27.01.2020     0
 

В Гомеле осуждены преступники, занимавшиеся сутенерством и сводничеством


За занятие проституцией у нас предусмотрено административное наказание, но зачастую секс-бизнес переходит и уголовную черту.

Проституция неспроста считается самой древней профессией. Желающие зарабатывать на любителях плотских утех были всегда и везде. Не стал исключением и Гомель. Конечно, своей улицы, а уж тем более квартала красных фонарей, здесь никогда не было. Однако несколько мест, известных регулярным присутствием дам легкого поведения, все же имеется. В основном это участки трасс на окраинах города.

Дополнительный «сервис»

В обиходе эти места обозначают по названиям ближайших остановок транспорта — Луговая и Солнечная. Впрочем, в последние годы ряды «ночных бабочек» здесь сильно поредели. Расцвет их распутное ремесло переживало в лихие 90-е. Уже тогда более престижным «местом работы» считалась гостиница, находящаяся в центре города. Шансов найти состоятельного клиента, в том числе среди иностранных туристов, там значительно больше, расценки выше, а условия труда лучше.

Не могла остаться в стороне от этой деятельности и организованная преступность. В дни своего могущества гомельских проституток крышевала печально известная ОПГ «пожарников». Правда, жрицам любви от такого покровительства приходилось несладко. За любую оплошность — настоящую или выдуманную — суровые «шефы» могли оштрафовать, а то и жестоко избить. Особо строптивых вывозили в лес, где угрожали оружием, а некоторых прижигали сигаретами. Как само собой разумеющееся практиковались так называемые субботники: охочих до постельных утех бандитов приходилось обслуживать бесплатно. С девицами при этом не церемонились — могли избить и ограбить.

Кошмар для них закончился лишь после того, как ОПГ была ликвидирована, а ее участники несколькими партиями отправились за решетку. Однако сама проституция никуда не исчезла. И та самая гостиница то и дело попадала в поле зрения милиции. К примеру, в 2004 году была раскрыта схема тесного взаимодействия путан с охранниками и горничными отелей. Первые, прекрасно зная о происходящем, закрывали на это глаза. Вторые по мере необходимости помогали организовать номер «на часок». За что, разумеется, получали свои комиссионные. И пока не грянул гром, все были довольны.

Впрочем, в тот раз фигуранты уголовного дела легко отделались. Перед судом предстали лишь два охранника, признанных виновными в сводничестве и сутенерстве. Оба получили символические наказания. Чего нельзя сказать об истории, события которой развернулись в 2018 году.

«Принимайте заказ!»

У гомельчанки Надежды Скворцовой (по этическим причинам имя и фамилия изменены) «карьера» в местной секс-индустрии начиналась стандартно. Была обычной «бабочкой», порхавшей вокруг огней отеля, которые «так заманчиво горят», как поется в песне Газманова. Надю, выросшую в простой семье, среднее образование вполне устраивало. Учиться дальше, равно как и заниматься неквалифицированным трудом, не хотела. Зато жаждала красивой жизни — как в кино, в Instagram и других соцсетях. Типичное желание многих современных девушек в возрасте чуть за 20. Правда, заняться проституцией ради этого решится далеко не каждая. Надежда этот барьер сомнений переступила. Судя по всему, морально-нравственные ценности ее вообще мало волновали, о чем свидетельствует не только выбранный род занятий, но и судимость за кражу. Не говоря уже о большом количестве административных протоколов, составленных, собственно, за проституцию.

В какой-то момент многочисленные издержки профессии Скворцовой приелись. Да и неумолимо тикающие возрастные часики указывали на необходимость перемен. Конкурировать с более юными девицами становилось все тяжелее. И Скворцова решила сделать ход конем. А именно повысить себя, поднявшись по «карьерной лестнице».

К тому моменту Надежда была личностью, широко известной в узких кругах. Она знала всех девушек, искавших клиентов возле той самой гостиницы. И они знали ее. Теперь же Скворцова собиралась стать «мамкой». В обиходе так называют сутенеров женского пола, их основная задача — поиск клиентов и общее руководство. Естественно, с получением хороших комиссионных от рядовых проституток. Все по классике жанра.

О том, как именно шло становление нового порядка, можно судить лишь по отрывочным сведениям. Учредительного собрания с протоколом и голосованием, конечно, никто не проводил. Но даром красноречия и авторитетом Надежда все же обладала. Эти качества помогли ей убедить соратниц, что всем так будет лучше. Обошлось без угроз и насилия. Если и были несогласные, открытым фронтом они не выступили.

Процесс пошел. Прогуливаясь возле гостиницы, Скворцова наметанным глазом высматривала потенциальных клиентов. Завязав непринужденную беседу, давала понять, что может устроить незабываемый вечер. Обо всем договорившись, звонила девушкам: принимайте заказ!

Цена удовольствия за час варьировалась в пределах 200 рублей. Хотя твердых тарифов не было. В каждом случае цену оговаривали индивидуально. Торг уместен, скидки возможны — рынок диктует свои правила. Сами встречи проходили на съемных квартирах или в номерах гостиницы, если клиент оказывался ее постояльцем. Впрочем, стоит отметить, что в этот раз ни горничные, ни охранники отношения к происходящему не имели. Но помощники все же появились — работница гостиничного бара и двое таксистов. Так уж повелось, что у представителей этих профессий наводят справки жаждущие коммерческого секса. Таксисты доставляли клиентов по соответствующим адресам, получая плату не только за проезд, но и причитавшиеся им комиссионные. К слову, один из «извозчиков» сдавал под любовное гнездышко свою квартиру.

Дело пошло, и Скворцова предпринимала меры для дальнейшего развития незаконного бизнеса. В частности, как могла старалась обновить кадровый состав. Новеньких девиц вербовала среди знакомых, рассказывая сказки о красивой жизни и непыльной работе в сфере интимных услуг. Среди поверивших в эти байки оказались две девушки, которым еще не было 18 лет.

Закономерный финал

До поры до времени механизм работал как часы. Но потом случилось то, что должно было произойти. О финале этой криминальной истории рассказал заместитель начальника управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми УВД Гомельского облисполкома Денис Глебцов:

— Поступила информация, которая в ходе проверки нашла подтверждение. Несколько месяцев велась оперативная работа по документированию преступной деятельности гомельчанки. В процессе были установлены и ее сообщники.

Порочный бизнес Скворцовой просуществовал около года. В уголовном деле, возбужденном по ст. 171 УК Беларуси «Организация и (или) использование занятия проституцией либо создание условий для занятия проституцией», — свыше полутора десятков эпизодов. И это лишь те, которые удалось выявить и доказать оперативным путем. Наверняка их было больше. Но самым серьезным стало обвинение в вовлечении в проституцию несовершеннолетних. По этой причине дело рассматривалось в закрытом судебном заседании.

Места на скамье подсудимых рядом с Надеждой Скворцовой заняли барменша, двое таксистов и сожительница одного из них, которая тоже предоставляла жилплощадь для организации интимных встреч. По результатам рассмотрения уголовного дела все участники отправились в места лишения свободы. Максимальный срок — 7 лет колонии — закономерно получила Скворцова.

Источник