.

Ну, и last, but not least. Илья Добротвор обязан сфоткаться во время своего прихода на участок. Так положено. Не надо толпу журналистов с собой приводить. Пусть жена сфоткает Илью, а Илья — жену и детей. Не надо фоткать милицию и членов комиссии.

Смотрите! Вот кандидат получает бюллетень.

Вот он заходит в кабину. Пауза. Выходит, опускает бюллетень в урну.

Потом фоткает голосующую жену.

Рассылает по своим аккаунтам, скидывает фотки в партийный штаб, для дальнейшего продвижения. Фишка в том, что это мировая практика. Да и в Беларуси полно прецедентов такого поведения кандидатов на избирательных участках. Илья Добротвор — один из нас. Имеет право фото на участке.

Если на участке играет граммофон или художественная самодеятельность, обязательно надо подойти. Надо сделать несколько па на танцполе, выкинуть коленце, сфоткаться с музыкантами. Надо в буфете купить дитям мороженое, а бабе — цветы. Не перепутать!

Потом Илья Добротвор выходит с участка. Здесь уже неплохо, чтоб была журналисточка на подхвате. Но если даже ресурса на это дело не хватило, выход есть. Например, Добротвор тут же пишет видео, как отвечает на вопрос жены:

— Илья, ты за кого голосовал?

— За будущее наших детей», — отвечает Илья Добротвор.

Если с первого раза не получилось, можно сделать дубль, да и не один. Потом, конечно, видео заливается на фейсбук, на ютуб, вконтакт.

Ни в каком случае нельзя бросать своих волонтёров, бдящих на контрольном участке за явкой. С ними всё время надо общаться, тем более, что всё это в пределах одной деревенской улицы.

После закрытия участков и объявления первичных итогов надо обязательно проставиться волонтёрам и штабу, и накатить вместе с ними. Иначе в глазах народа выборы будут недействительными.

telegra.ph