Это справедливый и оправданный выбор. Именно за него боролись многие белорусы на протяжении нескольких лет. Вы спросите, а почему выбор? Так варианты были разные. И сейчас, когда это не повредит делу, можно смело приподнять кулису и узнать чуть больше о том, как принималось столь важное решение, имеющее большое политическое значение.

Объединяющие даты

Когда был объявлен Год народного единства, стало ясно, что нам нужен особый праздник, символизирующий общность всех белорусов. Эта мысль быстро распространялась в обществе, начались обсуждения. И вот в своем выступлении на Всебелорусском народном собрании в феврале 2021 года ректор Академии управления при Президенте Вячеслав Данилович предложил учредить День народного единства и выбрать между двумя датами: 17 сентября и 14 ноября. При этом они связаны с одним историческим событием — воссоединением белорусского народа в результате Освободительного похода Красной армии в Западную Белоруссию в 1939 году. Так почему все-таки два варианта?

Именно на дате 14 ноября настаивал Институт истории НАН, который до недавнего времени и возглавлял Вячеслав Данилович. К этой точке зрения склонялись и некоторые юристы. Вся штука в том, что именно 14-го Верховный Совет ­БССР на своей внеочередной сессии постановил принять западнобелорусские земли в состав единого белорусского советского государства.

Сразу же на сайте Всебелорусского народного собрания развернулось голосование, какую же дату считать наиболее приемлемой. Верх взяло как раз 17 сентября. Но здесь дело не только в выборе интернавтов. 14 ноября не прижилось в людской памяти. Если хорошенько вспомнить, то Верховный Совет ­БССР 11-го созыва вводил этот праздник в 1990 году с определенным умыслом. Предполагалось, что рано или поздно 7 ноября перестанет быть «красным днем календаря», а люди привыкли к ноябрьским праздникам. Нужна была замена. Хотя тогда среди депутатов подавляющее большинство составляли коммунисты, но резоны были именно такие. Не будем забывать, что речь шла о самых депрессивных перестроечных годах. Кстати, в России День народного единства ввели 4 ноября как раз как альтернативу Дню Октябрьской революции.

Вы думаете, это все варианты, которые обсуждались на диалоговых площадках и в коридорах власти на протяжении весенних месяцев? А вот и нет. С тем же 1939 годом связана еще одна дата — 29 октября, когда Народное собрание Западной Белоруссии приняло декларацию о вхождении в состав ­БССР. Но звучали и такие аргументы: мол, отмечать эту дату на официальном уровне стало бы уж совсем откровенным вызовом нашей западной соседке. Ведь собрание проходило в Белостоке, а сейчас это уже не областной центр Беларуси, а воеводский город в Польше…

Были и другие предложения. Еще в апреле 2019 года во время общения Президента с депутатами Парламента Игорь Марзалюк выступил с инициативой обратить внимание на 5 июня — день памяти преподобной Евфросинии Полоцкой. Историк и политик высказал мнение, что именно такой праздник подходит для того, чтобы стать символом нашей государственности. Александр Лукашенко ответил тогда, что предложение неожиданное и над ним стоит поразмыслить. Уже сейчас вновь вспомнили о той идее. Действительно, в некоторых странах существуют праздники, посвященные святым покровителям того или иного народа. Самый известный пример — День святого Патрика, давно превратившийся в главное торжество всех ирландцев, разбросанных по свету. Да и фигура святой Евфросинии весьма подходящая, поскольку она является объединяющей для всех белорусов вне зависимости от их вероисповедания.

Успех Всебелорусского народного собрания в нынешнем году, то, что оно символизировало завершение сложного периода нашей истории, связанного с открытым противостоянием, породили еще одну задумку. А почему бы не определить в качестве объединяющего всех белорусов дня 19 октября? Ведь именно тогда в 1996 году во Дворце спорта в Минске открылось первое Всебелорусское собрание, также сыгравшее важную роль в разрешении острого политического кризиса. Было положено начало новой традиции суверенной Беларуси.

Идеи были разные, подчас весьма неожиданные. Но все же победу в этой невидимой баталии одержало именно 17 сентября. И вполне заслуженно. Это праздник со своей историей.

Жители Западной Белоруссии встречают советские войска. 1939 г.

