Возраст, с которого ребёнок начинает интересоваться алкоголем, в последние годы резко помолодел. Врачам-наркологам приходится нередко иметь дело с теми, кто ещё не достиг… десяти лет. 

ребёнок выпил водки

Решил, что это весело и вкусно

Начало нового года оказалось для одной из гомельских семей весьма тревожным.

3 января отцу и матери, а также другим родным пришлось изрядно поволноваться: семилетний послушный ребёнок попал в реанимацию с… алкогольным отравлением. Нет, мальчишке никто не наливал в рюмку. Да и в семье употребляют алкоголь умеренно, застолья в квартире только по праздникам. Но за красивым новогодним столом было так весело, взрослые так шумно чокались и заразительно хохотали, что у ребёнка невольно в голове спиртное вызвало ассоциацию с праздником. Воспользовавшись спустя несколько дней отсутствием родителей в комнате, он достал из мебельной стенки бутылку водки и, как сам потом признался, «сделал несколько глотков». Для родителей случившееся стало шоком. Мама сокрушалась: «Но мы ведь ему объясняли, что пить нельзя…» Увы, зрительная картинка оказалась убедительнее и ярче, чем приводимые веские аргументы родителей.

 Я уверена, что эта ситуация стала хорошим уроком для взрослых. ЧП произошло в нормальной семье, и в ней взрослыми сделаны верные выводы, — говорит заведующая детско-подростковым отделением диспансеризации и медицинской реабилитации областного наркологического диспансера Елена Палубец. – Но в неблагополучных семьях картина совсем другая.

По утверждению доктора, проблема подросткового алкоголизма не теряет своей остроты, ведь факты алкогольного отравления, когда дело доходит до реанимации, становятся всё более привычным явлением. Если обратиться к языку цифр, они как бы не очень тревожны. На учёте наркологической службы с синдромом зависимости от употребления алкоголя на 1 января нынешнего года стоит один подросток (в 2006 году эта цифра составляла 11). Благодаря профилактической работе в учреждениях образования, своевременному выявлению правоохранительными органами удалось добиться снижения на 10 процентов употребляющих алкоголь: в 2016 году в Гомеле и Гомельском районе по этой статье было зарегистрировано 742 несовершеннолетних, в 2017 — 668. Но если посмотреть статистику обращений за медицинской помощью при алкогольном отравлении, в 2016–2017 годах произошёл рост на 36 процентов.

Где можно пройти платное анонимное химико-токсикологическое исследование на наличие в организме наркотиков, алкоголя?

В лаборатории областного наркологического диспансера по улице Богданова, 13 (телефон: 63-94-34) оказывается услуга – платное химико-токсикологическое исследование. На предмет наркотиков, алкоголя исследуется моча. Её может привезти кто-то из родителей, присутствие самого ребёнка необязательно. Лаборатория работает круглосуточно.

В нынешнем году срочная медицинская помощь при алкогольном отравлении понадобилась пяти несовершеннолетним. Изучая годы их рождения, трудно удержаться от вздоха: 2004, 2005, 2006-й….

Реабилитация – в комплексе

В работе с несовершеннолетними, употребляющими алкоголь, наркологи руководствуются Постановлением Совета министров Республики Беларусь № 487 от 1 июля 2018 года. Согласно документу, если подросток дважды в год задерживался милицией в состоянии алкогольного опьянения, комиссия по делам несовершеннолетних принимает решение о включении его в программу комплексной реабилитации. На сегодня в детско-подростковом отделении диспансеризации и медицинской реабилитации областного наркологического диспансера находится на лечении 14 подростков из Гомеля и Гомельского района.

Поступившие к нам ребята проходят сначала профилактическое лечение (витаминотерапия, общеукрепляющее лечение, при необходимости назначаются успокаивающие, выравнивающие настроение препараты), — рассказывает Елена Палубец. – Затем проводятся коррекционные занятия с психологами. Как показывает практика, к школьным психологам дети обращаются неохотно, опасаются огласки. Нашим специалистам доверяют больше. Психологами диспансера в беседах с несовершеннолетними выясняется, почему они употребляют алкоголь, какие у них взаимоотношения с родителями, а также, какая самооценка у подростка: завышенная или заниженная. Врач-нарколог выявляет, как алкоголь влияет на организм. В стационаре подростки проходят десятидневный курс. Реабилитационная же программа рассчитана на год.

«Родители не готовы сегодня пожертвовать собой»

Это выражение из уст Елены Палубец вырвалось с болью. И фактов, чтобы сделать такие выводы, у неё более чем достаточно.

Работая с выбирающими алкоголь подростками, мы, естественно, интересуемся: «Почему ты пьёшь?», — делится она. – И, проанализировав ответы, пришли к выводу, что причины этому – потребление спиртного за компанию, от скуки, от безделья, стремление доказать родителям свою взрослость. Впрочем, перечислять их можно бесконечно. Но в любом случае корни алкоголизма кроются в семье. Если выпивка является обязательным атрибутом застолья, у ребёнка она начинает ассоциироваться с праздником. Первый стакан, употребляемый подростком, – это первый сознательный бунт против взрослых, против той системы, в которой ему приходится существовать. И надо, чтобы родители в первую очередь задавались вопросом: почему нашему ребёнку нужно спиртное? Почему именно выпивка воспринимается у них как атрибут взрослости, независимости? 

