04.01.2020     0
 

Пороховая бочка Ближнего Востока


Санкционированный американским президентом Трампом ракетный удар беспилотников ВВС США по кортежу машин, в котором находились командующий спецподразделением «Кудс» Корпуса стражей Исламской революции иранский генерал Кассем Сулеймани и заместитель главы шиитского ополчения Ирака Махди аль-Мухандис, взорвал мировую медиасферу и стал настоящим геополитическим землетрясением на Ближнем Востоке.

За день до спецоперации Пентагона министр обороны США Марк Эспер заявлял о возможности удара Вашингтона по Ирану перед его новыми атаками на американские интересы на Ближнем Востоке, а Госсекретарь США Майк Помпео заручился поддержкой Израиля, Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов, экстренно отменив запланированные на 4–7 января 2019 г. визиты в Беларусь, Украину, Казахстан, Узбекистан и Кипр.

Тем не менее, расстрел на выезде из аэропорта иракской столицы г.Багдада знакового иранского политика, одного из символов победы над террористическим «Исламским государством» и стратега, стоящего за многими достижениями Тегерана на Ближнем Востоке, стал неожиданностью практически для всех.

Произошедшие события имеют ряд далеко идущих последствий.

Тщательно спланированная Пентагоном силовая ликвидация уже пережившего несколько покушений официального представителя Ирана в очередной раз ставит под вопрос эффективность системы международного права и откладывает разрядку в ближневосточном регионе на неопределенное время.

Гибель фактически второго человека по авторитету в руководстве Ирана, отвечавшего за тайные операции этой страны за границей, стала опасным витком в развитии американо-иранского конфликта последних нескольких лет, сместив точку мирного разрешения разногласий между странами на неопределенное будущее. Обе стороны говорят о готовности защищать своих граждан любой ценой. Сложившаяся ситуация неизбежно повышает градус противостояния на Ближнем Востоке.

Положением уже воспользовались в политических целях шиитские партии Ирака, вынеся на голосование парламента вопрос о целесообразности пребывания американских военных в стране. Иракские власти не могут оставить без внимания запрос улицы на более жесткий курс в отношении Вашингтона после ракетного обстрела США территорий в непосредственной близости от международного багдадского аэропорта.

На внутриполитической кухне США убийство К.Сулеймани стало поводом для разного рода политических спекуляций. В то время как Д.Трамп назвал иранского генерала «ответственным за гибель миллионов людей», многие конгрессмены возмутились, что решение о ракетном ударе было принято без их ведома.

Прикрываясь декларациями о приверженности деэскалации, Вашингтон одновременно продолжает перебрасывать в регион военный контингент (до 4 тыс. солдат).

В свою очередь, многие мировые СМИ подхватили драматическую повестку. Американские медиа противопоставили нынешнюю операцию в международном аэропорту Багдада действиям американских спецслужб, дипломатов и военных, допустивших нападение 11 сентября 2012 г. на дипломатическое представительство США в ливийском Бенгази, в результате которого погиб посол США Крис Стивенс. По данным арабских информационных агентств, «в Ираке морские пехотинцы США начали аресты проиранских лидеров».

Информируя о «начале на Ближнем Востоке новой войны», журналисты ссылаются на усиление колебаний индексов Уолл-стрит и рост нефтяных котировок (на 3-4%).

Ракетный удар обострил и без того напряженную трехстороннюю ситуацию между США и основными производителями нефти Ираном и Ираком. На юге Ирака развернулась эвакуация американских сотрудников нефтяных компаний и других специалистов, а некоторые американские сенаторы призывают не останавливаться на достигнутом и продолжить борьбу с Ираном, уничтожая его нефтеперерабатывающие заводы.

Все это не добавляет благоприятных перспектив государствам-членам ОПЕК, доля которых в мировой нефтедобыче продолжает непрерывно снижаться в пользу США (там этот показатель составляет 17,8% с перспективой роста).

В самом Иране после того, как Верховный лидер страны аятолла Али Хаменеи призвал жестоко отомстить за смерть народного героя и мученика, можно с уверенностью говорить о неминуемом снижении влияния умеренных политиков.

Несмотря на то, что К.Сулеймани был знаменем Исламской республики и лицом внешнеполитических амбиций Ирана, региональная стратегия Тегерана на нем не оканчивается. Преемник К.Сулеймани генерал Исмаил Каани уже заявил, что задачи подразделения не изменятся и оно продолжит укреплять иранскую дугу влияния от Оманского залива через Ирак, Сирию и Ливан к западным берегам Средиземного моря.

Кроме того, эскалация конфликта Вашингтона и Тегерана может вызвать неконтролируемую хаотичную реакцию со стороны многочисленных шиитских группировок, которые способны пытаться самостоятельно реализовать планы мести США. Мишенями для ударов могут выступать объекты военной или энергетической инфраструктуры геополитических соперников Ирана.

Таким образом, 2020 год будет очень сложным для Ближнего Востока, где развернутся несколько одновременных опосредованных конфликтов, будут создаваться и распадаться коалиции, продолжится волна массовых протестов.

Вашингтон не прекратит попытки сократить иранское влияние в Ираке и других ближневосточных государствах. Это может привести к эскалации горячих точек региона и еще более подорвать его экономическую и политическую устойчивость.

События в районе багдадского международного аэропорта продемонстрировали, что мир все больше скатывается к отстаиванию глобальными игроками своих интересов общественно опасными способами.

Антон Дударёнок