— Дело в том, что научными исследованиями — в той же Польше, кстати, — было доказано, что если короедную вспышку не трогать, то она естественным образом затухает через 3–4 года. Если проводить в ней рубки, то она затухает на год-два позже. Таким образом, рубки способствуют вспышке. Это, конечно, отдельная научная тема, какие факторы и механизмы участвуют в процессе. Как показывает практика и в белорусской части Беловежской пущи, и в польской ее части, рубками предотвратить распространение короеда невозможно.

Поэтому нужно называть вещи своими именами: под видом борьбы с короедом у лесников появилась возможность вырубать больше древесины.

— Да, вырубка наносит урон самой уникальной экосистеме. Вспышки короеда-типографа возникают периодически. Они возникают, затухают, и никакая борьба лесников особого значения в предотвращении этих вспышек не имеет. Хотя надо сказать, что существуют прецеденты, когда с помощью очень точных действий и методик удавалось остановить вспышку размножения в самом начале. Но в польской части упустили начало вспышки, а значит, дальше уже ничего не поможет.

То, что мы видим, — это имитация борьбы, это коммерческая вырубка древесины под видом борьбы с короедом.

— В Беловежской пуще — и в польской, и в белорусской части — всегда были рубки, но они были в определенных размерах. Понятно, что местное население нуждается в древесине, местная промышленность тоже нуждается в сырье. На такие рубки были определенные лимиты. Из-за короеда польское руководство решило увеличить лимиты на вырубку раза в четыре, вот из-за этого и возник скандал. Если бы рубка оставалась в рамках лимитов, которые были определены изначально, то, я думаю, никакого шума не было бы.

Проблема началась с того, что было решено увеличить в несколько раз эти рубки.

— Какова вероятность того, что министру Яну Шишко удастся добиться исключения Беловежской пущи из списка ЮНЕСКО?

— Вероятность равна примерно нулю.

— Какая судьба тогда ждет Беловежскую пущу в Польше?

— Европейский суд имеет такие полномочия. За невыполнение постановлений суда налагаются определенные санкции на правительство. И здесь Польша может потерять больше, чем получит от заготавливаемой древесины. Здесь просто корпоративные интересы вступили в противоречие с интересами государства и международного сообщества.

— Возможно ли сотрудничество Польши и Беларуси для решения проблемы?

— Сотрудничество не только возможно, оно обязательно, потому что Беловежская пуща — это единый трансграничный объект всемирного наследия. Она выступает как единый объект, и по правилам между Польшей и Беларусью в этой сфере должна быть координация управления, но польские власти не считаются с белорусскими. Насколько мне известна позиция белорусской администрации, она также категорически против неэкологических варварских рубок и выступает за усиление заповедности с целью повышения природоохранного имиджа Беловежской пущи.

Вера Александрова

rubaltic.ru

[customscript]postcode[/customscript]