30.11.2018     0
 

Польская интервенция под эгидой Слуцкого восстания


Оппозиционеры ежегодно отмечают ряд каких-то своих праздников, причем выбор, что праздновать, скажем так, загадочный. Наиболее значимые и весомые события либо относятся на второй план, либо вообще порицаются и предаются забвению, а наименее значимые культивируются и раздуваются до вселенских масштабов.

Польская интервенция под эгидой Слуцкого восстания

Например, воссоединение белорусского народа оппозиция в лучшем случае обходит стороной, а чаще всего порицает и дает негативную оценку. В тоже время почему-то прославляется Слуцкое восстание, как это делает, например, Виктория Пальчис. Разумеется, она далеко не одинока в этом, и чем ближе дата восстания, тем больше шума вокруг события поднимается в оппозиционных кругах.

Я как-то уже разбирал труды ее мужа — Эдуарда Пальчиса, так сказать, наглядно продемонстрировал его уровень как специалиста в области истории. Теперь разберем и ее труд, посмотрим, как человек старался.

После прочтения первого абзаца сразу вспоминается издание «Секретные исследования», которые просто пестрили тайнами о шестиметровых людях, строительстве пирамид инопланетянами, захвате вселенной скелетами, которые проникли в тело каждого человека и управляют нами.

Вот зачем нагнетать обстановку обещаниями интриг, сенсаций и расследований, если не собираешься этого делать? Да и зачем напускать побольше дыма и пафоса, чтобы придать оттенок мистики и таинства материалу, претендующему на исторический?

Святые угодники так и шепчут мне в оба уха, что мои вопросы так и останутся без ответа. Зато я отвечу сходу на вопросы, которыми задается Виктория в первом же абзаце своего титанического многобуквенного труда.

  1. Можете себе представить коммунистов-китайцев, которые штурмуют позиции национальной беларуской армии?Очень даже можем, только вот верим фактам, а фактов автор предоставить не потрудился. Теоретически участие китайцев возможно, только вот коммунистическая партия Китая была основана 1 июля 1921 года. Основателем коммунистического движения в Китае по праву считается профессор Пекинского университета Ли Дачжао, который вернулся в Китай после учебы в Японии в 1918 году.

    При этом только в 1920 году он основал первые коммунистические кружки в Китае. Только после этого Коминтерн стал оказывать коммунистам Китая как организационную, так и финансовую поддержку (История Китая: учебник для вузов/А. В. Меликсетов, Л. С. Васильев. — 2-ое изд., испр. и доп. — М.: Высшая школа, 2002).

    Китайцы не могли на тот момент времени никому ничего оказывать, но Виктория этого не знает, так как не сильно уж и утруждала себя поиском информации. Про то, откуда она ее черпает я расскажу в другом материале.

    Слуцкое восстание проходило с ноябрь по декабрь 1920 года. То есть как раз по сути во время формирования первых коммунистических кружков в Китае. Да, я не исключаю возможность присутствия китайцев в рядах коммунистов на территории Беларуси, но этот вопрос требует детального рассмотрения, а не голословных утверждений Пальчис.

  2. Как крестьяне массово выступали за БНР?Например, крестьяне Глусской волости Бобруйского уезда писали в газету «Советская правда» (от 1 января 1918 г.):

Нам не нужны их королевства, нам нужно всеобщее единство, мир, свобода и земля; если же они нас поделят на партии и отдельные королевства, то тогда они нас своими щупальцами так обовьют, что все равно, как паук муху в свою паутину

В январе 1918 года Погорельский волостной земельный комитет Игуменского уезда принимает постановление:

Быть раздельно с Россией мы не желаем, ибо мы белорусы и наш весь белорусский край малый, и если мы, белорусы, отделимся, то мы попадем в руки помещиков и буржуев

Также резолюция собрания крестьян Ряснянской волости Чаусского уезда Могилёвской губернии свидетельствует о том, что крестьяне никак не желали никаких БНР. В протоколе собрания, состоявшегося в конце декабря 1917 года, записано о том, что был «произведен доклад» делегата от волости, ездившего в Минск на Белорусский съезд.

