16.09.2017     0
 

В защиту Отечественной


Почему вторжение Наполеона в 1812 году белорусские историки не считают Отечественной войной и что нам с этим делать.

Отечественная война

И без учений «Запад–2017» было понятно, что в Беларуси есть определенное количество людей, готовых в первый же удобный момент перейти на сторону условного противника. Каждый желающий может пройти тест «Настоящий ли ты вейшнорец?», почитать новости на сайте Вейшнории и там же получить паспорт вымышленного государства. Шутки шутками, а более 7 тысяч человек уже выстроились в очередь за виртуальными документами. Не так уж и мало.

Причем, это ведь даже не оппозиция, а другая философия государственного устройства. Пятая колонна в принципе отрицает такую модель, в которой суверенитет обеспечивается:

А) вооруженными силами;

Б) поддержкой народа.

Для них даже не стоит вопрос о том, что в определенных обстоятельствах страна вынуждена защищать себя. Война, потенциальная угроза – этих понятий не существует. Все это выдумки пропаганды. Такая стратегия власти, чтобы манипулировать народом.

Пока что подобные настроения не могут достичь критической массы. Одним из препятствий для их распространения является историческая память о реальных войнах – особенно, войнах народных, отечественных.

Все хорошо знают, что для Беларуси означает Великая Отечественная 1941 – 45 гг., через какие страдания прошла республика во время оккупации, чего стоила победа.

Отечественная война

Новое здание музея истории Великой Отечественной войны в Минске, строительство закончено в 2014 г. Над куполом, символизирующим взятый Рейхстаг, развевается красный флаг. Возможно, это лучший в мире музей ВОВ.

Напротив, Отечественную войну 1812 года в Беларуси в последнее время перестали считать Отечественной. Для официальной истории Республики – это франко-русский конфликт, в котором Беларусь оказалась между двух огней, а ее народу пришлось воевать по разные стороны фронта.

Не самое дальновидное решение. Завтра по точно такой же схеме пятая колонна будет разрушать память о войне 1941 – 45 гг. А послезавтра – поднимет вопрос о том, нужно ли вообще защищать Отечество. Поэтому не стоит заранее сдавать наши исторические позиции.

Война, но не Отечественная

Война 1812 г. в белорусском учебнике истории за 9 класс подается подчеркнуто сдержанно, как набор фактов, без выводов и анализа:

  1. Территория Беларуси стала ареной ожесточенных боевых действий;
  2. Белорусские рекруты храбро сражались в составе русской армии,  в том числе и в ходе Бородинской битвы. Одновременно указано, что в Великой Армии Наполеона тоже было много уроженцев Литвы и Беларуси;
  3. Белорусские крестьяне надеялись, что Бонапарт отменит крепостное право, однако он не оправдал их ожиданий. После войны того же они ждали от Александра I – и опять безуспешно;
  4. Отряды самообороны (так почему-то называют партизан) боролись против мародеров, а также против реквизиций, которые проводила наполеоновская армия;
  5. Русская армия на обратном пути забрала то, что не успели разграбить в Беларуси французские солдаты. Положение края после войны было очень тяжелым.
Отечественная война

Одно из укреплений Бобруйской крепости. В 1812 году крепость выдержала 4-месячную осаду, ее успешная оборона позволила армии Багратиона отойти на соединение с основными силами фельдмаршала Барклая-де-Толли.

«Дал пример нам Бонапарт»

Чтобы разобраться в противоречиях белорусского восприятия 1812 года, нужно вспомнить о том, что эта война была отечественной не только для русского народа. А еще и для польского. Только с другой стороны.

В современном польском гимне есть характерные строки:

Dał nam przykład Bonaparte,

Jak zwyciężać mamy.

«Дал пример нам Бонапарт, как должны мы побеждать», если перевести буквально. Правда, сильно напоминает наше, советское: «Ленин великий нам путь озарил»? Это у поляков как раз с той войны.

На 1812 год у них были большие планы, ведь Наполеон намекал, что восстановит польское государство в старых границах – т.е., с Литвой, Беларусью и Украиной. В составе Великой Армии было 100 тысяч поляков. Это больше, чем итальянцев, австрийцев и пруссаков вместе взятых. Второй по численности контингент после собственно французов. Из них три-четыре тысячи – это как раз польские шляхтичи с территории Беларуси. Можно понять, почему белорусские историки считают их как бы своими.

Однако в данном случае польские легионы однозначно были внешней силой по отношению к Беларуси, хоть с точки зрения союзной истории это рассматривать, хоть национальной. Они честно и доблестно сражались за то, чтобы белорусские земли вновь вошли в состав Речи Посполитой. Воевали и проиграли.

Более того. Успех «русской кампании» Наполеона однозначно похоронил бы исторические перспективы белорусского народа. Россия выстояла бы в любом случае. При самом худшем раскладе, царь мог подписать позорный мир с Бонапартом и помочь французам напасть на Британскую Индию через территорию Средней Азии. Так, собственно, Наполеон и планировал.

