13.01.2020     0
 

Синергия от деятельности тандема Мясникович — Глазьев обещает быть очень любопытной


2020 год для Беларуси — год председательств во всех интеграционных объединениях на постсоветском пространстве, и, в частности, в ЕАЭС. С 1 февраля на следующие четыре года Председателем Евразийской экономической комиссии станет представитель Беларуси Михаил Мясникович. О перспективах белорусского председательства в ЕАЭС «Наш Гомель» поговорил с политологом, научным сотрудником Института философии НАН Беларуси Петром Петровским.

— Какие задачи для евразийской интеграции Беларусь будет ставить в течение своего председательства в ЕАЭС?

— Исходя из недавних кадровых решений и послания Президента Республики Беларусь, а также белорусского видения евразийской интеграции можно выделить несколько таких задач.

Во-первых, снятие оставшихся и недопущение появления новых торговых барьеров и любых проявлений протекционизма.

Во-вторых, развитие научно-технического и промышленного сотрудничества стран ЕАЭС как основы, без которой евразийская интеграция будет неполноценной — сводиться к углубленной зоне свободной торговли.

В-третьих, продвижение концепции специализации стран ЕАЭС для того, чтобы союз строился не на принципе либеральной конкуренции, а на принципе кооперации. Это позволит максимально эффективно использовать особенности каждого государства-члена и не допустить возникновения противоречий и конфликтов между ними.

В-четвертых, повышение узнаваемости евразийской интеграции и создание позитивного образа ЕАЭС путем информационной работы с населением союза. Сегодня крайне необходимо, чтобы жители союза знали, что он из себя представляет и зачем он нужен, а не воспринимали его как далекую от них абстракцию.

В-пятых, усиление социальной составляющей ЕАЭС. Узкое понимание ЕАЭС как исключительно экономического проекта противоречит принципам союза. Так, принцип свободы передвижения рабочей силы требует создания единых социальных стандартов, которые будут защищать права трудящихся. Например, признания дипломов, что приведет к повышению академической мобильности и в дальнейшем к унификации образовательного законодательства государств-членов. На мой взгляд, уже выработанные социальные стандарты нужно улучшать и тем самым делать ЕАЭС не только экономически, но и социально ориентированным союзом. На сегодняшний день это чрезвычайно востребовано населением государств-членов.

— Будет ли Беларусь способствовать вступлению в ЕАЭС Узбекистана?

— Следует отметить, что пока Узбекистан не ведет с ЕАЭС переговоров о вступлении и не внес данную задачу ни в один свой официальный документ. Сейчас внутри страны лишь ведется дискуссия о целесообразности вступления в союз. Беларусь же выступает за прагматичное расширение ЕАЭС, т.е. расширение, которое не будет сопровождаться изъятиями, исключениями и невыполнением уже принятых нормативно-правовых актов. Причина проста — горький опыт вступления в ЕАЭС Армении и Кыргызстана. После их присоединения к союзу были сохранены многочисленные изъятия и исключения, которые так и не преодолены на сегодняшний день. Кроме того, некоторые государства-члены используют расширение ЕАЭС для того, чтобы продлевать действие изъятий и исключений и в конечном итоге не унифицировать свое законодательство в рамках союза.

— Какие еще вызовы могут возникнуть на пути реализации белорусской повестки дня в ЕАЭС?

— Их достаточно много. Сегодня ряд предприятий используют свое влияние для откровенного саботажа евразийской интеграции — создания для себя преференциальных условий. В целом, в ближайшие четыре года Евразийской экономической комиссии Мясниковича предстоит решать фундаментальные вопросы: создание общих рынков электроэнергии (не был создан в запланированный срок, к 2019 году, его создание перенесено на 2024 год); транспорта; финансов; газа, нефти и нефтепродуктов. Последний должен заработать до 2025 года и предусматривает действие единых принципов и условий хозяйствования для всех хозяйствующих субъектов стран ЕАЭС. Это значит, что цены на газ, нефть, бензин должны быть унифицированы во всем союзе, а условия нефтепереработки должны быть едиными для всех предприятий ЕАЭС.

К сожалению, данные вопросы являются вызовами. На примере Союзного государства мы видим, что они не решены до сих пор, поскольку узкокорпоративные интересы ТЭК связаны с максимизацией прибыли, а не с обеспечением преференциальных условий другим субъектам хозяйствования в ЕАЭС. Оптимальным решением мне видится формула «Себестоимость цены энергоносителя + 10% прибыли на развитие отрасли». Это объективное ценообразование в сочетании с удешевлением системы управления ТЭК, автоматизацией добычи и транзита энергоносителей приведет к естественному удешевлению энергоносителей и тем самым создаст условия для более эффективного сотрудничества стран ЕАЭС.

Другой вопрос, готов ли к этому ТЭК и есть ли к этому политическая воля у лидеров государств-членов? К сожалению, пока приходится констатировать, что страны ЕАЭС выбиваются из графика интеграции. Ранее мы это видели по общему рынку лекарств. Сейчас мы это видим по общему рынку электроэнергии. Кроме того, Беларусь не раз заявляла, что экономический союз одновременно несет и социальную нагрузку, которая из-за позиции ряда государств-членов не проработана ни в договоре о ЕАЭС, ни в других нормативно-правовых актах евразийской интеграции.

— Сможет ли Беларусь использовать свою евразийскую повестку дня (например, создание общего рынка газа, нефти и нефтепродуктов, а значит, обеспечение равных цен на энергоносители) для продвижения своих интересов в ходе переговоров об углублении интеграции с Россией?

— Начну с того, что на равных ценах на энергоносители настаивает не только Беларусь, но и Армения и Кыргызстан. Другой вопрос, способна ли наша страна это реализовать? Беларусь — не 146,8-миллионное, а 9,5-миллионное государство. Впрочем, в Евразийской экономической комиссии произошли кадровые изменения. От России членом Коллегии (министром) по интеграции и макроэкономике ЕЭК стал Сергей Глазьев. Синергия от деятельности тандема Мясникович — Глазьев обещает быть очень любопытной. Однако, по моей информации, Сергей Глазьев — не самостоятельная фигура. Фактически он обязан лоббировать российские интересы, с которыми не всегда согласен. Кроме того, не думаю, что у Беларуси имеются какие-то механизмы или инструменты лоббирования своей повестки дня.

На сегодняшний день мы видим, что Беларусь зависит от одного поставщика энергии, и этот поставщик использует свою естественную монополию для продвижения своей повестки дня. И, самое главное, пока я не вижу у ЕАЭС механизмов по принуждению ТЭК к интеграции. Беларусь настаивает на том, чтобы ЕАЭС обладал такими механизмами. Если эта задумка реализуется, то произойдет настоящая евразийская революция — евразийские интересы станут господствовать над национальными.

Иван Палачанин