30.07.2019     0
 

Петр Пицко о сражениях за историческую правду


Великая Отечественная война завершилась 74 года назад, но споры вокруг нее не утихают до сих пор. Так, 9 мая в Бресте в ходе акции «Бессмертный полк» были пронесены портреты защитников Брестской крепости 1939 года, что вызвало неоднозначную реакцию у других участников акции. О ведущихся сражениях за историю «Наш Гомель» поговорил с одним из организаторов первого шествия «Бессмертного полка» в Беларуси Петром Пицко.

— Расскажите подробнее об инциденте 9 мая и основных вопросах разгоревшейся полемики.

— Опасения, что под видом сохранения памяти в ходе шествий будут проноситься портреты людей, никогда не воевавших на стороне СССР, высказывались еще при рождении акции «Бессмертный полк». Но в то, что это произойдет именно в Брестской крепости, как-то не верилось. Между тем, в этом году в шествие «Бессмертного полка» вклинились горожане, именовавшие себя активистами, с портретами людей, которые не имели никакого отношения к Великой Отечественной войне и якобы воевали против Красной Армии во время штурма Брестской крепости 1939 года. Среди них был портрет капитана польской армии Вацлава Радзишевского.

На самом деле, Радзишевский никогда не держал оборону Брестской крепости против РККА. Этот миф распространился после публикации книги Владимира Бешанова «Брестская крепость» в 2009 году. В погоне за сенсацией это была далеко не единственная фантазия в данном «исследовании». Но, во-первых, 23 сентября 1939 года крупнокалиберная артиллерия Красной Армии не могла обстреливать форт «Граф Берг», где якобы засел Радзишевский с небольшим отрядом, поскольку ближайшие артиллерийские подразделения РККА находились только в Барановичах. Во-вторых, по немецким данным форт использовался как перевалочная база. Занять его без боя поляки никак не могли, а о том, чтобы взять его штурмом, и речи быть не могло. В-третьих, отряд Радзишевского просто физически не мог подойти к форту, так как для этого требовалось пройти через занятое немцами Кобринское укрепление. В-четвертых, воспоминания капрала польской армии Семенюка, на которые ссылается Бешанов, являются единственным свидетельством «боя» отряда Радзишевского с РККА и содержат массу нестыковок. Исходя из всего сказанного, данный эпизод явно сфальсифицирован.

Между тем, именно фигура Радзишевского была использована для провокации в День Победы. Ее организатор Виталий Казак в коротком интервью для моего блога заявил, что отряд Радзишевского целых 2 недели отражал атаки Красной Армии и что 1000, а может быть и 3000 участников обороны Брестской крепости 1939 года были убиты в Катыни. Это было настоящим надругательством над идеей акции, которое ведет к разобщению нашего общества. Подобным заявлениям способствует то, что несмотря на отсутствие достоверных подтверждений «штурма» Красной Армией форта «Граф Берг», в Музее обороны Брестской крепости существует экспозиция, посвященная Радзишевскому, про него активно пишут в книгах, есть соответствующая статья в Википедии, и сам факт организации им обороны Брестской крепости от Красной Армии уже не подвергается сомнению.

— То же относится и к заявлению о 1000 или даже 3000 защитников Брестской крепости 1939 года, расстрелянных в Катыни?

— Полностью. Не удивлюсь, что скоро оно станет догмой, как «бой» Радзишевского с РККА. На сегодняшний день не найдено ни одного документа, который бы неопровержимо подтверждал гибель в Катыни хотя бы одного участника обороны Брестской крепости 1939 года. Более того, до сих пор не составлен достоверный список всех расстрелянных в Катыни. Так, игнорируется факт нахождения во Владимире-Волынском останков польских жандармов с именными жетонами, значившимися похороненными в Катыни. Используя эти фальсификации, псевдоисторики заставляют нас стыдиться своих предков под предлогом сохранения памяти. На деле же это подмена и глумление над памятью. Цель этих попыток исторического ревизионизма — уравнять действия Германии и СССР в 1939 году.

— Какие еще можно выделить главные идеи ревизионизма?

— Их много. Например, миф о добрых немцах, которые угощали советских детей конфетами, который разбивается о цифру в 26,6 млн погибших советских граждан. Сейчас быстро распространяется миф о немцах-«простых солдатах». Как нельзя лучше он виден в недавно вышедшем фильме «Т-34»: эсэсовец, «простой солдат», в ходе поединка говорит советскому бойцу «я не буду убивать тебя, БРАТ». Выходит, нацисты любили нас, но, поскольку были эдакими рыцарями, были «вынуждены» нас убивать.

Брестская крепость всегда подвергалась нападкам. Так, в 1941 году в составе 45-й пехотной дивизии Вермахта ее штурмовал Курт Вальдхайм, который после войны 10 лет был Генсеком ООН (1972-1981) и 7 лет президентом Австрии (1986-1992). Вальдхайм тщательно скрывал свое нацистское прошлое, и, если бы не всплыли его фотографии в форме, никогда бы о нем не сознался. В отношении Вальдхайма было проведено закрытое расследование, в результате которого выяснилось, что он был «простым солдатом»: никто не нашел доказательств причастности Генсека ООН к военным преступлениям.

Взять Гельмута фон Паннвица. В 1941 году он вместе с Вальдхаймом штурмовал Брестскую крепость, а в 1947 году был повешен за военные преступления. Но в 1996-2001 годах Паннвиц был временно реабилитирован как «жертва Сталина», а в 1998 году в Москве удостоился памятника как павший «за веру и Отечество», поскольку командовал казачьими частями. Правда, в составе Вермахта и будучи группенфюрером СС. Подобные нападки на Брестскую крепость происходили постоянно, но гнусность, которая творится сейчас переходит все границы.

— Что нужно делать, чтобы пресечь исторический ревизионизм?

— Прежде всего, об этом нужно говорить и писать, главное не молчать. Какие-то административные методы сейчас сложно применять — не то время. Классический пример: в 2014 году американский телеканал CNN включил монумент «Мужество» в Брестской крепости в список самых уродливых памятников мира. Поднялась такая волна возмущения, что CNN был вынужден удалить свой рейтинг и извиниться, потому что мы показали, что это было глумлением над нашей памятью. И сейчас, наблюдая очередное глумление, нам нельзя молчать. Если сейчас промолчим — дальше будет хуже.

Иван Палачанин