В связи с докладом был поднят вопрос о том, желает ли население волости, чтобы Белоруссия была выделена в особую автономную республику. После обсуждений была вынесена следующая резолюция:

Вся Ряснянская волость всеми силами поддерживает Петроградский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и все время будет идти рука об руку с народными комиссарами, пока последние будут защищать интересы всего трудового народа, и вторично на съезд Белорусской рады делегатов от Ряснянской волости не посылать» (Великая Октябрьская социалистическая революция в Белоруссии, т. 2, стр. 662).

Крестьяне села Кривичи Минского уезда записали в своей резолюции: «Автономия Белоруссии крайне нежелательна» (Великая Октябрьская социалистическая революция в Белоруссии, стр. 863).

На губернских съездах Советов в Минске, Витебске, Могилёве в ноябре 1917 — январе 1918 г. автономия Беларуси была также отвергнута. Рассмотрев вопрос о краевом управлении, 3-й съезд крестьянских депутатов Минской и Виленской губерний подчеркнул в своей резолюции:

«что Беларусь есть нераздельное целое великой революционной России» («Советская правда» от 3 декабря 1917 г.).

4-й губернский съезд крестьянских депутатов Могилевской губернии, состоявшийся в январе 1918 года, постановил в своей резолюции созыв Всебелорусского съезда Советов для «утверждения власти трудового народа во всей Белоруссии и её безусловной неразрывности и неотторжимости от матери-России» (Документы и материалы по истории Белоруссии, т. IV, стр. 355).

На 1-м съезде крестьянских депутатов Минской и Виленской губерний, который открылся 20 апреля 1917 года, была издана следующая резолюция:

В отношении политических судеб Белорусского края съезд решительно осуждает идею политической автономии Белоруссии, проповедываемую так называемым Белорусским национальным комитетом, как несоответствующую интересам трудящихся классов белорусского народа. Съезд находит, что областное самоуправление, охватывающее губернии Белорусского края в пределах демократической республиканской России, является наилучшим с точки зрения интересов крестьянства разрешением вопроса общественно-политической жизни края» (ЦГАЛИ БССР, ф. 3, оп. 1, д. 102, л. 38).

На съезде присутствовало более 800 делегатов от волостей и сельских обществ.

О да, о массовости выступлений крестьянства за БНР написано и самими представителями БНР не мало строк. Например, Я. Лёсік писал:

Нашы селяне на зьездах выслаўляліся у тым сэнсі, што ім ні патрэбна аўтаномія, але ж рабілі яны гэта па нідавумству і цямнаце сваёй, а найбольш па падашуканству, бо разам з гэтым яны казалі, што і мова іх ім ні патрэбна. Ніхто на сьвеці ні адрэкаецца ад свае мовы, – і немцы, і пранцузы, і палякі, і расійцы, чэхі і баўгары шануюць і любяць сваю мову, а нашы селяне – адрэкаюцца. Значыць, – робяць яны гэта па нідавумству і цемнаце (Я. Лёсік. Аўтаномія Беларусі. 1917. С. 5).

Также, например, в журнале «Беларускі сьцяг» за апрель-май 1922 года Александр Цвикевич (писал под псевдонимом Алесь Галынец), являющийся активным деятелем БНР писал о том, что на Всебелорусском съезде в декабре 1917-го делегаты, особенно от крестьянства, выступали против того, чтобы Беларусь была республикой, требуя полного и нераздельного единства с Россией. Даже отдельные немногочисленные делегаты среди солдатской массы, не протестуя против независимости, выступали за «единый революционный фронт с Россией».

Еще более красноречивым свидетельством желания белорусов быть в единстве с Россией являются результаты выборов в Учредительное собрание в ноябре 1917 года, на которых белорусские национальные партии и организации получили в сумме 0,5% (А.А. Воробьёв, «Выборы в Всероссийское Учредительное собрание на территории Беларуси и соседних российских губерний», Изд-во Могилевского государственного университета (МГУ им. А.А. Кулешова), 2010 г.)

Примеров я могу привести еще огромное множество, но и так видно как на самом крестьяне выступали массово за БНР, собралось целых 0,5% от всего населения, кто вообще поддерживал идеи БНР.

3. Как красноармейцы переходили на сторону своих противников?