Сотрудники детско-подросткового отделения диспансеризации и медицинской реабилитации констатируют: дети, поступающие к ним на лечение, в преобладающем числе были предоставлены в семье самим себе. Да и после поступления сюда никто из их родителей не бьёт в колокола, не стучится во все двери с просьбой: «Помогите спасти ребёнка!» Многие считают, что это забота наркологов, психологов, педагогов, общественных организаций, но только не их. И такая позиция, по наблюдениям врачей, присуща родителям не только тех, кто находится в диспансере на реабилитации, но и тех, кто только ступил на опасную тропинку.

Часто, как поделилась Елена Палубец, родители отговариваются большой занятостью, нехваткой времени, считают, что главная их функция – накормить, обуть, одеть. Но вот в марте были большие выходные. Много ли каждый из нас может назвать знакомых семей, которые провели их вместе, продумали заранее культурную программу? Увы. За четыре выходных дня на наркологическое освидетельствование было доставлено 12 несовершеннолетних. Почему они праздновали на улице, а не проводили время в семье?

 Наверное, сегодня родителей надо учить быть родителями, быть друзьями своим сыновьям и дочерям, — убеждена Елена Владимировна. – Надо воспитывать детей своим примером, а не только говорить: «Нельзя!» Давайте признаемся честно: некоторые главы семьи ждут больших выходных, чтобы закупить пива и улечься у телевизора на диване. Приведу конкретный пример. Субботнее утро. Подростки собираются в компанию. По их просьбе кто-то из взрослых (чаще всего это асоциальная личность, которой платят за услугу) приобретает для них в магазине пиво. Вечером подростков задерживает милиция, составляет протокол. У одной мамы спрашиваю: «Вот ваш сын целый день отсутствовал дома. Почему вы не обеспокоились, где он, почему не пришёл обедать?» В ответ молчание. Сын же, когда я поинтересовалась: «А ты не боялся явиться домой пьяным?», ответил: «Так к половине восьмого я уже был бы трезвым». Вот такой родительский контроль! Для многих подростков незанятость становится образом жизни. И попробуй потом, когда всё зашло слишком далеко, вернуть его в нужное русло.

Анонимные подростково-наркологические консультативные кабинеты (анонимная консультативная помощь родителям, подросткам) Советский район: улица Жукова, 12, центр социального обслуживания населения. Понедельник: 13.00 – 17.00 
Новобелицкий район: улица Склезнёва, 19, центр социального обслуживания населения.
Понедельник: 12.00 – 16.00, тел.: 37-44-45
Центральный район: улица Ирининская, 9, комиссия по делам несовершеннолетних.
Среда: 14.00- 17.00, тел.: 29-07-09
Железнодорожный район: улица 50 лет БССР, 19, центр социального обслуживания населения. Пятница: 12.00 – 16.00, тел.: 60-41-57

Каждый день психолог детско-подросткового отделения диспансеризации и медицинской реабилитации областного наркологического диспансера Вероника Талюк проводит сеансы с подростками, вникает в их проблемы. Насколько эффективны эти беседы? 
– Вероника Николаевна, легко ли установить контакт с подростком, вызвать его на откровенность?

– Всё очень индивидуально. Подростки ведь разные бывают. Но, как ни странно, с мальчиками установить контакт легче, чем с девочками. Те более дерзкие, требовательные к психологам, конфликтные. Часто от них можно услышать: «А что вы можете нам предложить?» А вообще, мы понимаем, что ребёнку очень сложно довериться психологу. Здесь необходимо очень большое терпение. У нас был один подросток – учащийся аграрно-технического лицея. На то, чтобы установить с ним контакт, убедить его раскрыться, разговорить, чтобы он стал делиться своими проблемами, потребовался месяц. Иначе говоря, восемь сеансов, ведь он приходил на сеанс дважды в неделю.

 – Вы работаете только с подростками или и с их родителями тоже? 

 – Чтобы добиться успеха, конечно, очень важен разговор и с родителями подростков, употребляющих алкоголь. Однако наблюдается, к сожалению, не очень хорошая тенденция. Часто бывают ситуации, когда приходят родители и говорят: «Сделайте с моим ребёнком что-нибудь». Сами же остаются в стороне. В то же время было несколько случаев, когда только на третьем или четвёртом сеансе с несовершеннолетним выяснялось, что один или двое из его родителей выпивают. А ведь очень важно, чтобы дети видели хорошую модель жизни в семье. И тогда авторитетом для них будет не кто-то из подростковой компании, а отец или мать.

 – Какая ситуация чаще всего огорчает вас как психолога?

 – Я всегда спрашиваю у подростков, есть ли у них кто-то из взрослых, кто мог бы увлечь их какой-то деятельностью, с кем можно откровенно поговорить. И знаете, в ответ часто звучит: «нет!» К сожалению, в их жизни нет такого взрослого, который мог бы показать, как можно отдохнуть, расслабиться, не используя алкоголь. А ведь таким человеком мог бы и должен стать для подростка отец. 

newsgomel.by