Помнить о главном

В Советском Союзе автономия республик проявлялась и в виде наличия у них своих местных праздничных дней. Так, в первые годы существования Белорусской советской республики таким было 11 июля — в память об освобождении Минска от польских оккупантов в 1920 году. К первой годовщине восстановления советской власти в столице Беларуси в городском театре прошло торжественное заседание, приуроченное к открытию Белорусского государственного университета, хотя первые занятия и начались только в октябре того же года. В честь 11 июля называли улицы, затем колхозы.

В 1939 году место главного республиканского праздника заняло 17 сентября. Так было вплоть до начала 50-х годов прошлого века. Именно в ту пору и появились многочисленные улицы 17 сентября, проводились торжественные митинги, издавалась соответствующая литература. Но к тому времени стало ясно, что грандиозные масштабы Великой Отечественной войны затмевают Освободительный поход, и 17 сентября начало отходить на второй план. Оказали свое влияние и отношения с Варшавой. Власти ­СССР не хотели напоминать «братской социалистической Польше» о неприятных моментах общей истории. А уже с середины ­1960-х годов место главного республиканского праздника прочно заняло 3 июля. В этом статусе день окончательно утвердился к 1984 году, когда пышно отмечалось 40-летие освобождения Беларуси.

К дате 17 сентября вновь вернулись уже в годы президентства Александра Лукашенко. В 1999-м в Большом театре оперы и балета состоялось торжественное заседание, посвященное 60-летию воссоединения Западной Белоруссии с БССР. А с очередными годовщинами история была несколько сложнее. Главным фактором стали наши крайне непростые отношения с Польшей. Ее политики гнули (да и продолжают это делать) свою историческую линию, настаивая на исключительно негативных оценках того, что происходило на западнобелорусских землях осенью 1939 года. Нужно сказать, некоторые наши дипломаты откровенно поддавались такому давлению.

…Накануне 70-летия воссоединения белорусских земель в кабинете директора Института истории НАН собралось представительное совещание. Там были ведущие историки нашей страны, представители Администрации Президента, Гродненского и Брестского облисполкомов. Все были единодушны: 17 сентября должно стать значимой общегосударственной датой, планировались крупные торжества. Эту позицию поддержал и тогдашний председатель президиума Академии наук Михаил Мясникович. Однако в тот период случилось наше очередное потепление отношений с Западом, а Польша играла в этом не последнюю роль. И в итоге в каких-то кабинетах тогда решили, что, мол, не стоит доставать сейчас 17 сентября из нашего исторического багажа… Нужно отдать должное лично Александру Лукашенко — он все же поздравил соотечественников с 70-летием памятной даты. В обращении ­Президента, в частности, говорилось: «Несмотря на различные мнения и оценки событий, связанных с этой датой, бесспорен факт: в результате военной операции произошло воссоединение искусственно разделенного белорусского народа, что явилось актом исторической справедливости». Эти слова актуальны и сегодня.

А вот затем отдельные чиновники (некоторые из них в августе предали страну, которой раньше якобы служили) стали затирать 17 сентября. Нужно говорить сейчас об этом прямо и открыто. Общественность неоднократно ставила вопрос о придании исторической дате государственного статуса, а хитроумные бюрократы только воротили нос, волокитили дело. Не вовремя, зачем бередить старые раны… Да затем, чтобы не появились новые!

И вот август 2020-го встряхнул всю нашу систему, мы вновь вспомнили о том дне, той эпохе, когда жители Западной Белоруссии встречали Красную армию, возводя приветственные «брамкi» — наш белорусский аналог триумфальной арки. Кстати, теперь, когда обсуждается вопрос об установлении памятника воссоединению, уместно было бы предложить сделать его именно в виде такой «брамкi». Их ведь в сентябре 1939-го соорудили сотни.

Наконец 17 сентября получило свой достойный статус. Это признак существования в Беларуси зрелого гражданского общества. Упорство и настойчивость общественности привели к тому, что власть услышала людей.

Сейчас наша задача — сделать так, чтобы 17 сентября, особенно в этом году, стало незабываемым праздником. Он должен напоминать нам, кто мы и откуда, вселять гордость за наш народ, который через все испытания и лихолетья пронес осознание того, что мы — белорусы, единый народ!

Источник