Это Пальчис о Булак-Балаховиче? Ну так с него такой красноармеец, как, простите, с говна пуля. Этот авантюрист и царю успел послужить, и белогвардейцам, и красным, и объявить о роспуске БНР, и полякам послужить, и даже просто побыть бандитом с большой дороги. Или о каких-то других примерах идет речь? Но ответа на этот вопрос не дает и задавшая его свядомая Виктория.

Три вопроса задает читателям Виктория Пальчис и все три не в ее копилку. Но мы спешить не будем и посмотрим, что же предлагает к изучению автор.

Виктория Пальчис утверждает, что события на Случчине в 1920 году не вписываются в утверждение, что крестьяне и рабочие всеми силами боролись за советскую власть против клятого капитализма. Это обычный популистский прием, целью которого является привлечь к своему материалу внимание, когда в самом материале даже не планируется чего-то более серьезного, чем рассказы про Лохнесское чудище и его нападения на мирно летающие подлодки.

Далее Виктория рассказывает, что советские и какие-то наши историки делали вид, что восстания не было. Так может и не было? Может правильно озаглавила Вика первую главу – «восстание которого не было»?

Сейчас и разберемся. 15 ноября 1920 года начал работу Съезд Случчины. В его составе было, по разным данным, от 105 (Ковкель И. И., Ярмусик Э. С. История Беларуси с древнейших времён до нашего времени. 7-е издание, дополненное. — Минск: Аверсэв, 2008. — С. 389)  до 132 (Гісторыя Беларусі: У 6 т. Т. 5. Беларусь у 1917—1945 гг. / А. Вабішчэвич [i інш]; рэдкал. М. Касцюк (гал. рэд.) і інш. — Мінск: Экаперспектіва, 2007. — С. 87) делегатов от города Слуцка и 15 волостей, в том числе и Копыльской (А. Грыцкевіч. Слуцкае паўстанне. На крутым павароце гісторыі). На съезде присутствовали 2 офицера 11-й польской дивизии, а также несколько представителей армии генерала Булак-Балаховича.

Итак, что в этом значимого и интересного? 132 представителя, которые неизвестно кого представляли и несколько вполне себе конкретных фигур – офицеры польской армии и люди, представлявшие Булак-Балаховича. Да и сама Виктория Пальчис пишет, что поляки были не против любых антикоммунистических образований, впрочем она свою «оплошность» быстро забывает:

 Запомнили? Они еще не раз мелькнут в «восстании»…  Рада объявила общую мобилизацию мужского населения в возрасте от 16 до 50 лет. Белорусские историки И. И. Ковкель и Э. С. Ярмусик утверждают, что вооружение и деньги для формирования отрядов предоставило командование польской армии (Ковкель И. И., Ярмусик Э. С. История Беларуси с древнейших времён до нашего времени. 7-е издание, дополненное. — Минск: Аверсэв, 2008. — С. 390).

Есть, конечно и другие историки, точнее другая историчка, Н. Стужинская, о которой я обязательно отдельно поговорю в следующий раз. Так вот, она утверждает, что материальную помощь оказал только С. Булак-Балахович. При этом забывает упомянуть, что Булак-Балахович сам тогда поддерживался поляками, так как, в силу своего антикоммунистического настроя, был им выгоден.

Пилсудский о Булаховиче:

Да, бандит, но не только бандит, а человек, который сегодня русский, завтра поляк, послезавтра белорус, еще через день — негр. Мы об этом знаем. Но у него нет гонора золотопогонных генералов, мечтающих возродить в России монархию. Он воюет с большевиками, поэтому мы его поддерживаем. Пусть они будут хоть неграми, но если борются с Советами, значит они наши союзники

Но, очень важно, что «восстанию» предшествовал ряд событий, о которых знатный «историк», Виктория, как и ее муж Эдуард, предпочитают умолчать на этот раз, и вспоминают о нем только в отдельных материалах, дабы не спутать карты.

Так вот, 15 октября 1920 года Сейм потребовал от военного командования разоружить все союзные части, принимавшие участие в войне, или потребовать от них покинуть территорию Польши до 2 ноября. Под эту категорию подходила и армия Балаховича.

