27.06.2018     0
 

Устои европейского общества и мироощущение россиян


Сто пятьдесят лет дала писательница Людмила Улицкая России на то, чтобы догнать Европу и достичь ее уровня. Писательница считает, что Россия избрала не тот путь, и теперь от прогресса ее отделяет огромная пропасть, которая все время увеличивается в размерах.

Встает вопрос, почему в российском обществе всегда находятся интеллигенты, которые поносят свой народ и страну, не зависимо от времени, в котором они живут?

Обожают эту часть интеллигенции на Украине. В эфире украинских каналов часто можно встретить так называемую либеральную интеллигенцию, которая рассуждает про ген рабства, который присущ российскому генофонду. По их мнению, именно этот ген не дает России и Украине евроинтегрироваться.

Пофилософствовать на эту тему попыталась в эфире украинского канала «112» и семидесяти пятилетняя писательница Людмила Улицкая. Являясь биологом по образованию, она не стала утверждать, что стопроцентно верит в этот ген, но в предрасположенность славянской расы к рабской покорности уверена на все сто. Правда позже неудавшийся биолог подчеркнула, что дело даже не в наследственности, а в «цивилизационном процессе».

Новая ракета – новая эпоха. Во всём

Улицкая огорчена, что современные россияне и украинцы не смогут в один день стать европейцами. Для этого им надо еще 150 лет «доразвития» и «догоняния». Именно эти 150 лет и составляют разницу цивилизаций. Писательница рассказывает, что ощущает эту разницу, выезжая за границу и общаясь там с людьми. И ей сразу же становилось понятно, что страна, с которой она только что выехала, осталась в Средневековье и там действуют феодальные законы.

Беседуя с украинским ведущим Дмитрием Гордоном, писательница соглашается, что движение России направлено в «обратную сторону от прогресса», и скоро страна окажется в «какой-то архаике». Она замечает, что такое движение всегда было присуще России. Еще при Петре Первом возник этот «колебательный процесс» и с годами стал нормой. Поэтому стоит немого подождать и направление движения изменится, хотя для этого необходимо будет сменить руководство.

После присоединения Крыма к России Урицкая возмущалась политикой нынешнего правительства, обвиняя его в превращение страны в цивилизацию «варваров».

Писательница отчаивалась, что ее страна находится в конфронтации с ценностями гуманизма, идеей прав и свобод отдельной личности – всему тому, к чему веками стремилась цивилизация.

«Моя страна объявила войну культуре. Моя страна больна агрессивным невежеством, национализмом и имперской манией», — сокрушается Улицкая.

Ее взгляд на Россию понятен и характерен для таких людей, поэтому не удивляет. Удивляет другое – стойкость мнения о 150 –летнем отставании России, о котором твердили еще в девятнадцатом и двадцатом столетиях либералы-космополиты.

Выходит, что это утверждение является своего рода заклинанием, которое повторяют из века в век. Причем, этот символ веры сохраняется у людей, независимо от строя, в котором они живут. Современники Чаадаева слышали об этом, об этом говорил Ленин, потом в свое время Сахаров, теперь – Улицкая.

Такие уничижительные характеристики своей страны появились у россиян, скорее всего во времена царствования Петра I, который пытался реформировать жизнь в России по европейскому образцу. Тогда и оказалось, что многие устои европейского общества не подходят для мироощущения россиян.

Вот тогда и появилась мысль о неполноценности российского общества, которая стала культивироваться правящим сословием.

Тогда и возникли догадки о что-то перепутавших российских священниках, и мысль переписать ход богослужений и само Писание, в соответствие с греческими канонами, а Греция в то время считалась чуть ли ни центром Европы.

Не думал, что такое возможно в российской провинции

Расплатились за это самоуничижение и подобострастие ко всему иностранному церковным расколом, петровской реформой, а позже Октябрьской революцией.

Каждый раз, когда Россия пыталась стать Европой, ее ожидали невероятные потрясения. Если в начале этого пути проследить эту закономерность было нелегко, то на сегодняшний день образованная интеллигенция уже должна учесть уроки истории и прекратить свои эксперименты по преображению России в Европу.

Не обошел это искушение и Советский Союз. В начале своей истории страна готова была стать для Европы центром раздачи коммунистических идей. Но потом нашла свою архитектуру построения общества и жизни в стране, основываясь на идее многонационального государства.

Закончилась история огромного государства новым искушением Европой.

Либералы вновь увидели отсталость своей страны от западных мерок. Они вновь провозгласили идею – «стать частью цивилизованного мира». Народу начали рассказывать о «шведском социализме», где все богаты и счастливы, или внушать мечту об «американском образе жизни», где каждый стремится приобрести свой домик с белым забором.

Ради этой мечты люди разрушили свою жизнь, ничего не получив в замен.  Разве что отдельные дяди с либеральными взглядами стали у всех на глазах осуществлять свои мечты, позволяя обществу наблюдать за своим преображением, которое стало возможным из-за переполненного кошелька. Но не смотря на все возможности, они тоже не стали европейцами, а превратились в жадных русских, предавших и ограбивших свою страну, и поверивший в них народ.

История говорит, что мы никогда не догоним Европу и США, потому что идем разными дорогами. Как не может один странник догнать и обогнать другого, того, кто идет в совершенно другом направлении.

У России много общего с европейской цивилизацией уже в силу того, что мы соседи. Мы учились у них строить, рисовать, делать крепкие суда и военную технику. У них мы взяли религию, но при этом остались русскими. Нельзя назвать Россию евроазиатской страной только по ее географическому расположению.

Алексей Кочетков: «Мы жили без государства больше 15 лет»

Россия – это целая цивилизация, которая развивается по своим законам, и попытки ее европеизации приводят только к унижению ее народа, и к очередному развалу и темному времени в стране.

 Да и сама европейская цивилизация, которая так много дала России, теряет свою идентичность. Она сама сбилась с пути и также, как и мы, подталкиваемые либералам, пытаемся стать европейцами, — они становятся «американцами», привнося в свой дом не лучшие ценности американского бытия.

Поэтому не стоит за кем-то гнаться и пытаться обогнать, у всех у нас отдельные беговые дорожки на разных стадионах.

Не страдают по этому поводу китайцы, которым и в голову не придет, считать себя людьми третьего сорта, от того что у них сегодня автомобили уступают американским. Вчера, например, у них их вообще не было в нужном количестве, как и не было космических программ и производства компьютерной техники. Но китайцам и в голову не приходило, что они отсталая нация и мировая провинция. Они знают свою историю и культуру, любят ее и гордятся ею. Верят в свой народ и строят свою цивилизацию.

Для писателя, по крайней мере странно, определять отсталость страны по развитию технологий. Тем более, что в мире все так быстро меняется.

Не стоит призывать российский народ к самоуничижению, он и так страдает от того, что не смог принести счастье всему человечеству.

А величие и цивилизованность страны определяется ее народом, силой его характера, душевными качествами и духовностью. Верой в собственные силы. И тогда, не гонясь ни за кем, можно оказаться впереди.


Социальные сети