А вот вместо Беларуси были бы Восточные кресы великого Польского государства. Как ни крути, война 1812 г. для белорусов является такой же значимой точкой в истории, как и для русских.

А то, что поляки поверили обещаниям Наполеона и согласились стать пушечным мясом в его завоевательных войнах – это их проблемы. Кстати, польская шляхта участвовала не только в походе на Москву. Вместе с Бонапартом они воевали в Италии, Испании, Германии, Австрии, Франции, даже в ссылку на Эльбу за своим любимым императором поехали. Там тоже наверняка были выходцы в Беларуси. Однако их увлекательные приключения никоим образом не меняют того, что для белорусского народа в целом война 1812 г. была Отечественной.

Кстати, полякам еще повезло, что царские власти амнистировали участников наполеоновских войн. Прямо с Великой Армии, как ни в чем не бывало, вернулись они домой, в свои имения.

Отечественная война

Юзеф Выбицкий. Автор польского гимна и прокламации Наполеона, обращенной к полякам. После войны, как ни удивительно, не попал под суд, а сам стал председателем Высшего суда Царства Польского.

Дух эпохи

Обычно Отечественная война преподносится как спонтанный подъем, подвиг, который зачастую невозможно объяснить, не говоря уже о том, чтобы предсказать. На самом деле это не совсем так. Народный характер предстоящей войны был подготовлен еще до 1812-го.

Россия в коалиции с другими государствами уже воевала против Франции. Итальянский и швейцарский походы Суворова, жесточайший разгром под Аустерлицем, тяжелые бои в Пруссии. Было понятно, что противник очень и очень серьезный. Поэтому к новой войне Россия готовилась. Технические вопросы перевооружения и подготовки армии мы оставим в стороне, тут интересно взглянуть на реформы другого рода:

  1. Как и во времена Петра I, простолюдинам опять открылась возможность для получения офицерского звания;
  2. Началась борьба с хищением казенных средств в армии;
  3. Прекратилась практика использования генералами солдат на строительных и полевых работах в своих личных целях;
  4. Новый Воинский устав 1811 г. требовал от офицеров «с терпением и без наказания» учить рекрутов, внушать в солдатах уважение, а не страх.

В 1810 г. в Могилевской губернии было создано экспериментальное военное поселение, по типу швейцарского ополчения и прусского ландвера. Поселенцы совмещали крестьянский или ремесленный труд с военными учениями. Таким образом, предполагалось, с одной стороны, создать многочисленный армейский резерв, а с другой – улучшить жизнь рекрутов, заменить военными поселениями службу в регулярной армии. К концу царствования Александра I общая численность военных поселенцев вместе с семьями достигла 750 тысяч.

Отечественная война

Поселенцы жили в типовых двухэтажных коттеджах – по четыре семьи в одном доме. Их дети с 9 лет в обязательном порядке ходили в школу, где помимо грамоты их обучали ремесленной или военной специальности.

Александр I был готов идти и дальше – вплоть до отмены крепостного права и принятия Конституции Сперанского. Похоже, что царя остановил только страх перед дворцовым переворотом. Его могли попросту убить точно так же, как убили его отца Павла I.

Не стоит думать, что без Интернета и телевидения в то время простые люди ничего не знали  о политических проектах и замыслах императора. Дух его царствования ощущался по стране в целом. Вот характерные воспоминания о скандальной отставке того же Михаила Сперанского (он, будучи  госсекретарем Российской империи, в 1812 г. был обвинен в сговоре с Наполеоном):

«Местами ходил довольно громкий говор, что государев любимец был оклеветан, и многие помещичьи крестьяне даже отправляли за него заздравные молебны и ставили свечи. Дослужась, – говорили они, – из грязи до больших чинов и должностей, и быв умом выше всех между советниками царскими, он стал за крепостных, возмутив против себя всех господ, которые за это, а не за предательство какое-нибудь, решились его погубить».

Солдаты, бывшие крестьяне, чувствовали, что царь – народный. Что в предстоящей войне он будет опираться на них, потому что другой силы, способной победить Наполеона, у него просто нет. Без этого чувства не было бы и народной войны.

Правильный образ Отечественной войны

Многие историки видят в войне 1812 г. преимущественно тактику, умелое маневрирование, полководческий гений Кутузова. Дескать, заманили Наполеона, начали играть с ним в «скифскую войну», отступали вглубь страны, избегали генерального сражения, даже Москву сдали. Потом Москву кто-то сжег (до сих пор разобраться не могут, кто именно). Потом наступили холода. Потом Наполеона вынудили отступать по им же разоренной Старой Смоленской дороге (опять же, умелый Тарутинский маневр Кутузова). Наконец, остатки Великой Армии перетопили при переправе через Березину.

Отечественная война

Наполеон покидает Москву. Состояние Великой Армии на этой картине не требует комментариев.

Антураж Отечественной, всенародной войны подчеркивается только партизанским движением – дескать, мужики тоже поучаствовали в разгроме наполеоновских войск.

Отечественная война

Стереотипное представление о «народной» войне. Русские крестьяне сельскохозяйственными орудиями жестоко избивают французских гвардейцев, те в ужасе разбегаются.