Посоветовавшись с Савинковым, генерал всем своим войском ударил по Беларуси, занятой большевиками. План атамана был прост — поднять крестьянское восстание и свергнуть советскую власть. В течение двух дней войска атамана заняли район Мосейовице — Петриков. 9 ноября кавалерийская дивизия полковника Сергея Павловского разбила красных под Романовкой. Полковник Матвеев, командир «1-й дивизии смерти» занял Скрыгалов. Потом балаховцы взяли Хомички и Прудок. И, наконец, Мозырь.

7 ноября в Турове состоялось торжественное построение войск в присутствии командующего армии, членов БПК и Б. В. Савинкова, затем состоялся молебен с молитвами за БНР и успех её оружия. Далее генерал-майор С. Н. Булак-Балахович развернул бело-красно-белый флаг и поклялся не складывать оружия, пока не освободит родной край от узурпатора.

12 ноября в занятом Мозыре члены БПК устроили генерал-майору торжественную встречу и провозгласили себя высшим государственным органом Белоруссии. В ответ, С. Н. Булак-Балахович заявил о создании новой БНР, о роспуске правительств БССР и БНР (в Ковно).

18 ноября армия Булак-Балаховича была разгромлена и он с частью оставшихся людей бежал в Польшу. О каком восстании может идти речь, если это было вторжение Булак-Балаховича при непосредственном содействии Савинкова, который вообще был эсером?

Конечно, найдутся те, кто будет утверждать, что все же это было восстание, так как остатки частей продолжали сопротивление до 28 декабря. Но это опять будет только часть правды. 28 декабря якобы повстанцы тоже пробились к польской границе и были интернированы поляками (Гісторыя Беларусі: У 6 т. Т. 5. Беларусь у 1917—1945 гг. / А. Вабішчэвич [i інш]; рэдкал. М. Касцюк (гал. рэд.) і інш. — Мінск: Экаперспектіва, 2007. — С. 88).

Так как срыть данный факт невозможно чета Пальчис предпочитает и об этом упомянуть, а заодно немножко пожурить поляков, дабы продемонстрировать свою мнимую лояльность белорусскому народу. Только вот это журение со всем остальным материалом не сходится, в остальном они очень даже покрывают польскую сторону и то, что поляки здесь вытворяли, списывая их преступления на самих белорусов и советскую власть. Но впрочем, судите сами, а я продолжу разбор материала.

Если уж вдаваться в подробности и рассматривать детально боестолкновения, то картина никоим образом не меняется, всплывают только еще дополнительные неудобные для Виктории Пальчис факты.

Например, Павел Чайка 3 декабря 1920 года сдался Красной армии, а 7 января 1921 года был приговорён к расстрелу «за антисоветскую деятельность», то есть прошло больше месяца, а Виктория пишет, что пару дней… Но это мелочи. Пальчис берет какие-то данные у сомнительных «историков», причем даже не ссылается на них, чтобы никто не проверил информацию.

Такие утверждения делает пресловутый «историк» Н. Стужинская, которая повествует о том, что бригадная контрразведка арестовала командира П. Чайку по подозрению в предательстве, а на самом деле, Павел Чайка был смещен с руководящей должности как ярый противник сотрудничества с поляками (Ляхоўскі У. В. Чайка Павел Пятровіч // Беларуская энцыклапедыя / Галоўны ред. Г. П. Пашкоў. — Мн.: Беларуская энцыклапедыя, 2003. — Т. 17. — С. 206.).

По другим данным, П. Чайка покинул Слуцкую бригаду и командование перешло к Антону Сокол-Кутыловскому (Гісторыя Беларусі: У 6 т. Т. 5. Беларусь у 1917—1945 гг. / А. Вабішчэвич [i інш]; рэдкал. М. Касцюк (гал. рэд.) і інш. — Мінск: Экаперспектіва, 2007. — С. 88).

Очевидно, что «восстания» как такового не было, было вторжение Балаховича, который дал возможность поднять голову БНР, но не на долго, после его бегства, борьба стала носить не только вялый характер, но и продолжалась чуть более месяца, после ухода Балаховича и тех, кто сумел с ним пробиться к полякам. Нет никаких достоверных сведений ни о интенсивности боев, ни о боевых потерях, есть только несколько упоминаний о переходе из рук в руки нескольких населенных пунктов, но и тут есть загвоздочка — нет возможности точно установить кто и как именно их захватывал.

