01.10.2019     0
 

Стерпит ли земля польского имперца Кастуся?


Пожалуй, главным сюжетом оппозиционных СМИ на минувшей недели было обращение «сознательных» белорусских интеллигентов к парламенту Литвы с просьбой захоронить останки Константина Калиновского в Беларуси. Официальный Вильнюс ответил отказом и назначил дату перезахоронения на 30 ноября в Вильнюсе. Тем не менее, ряд литовских депутатов и активистов поддержали идею перезахоронения останков Калиновского в Беларуси как символ «сопротивления России».

Если беспристрастно посмотреть на биографию и политические взгляды «Кастуся», это действительно так. Русофобии и ненависти к православию в нем было предостаточно. Реальный Калиновский не имел ничего общего с мифическим образом рыцаря без страха и упрека, который был создан белорусскими националистами в начале XX века.

Он был поляком до мозга костей и видел белорусские земли неотъемлемой частью «большой» Польши. Частную переписку он вел на польском, официальные обращения к российской администрации — на русском. Листовки к белорусским крестьянам (т.н. «Мужыцкую праўду») он писал на белорусском лишь для того, чтобы тепонимали его русофобскую и антиправославную пропаганду. Так, в «Мужыцкай праўдзе» он называет белорусских крестьян не белорусами, а «братамі», «дзяцюкамі» или «мужыкамі».

1863 мифа вокруг Калиновского

Безнравственно предлагатьчествовать Калиновского в стране, где большинство населения исповедует православие, поскольку все сочинения «Кастуся» пропитаны ненавистью к православию и почтением к униатству. Вот несколько отрывков из «Мужыцкай праўды»:

«Не адзін ужэ, можа, забыўся, што бацька яго быў яшчэ справядлівай уніяцкай веры, і ніколі ўжэ не спомніць на тое, што перавярнулі яго на сызму, на праваслаўе, што ён сягодня, як той сабака, жыве без веры і, як сабака, здохне чартам да пекла!!! О, дзецюкі, ліха такому чалавекові! А калі мы будзем гэтак рабіці з Богам, так што ж Бог найвышшы з намі зробіць? Аддасць у пекла на вечныя мэнкі, будуць чэрты душу нашу на кускі рваці, а смала ў вантробах кіпеці будзе»;

«Нарабіў нам гэтага ліха, дзецюкі, гэта цар маскоўскі, ён-то, перакупіўшы многа папоў, вялеў нас у сызму запісаці, ён-то плаціў грошы, каб толька перахадзілі на праваслаўе, і, як гэты антыхрыст, адабраў ад нас нашу справядлівую — уніяцкую веру і пагубіў нас перад Богам навекі»;

«Тагды, дзецюкі, хто адно верыць у Бога, яго сына і духа святога, няхай зараз пакідае сызму [т.е. православие] і пераходзіць на праўдзівую веру дзядоў і прадзедаў. Бо хто не пяройдзе на унію, той сызматыкам застанецца, той, як сабака, здохне, той на тамтам свеце пякельныя мэнкі цярпеці будзе!».

При этом сам Калиновский был католиком. Как можно убедиться, религиозный вопрос был для него только разменной монетой.

Кроме того, «Кастусь» был кровожадным фанатиком — указывал убивать несогласных, прежде всего дворян, не останавливаясь даже перед колыбелью дворянского ребенка:

«Паўстанне мае быць чыста народным — шляхта, паколькі з намі не пойдзе, няхай гіне — тады сялянская сякера не павінна спыніцца нават над калыскай шляхецкага дзіцяці!».

Что самое главное, белорусские крестьяне не поддерживали повстанцев. Они старались покинуть деревни и укрыться в лесахпри их появлении, просили защиты у российских властей от их произвола, организовали вооруженные караулы и помогали российским войскам вылавливать калиновцев. Лишь 18% повстанцев были крестьянами.

Почитатели Калиновского предпочитают обо всем этом умалчивать и вопреки источникам продолжают представлять его патриотом Беларуси. К слову, еще в начале XXвека один из основоположников белорусского национализма Вацлав Ластовский сфальсифицировал тексты «Кастуся» в своей статье «Памяцi Справядлiвага»: заменил «Браты мае, мужыкі родныя» на «Беларусы, браты мае родные», «Марыська чарнабрэва, галубка мая» — на «Беларуска зямелька, галубка мая».

Одним словом, Беларуси не нужны такие «герои», как Калиновский. Фанатик, жаждавший крови и манипулировавший белорусскими крестьянами для создания «большой» Польши, явно не заслуживает права быть похороненным на белорусской земле.