Такой подход ошибочен в самих основах. Не собирались Наполеона заманивать вглубь России и отступать за Москву. Так получилось, что не могли удержать, отступали под давлением превосходящих сил. Грудью встретили лучшую армию мира.

Не измотали, обессилили и заморозили Наполеона, а сломали его армию, уничтожили в целой серии сражений. Причем, не косами и вилами, а самым современным на тот момент оружием.

Вот краткая  хроника самых крупных боев только лишь в первые недели войны, преимущественно на территории Беларуси:

15 июля. В городе Кобрин (Брестская область) разгромлена саксонская бригада противника. Потери: 2000 убитых, 2300 пленных.

18 июля. В сражении под Клястицами (Витебская область) русские атаковали корпус маршала Удино – и заставили противника отступить. Здесь погиб командир Гродненского гусарского полка генерал-майор Яков Кульнев. Характерно, что сам он родился в тех же краях, буквально в нескольких километрах от места своей гибели. В прямом смысле слова защищал родной дом. Французы потеряли 5500 убитыми и ранеными, 1000 пленными.

25 июля. Барклай-де-Толли дал Наполеону сражение под Витебском – и удерживал французскую армию на протяжении трех дней. Отступил только когда стало понятно, что Багратион не успеет подойти на соединение с 1-й армией. Потери французов – 3700 человек.

29 июля под Салтановкой (недалеко от Могилева) генерал Раевский атаковал корпус маршала Даву. Раевский лично повел в атаку один из полков со словами: «Солдаты! Я и мои дети откроем вам путь к славе!» По легенде, в которую верила вся русская армия, вместе с Раевским в первом ряду шли его сыновья – 17-летний Александр и 11-летний Николай. Потери французов – 4100 человек.

4 августа. Наконец, объединившись, армии Барклая и Багратиона дали бой основным силам Наполеона под Смоленском, причем опять же – первыми атаковали врага. Результат: более 14 тысяч убитых и раненых солдат противника.

Отечественная война

Подвиг Смоленского пехотного полка под Салтановкой. А вот это правильный образ Отечественной войны: генерал лично ведет своих солдат в атаку. Это и есть народ, в лучшем, «концентрированном» виде. Народ в солдатских и офицерских мундирах, дворяне и бывшие крестьяне, в одном строю защищают Родину.

Нечестный раздел плодов победы

600 тысяч солдат регулярной армии, 420 тысяч ополченцев – такую силу смогла выставить Россия против Наполеона в 1812 году.

У завоевателей не было шансов. Случись Бородинская битва хоть на неделю позже, еще неизвестно за кем осталось бы поле сражения – каждый день к российской армии подтягивались все новые и новые подкрепления из соседних губерний.

Характерно, что процент дезертирства и перехода на сторону врага был мизерным. Контингент Великой Армии Наполеона, собранный из разных уголков Европы, оказалась куда менее стойким в этом отношении. Например, итальянцы начали разбегаться уже на территории Беларуси, в первые дни после перехода границы.

Отечественная война

Солдаты Тульского ополчения, 1812 г. Из-за дефицита ружей, огнестрельное оружие они получали на руки только при включении в состав действующей армии.

А теперь представим себе, война окончилась. Победители Наполеона возвращаются домой из долгого заграничного похода. 30 августа 1814 года провозглашается манифест, в котором всем сословиям даровались разнообразные царские милости по случаю окончательной победы. Вот что там было адресовано тому сословию, которое вынесло основные тяготы войны:

«Крестьяне. Верный наш народ, да получит мзду свою от Бога».

Справедливости ради нужно сказать, что правительство все-таки много чего сделало для казенных крестьян – пособия, налоговые льготы, попечение сирот. «Что ж принадлежит до помещичьих крестьян, – говорилось в манифесте. – То мы уверены, что забота наша об их благосостоянии предупредится попечением о них господ их».

Отечественная война

Торжественное возвращение Петербургского ополчения, 1814 г. Если городские ополчения после войны спокойно разошлись по домам, то временно мобилизованные крестьяне отказались возвращаться к своим помещикам и подневольному труду. По народным представлениям, призыв в армию автоматически подразумевал освобождение рекрута от крепостной зависимости. Поэтому большую часть крестьян-ополченцев пришлось оставить при армии.

Народная обида была очень сильна. По стране прошла целая серия бунтов. Именно потому, что война воспринималась как общее дело по спасению Отечества, а пришло время пожать плоды победы, так кому-то царские милости, а кому-то – Бог подаст. Это еще один важный урок, один из многих, которые стоит извлечь из войны 1812 года. Причем, как власти, так и народу. Но для этого нужно как минимум сохранить войну в статусе Отечественной.

В свое время советские историки поначалу тоже отказались от войны 1812 года. Какая Отечественная? Царь с помещиками руками народа воевал за свои интересы, долой эксплуататоров. А потом остыли. Характерно, как раз перед следующей Отечественной. Когда стало понятно, что история вполне может повториться. 

sonar2050.org

comments powered by HyperComments

Социальные сети