Да, конечно, кто-то из белорусов поддержал приход Булак-Балаховича, кто-то из белорусов понадеялся на что-то, но этих людей было слишком мало, чтобы говорить о белорусском восстании. Скорее можно говорить о том, что они поддержали действия Балаховича.

Идем дальше. Автор пытается рассмотреть причины «восстания». И сразу с первых строк опять заявляет, что «восстание» было поддержано всем крестьянством. При этом, как обычно не указывает никаких ссылок на источник таких данных. А я уже написал выше и указал, где можно проверить мои утверждения.

Также автор рассказывает про какие-то антисоветские бунты, но не указывает какие именно, где и когда. А это в научном историческом материале просто недопустимо. Ведь складывается впечатление, что Виктория Пальчис все берет просто с потолка.

Также Виктория рассказывает про белорусские интеллектуальные элиты, поддерживавшие идеи БНР. Это она про Тарашкевича говорит? Или он уже не интеллектуальная элита? Тарашкевич был одним из лидеров Белорусской социалистической громады, потом был избран послом польского сейма, а с 1926 года стал активным коммунистом.

И таких, как он было полно, кто с течением времени проникся идеями коммунизма. Это как объяснит Виктория Пальчис? Или она имеет ввиду другие интеллектуальные элиты? Может ей не по нраву Ян Середа, который тоже был деятелем БНР, а потом стал активным деятелем-коммунистом?

Или может Виктория Пальчис не знает еще таких же деятелей — Язеп Лёсик, Александр Цвикевич, Степан Некрашевич и многих других? Или они уже не интеллектуальная элита? Или после того, как стали коммунистами перестали быть интеллектуальной элитой?

А может Виктория Пальчис считает, что Феликс Дзержинский, уроженец Столбцовского района Минской области из шляхетской семьи, не интеллектуальная элита? Вообще чете Пальчис следовало бы изучить вопрос и узнать хоть немного о том, где и какие интеллектуальные элиты были, и чем они занимались.

Да и в современных реалиях интеллектуальные элиты никогда не являлись чем-то единым целым, и мнений в кругах этих самых элит всегда было превеликое множество, так что под одну гребенку всех грести, мягко говоря, абсурдно. Поэтому утверждать, что интеллектуальные элиты целиком поддержали то или иное явление  является либо провокацией, либо шарлатанством или просто признаком отсутствия каких-либо знаний.

Элиты были на каждой стороне, элиты всегда увлекают за собой, элиты всегда возглавляют что-то, и речь я веду именно об интеллектуальных элитах, именно они порождают идеи и ищут способ их реализации.

Но мы идем далее, а далее автор утверждает, что это был не типичный голодный бунт, а идейное движение. И как всегда, как полагается у змагаров, Виктория Пальчис сообщает полуправду. Да, это был идейное явление, но не бунт и не движение, а простое желание Булак-Балаховича и его окружения поцарствовать, те же, кто остался после него сопротивлялись не очень активно и очень не долго, и не мало представителей перешло на сторону большевиков, так как были простыми приспособленцами. А приспособленцев называть идейными как-то, мягко говоря, странно.

Не было никаких идей и у самого Балаховича, кроме личной жажды власти. Не может идейный человек раз в пару лет менять свои взгляды на диаметрально противоположные. Ну ладно он там раз сменил, типо осознал, ну два, мол, опять запутался, но когда более шести раз за непродолжительный период времени, возникают вопросы.

Местные же, которые поддержали его приход, тоже многие неоднократно меняли свои взгляды. Но даже это не важно в данном случае, ведь идейным не могло быть никак «восстание», которого по сути не было.

Но и это не самое интересное. Вика для того, чтобы убедить в том, что «восстание» все-таки было, а самое главное в том, что она имеет хоть какое-то представление об истории Беларуси, начинает рассказывать про Белорусскую социалистическую громаду, которую якобы царь так прессовал, что ей пришлось прекратить свою деятельность в 1907 году.

Вот только в 1907 году партия фактически прекратила активную деятельность из-за невостребованности ее идей, что и привело к концентрации сил на издании «Нашей нивы» — популярной легальной газеты на белорусском языке.

