15.05.2019     0
 

«Стратегическое назначение». Что означает смена посла России в Беларуси


30 апреля 2019 г. президент Российской Федерации Владимир Путин освободил Михаила Бабича от занимаемой им должности чрезвычайного и полномочного посла в Беларуси и одновременно назначил на эту должность Дмитрия Мезенцева, до этого занимавшего пост председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике. О том, с чем связаны такие кадровые перестановки и чего ожидать от нового посла, читайте в материале сопредседателя редакционного совета «Евразия.Эксперт», белорусского политолога Петра Петровского.

Дипломатия требует такта

Михаил Бабич занимал должность посла России в Минске чуть более восьми месяцев. Впервые в истории белорусско-российских отношений посол был наделен статусом и спецпредставителя РФ в Беларуси по экономическому сотрудничеству. Понятно, что и ожидания от нового активного и жесткого управленца были достаточно большими.

Направление на работу в союзную для России Беларусь, обладающую собственной политической культурой, поставило перед Бабичем задачу выработки нового стиля работы. В Беларуси имеется яркий лидер, пришедший к власти с идеями, одной из которых был союз с Россией. Александр Лукашенко по праву может считаться отцом-основателем Союзного государства, его архитектором. Авторитет белорусского лидера в обществе достаточно высок. И все осознают его вклад в дело интеграции. В этом отношении среди белорусского истеблишмента имеется определенное видение, что политикой в Союзном государстве имеют право заниматься лишь Александр Лукашенко и Владимир Путин. Поэтому от нового посла ожидали смены своих старых моделей поведения исходя из белорусской специфики.

Бабичу были поставлены конкретные задачи интенсификации интеграции и оперативного решения возникающих вопросов. В принципе, именно для этого Путин и наделил экс-посла в Беларуси статусом своего спецпредставителя по торгово-экономическим вопросам. К слову, такой же статус получил и параллельно назначенный в Россию послом от Беларуси Владимир Семашко. Лукашенко также имел высокие ожидания от Бабича, рассчитывая, что статус спецпредставителя даст ему возможность оперативно и напрямую решать насущные вопросы.

Ожидания и результаты

С самого первого дня новый посол развил достаточно активную деятельность. Стал публичной персоной и начал посещать различные промышленные, культурные и исторические объекты страны. Наверное, в истории российской дипломатии едва ли найдется столь медийная персона среди руководителей других дипмиссий. На это не могли не обратить внимания в Беларуси, где спокойствие и сдержанность в собственной публичности являются принципами хорошего тона.

К сожалению, чрезмерная медийная активность и недостаток результатов в решении конкретных вопросов начали приносить свои плоды. Отрицательно были расценены и встречи посла союзного для Беларуси братского государства с представителями белорусской оппозиции. Последнюю точку в этом деле поставила длящаяся полемика Бабича лично с Лукашенко, что не просто нарушало политическую субординацию, но и являлось уже конкретным вызовом в надвигающиеся избирательные два года для Беларуси.

Обе стороны понимали, что искрить в публичном поле двух стран-союзниц не должно. Белорусы и россияне ожидают от Союзного государства не коммуникативного пинг-понга, а решения конкретных проблем, обновления СГ, повышения имиджа интеграции в целом. А этого, к сожалению, пока не случилось.

Новый посол

Назначение Дмитрия Мезенцева новым послом в Минск оказалось достаточно стремительным. Мезенцев известен своим тактом, умением подобрать нужные слова. Он имеет как управленческий, так и дипломатический опыт, работал на поприще информационной политики, защитил диссертацию по психологии. Более того, Мезенцев представляет личный пул Путина. Они работали вместе в Санкт-Петербурге. Поэтому можно говорить, что белорусское направление остается приоритетным и стратегическим.

Чего ожидает от нового посла Беларусь? Прежде всего, сосредоточения на реальных вопросах, которые требуют решений, и отказа от публичных полемик, которые не приносят дивидендов ни Беларуси, ни России, ни построению Союзного государства.

Чего ожидает российская сторона от действий нового посла? Во-первых, интенсификации отношений, повышения эффективности российской дипломатии на белорусском направлении. Российская дипломатическая миссия имеет солидный штат сотрудников. Кроме того, в Беларуси работают и различного рода организации и площадки: от Дома Москвы до Россотрудничества. Вся их деятельность должна иметь более эффективную отдачу, которая бы соответствовала духу времени.

Сказать, что Мезенцев «не в теме» белорусско-российских отношений, было бы неверно. Новый посол до этого руководил комиссией по экономической политике Совета Федерации. Он имеет опыт участия в заседаниях Российско-белорусского экспертного клуба и лично знаком с президентом Беларуси. Поэтому включение в белорусскую тематику для Мезенцева будет более быстрым, а особенности его характера и понимание ситуации избавят от возможных ошибок.

Минск – Москва – Пекин

Отдельно следует подчеркнуть и опыт руководства Мезенцева в ШОС и Обществе китайско-российской дружбы. Вполне возможно, что фактор расширяющегося присутствия Китая в Беларуси поставит перед российской стороной задачу сопряжения китайских проектов в республике с проектами Союзного государства. Уже сейчас акционером Белорусско-китайского индустриального парка стала Германия. Возможно для России данный формат также может быть интересным. Российская сторона выражает заинтересованность и в отношении совместных белорусско-китайских логистических проектов.

Фактически большой опыт работы нового посла на китайском направлении, особенно в контексте анонсирования лично Путиным проекта большого евразийского партнерства, может стать возможностью трансформации российской дипломатии для Беларуси в окно Большой Евразии. Вопросы сопряжения китайской инициативы «Один пояс, один путь» с евразийскими интеграционными объединениями будут привлекать в Беларуси все большее внимание.

eurasia.expert