БСГ возобновила свою работу после Февральской революции и вела активную деятельность по созданию белорусской автономии, а позднее — собственной государственности. В сентябре 1917 года часть марксистского крыла вышла из БСГ, чтобы создать Белорусскую социал-демократическую рабочую партию.

14-25 октября 1917 года в Минске прошёл III съезд партии, на котором наметились серьёзные разногласия между различными группами в партии. В 1917-18 году от БСГ откололись три самостоятельных партии — Белорусская партия социалистов-революционеров, Белорусская партия социалистов-федералистов и Белорусская социал-демократическая партия.

Белорусская партия социалистов-революционеров вообще в 1923 полностью слилась с КПЗБ, а до этого активно с ней сотрудничала.

На этом фантазии автора не закончились. Местами Пальчис утверждает, что созданные отряды милиции сыграли ключевую роль в «восстании»:

А местами утверждает, что ключевой силой стали крестьяне:

Мало того, что автор так и не смог определиться в своем материале кто там стал ключевой силой, так еще и не потрудился привести ссылки, откуда он взял эти данные. Но и это еще далеко не все.

Так, Виктория не упоминает, кто создал-то эту самую милицию в 1917 году, и не рассказывает вообще про события в Слуцке в этот период времени, хотя для понимания ситуации это требовалось.

Милицию в Слуцке в 1917 году могли создавать только коммунисты, так как в период 1917 года там находились они.

Только в январе 1918 г. польский корпус легионеров под командованием генерала Ю. Довбор-Мусницкого, находившийся в Бобруйске, Жлобине и Рогачеве, поднял мятеж против Советской власти. Мятежники двинулись к Осиповичам, создав угрозу Минску и Слуцку. 24 января 1918 года разбив красногвардейцев у Ясеня (между Осиповичами и Бобруйском) польские легионеры заняли Слуцк.

Возникает сразу вопрос – каким таким образом и какая такая милиция, созданная в 1917 году, стала ключевой силой в «восстании»? Итак, получается, что крестьяне не поддержали, милиция, если и была, то созданная советами и по факту, в лучшем случае, получается, что подневольными.

Не удивляет тогда, что воевать за польские интересы подразделения милиции не сильно и хотели, о чем свидетельствует вялость боестолкновений с Красной армией и низкий уровень потерь до прекращения сопротивления.

Вызывает умиление и описание боев «повстанцев» с Красной армией:

Значительные потери, это какие? Сколько пленных взяли? Какие населенные пункты были потеряны, а какие отбиты? Лично мне такое описание показалось схожим с детскими сочинениями о том, как они провели лето.

Если же нет данных, то зачем писать как в стихах Маршака – «Один немецкий пулемет разбил сто тысяч дзотов и триста тысяч девятьсот семнадцать самолетов»?

Также интересно о каком подпольном сопротивлении Виктория Пальчис говорит, ведь науке известно только про антипольское и антинемецкое коммунистическое сопротивление, а об антикоммунистическом ни Пальчис, ни ее учителя не могут ничего рассказать. Удивительно, однако.

Что ни строчка,то фарс и профанация, и преподносится это как исторические реалии. Но куда более удивительными выглядят выводы, которые сделала Виктория Пальчис. Во-первых, мне самому интересно какие такие умники заявляют, что белорусы не нация? Во-вторых, какое отношение «восстание» в Слуцке имеет отношение к формированию белорусской государственности и белорусской нации, если оно было организовано поляками и проводилось в польских интересах? В-третьих, чем это утверждение о том, что БНР фейковое образование, мешает становлению белорусского народа?

Как раз писанина, выдаваемая такими деятелями, как Виктория и Эдуард, замещает нашу реальную историю всякого рода фейками и мифами, на основе которых не построить ничего, кроме очередных мифов и фейков. Только знание и понимание истории позволяют выстраивать будущее в реальном мире, а выстраивание реалий на основе мифа приводит только повторению всех ошибок прошлого и упадку, заставляя смотреть не в будущее, а в прошлое, вечно путаясь в противоречиях и поисках, так как миф — это просто сказка…

Лично у меня складывается впечатление, что оппозиционные деятели сознательно стремятся сделать из нашего народа миф, и для этого пытаются нашу реальную историю заместить вымышленной…

Дмитрий ПЕРС


Социальные сети