09.11.2017     0
 

Ванагайте разрушает мифологию и даже легитимность Литвы


Скандал вокруг литовской писательницы Руты Ванагайте не стихает. В Литве были изъяты книги Ванагайте о соучастии литовцев в Холокосте. Писательница подверглась общественной травле. Поводом к этому послужило заявление Ванагайте о негероических поступках нацгероя, «лесного брата» Адольфаса Раманаускаса-Ванагаса, якобы сотрудничавшего с НКВД.

О причинах гонений на Ванагайте и литовских исторических мифах рассказывает главный редактор интернет-портала IMHOclub.by Алексей ДЗЕРМАНТ.

— Г‑н Дзермант, почему критика «лесных братьев» вызвала такую реакцию в Литве?

— Мифы о «лесных братьях» и антисоветском сопротивлении для современной Литвы — основополагающие мифы идентичности, поскольку предполагается, что «лесные братья» были теми людьми, которые не смирились с вхождением Литвы в состав Советского Союза. Считается, что во время и после Второй мировой войны они сражались за литовскую независимость. Эта группа людей представляется в образе неких непогрешимых душой и сердцем героев, которые продолжали традиции Литовского государства в XX веке.

Соответственно, все факты, которые свидетельствуют об их связях с иностранными спецслужбами, об участии в насильственных действиях в отношении литовцев или граждан других национальностей вызывают раздражение и отторжение. Образ «лесных братьев» как светлых героев, на которых ориентировалось современное Литовское государство и многие политики при становлении независимости, разрушается.

Книга Ванагайте разрушает мифологию и даже легитимность Литвы. В ней говорится о том, что «лесными братьями» манипулировали спецслужбы Советского Союза, Третьего рейха, Америки и Британии, что они не были самостоятельной силой. Выходит, что «лесных братьев» всегда кто-то использовал, а в их истории есть весьма неприятные страницы.

И то, что книгу об истинном положении дел написала литовка Рута Ванагайте, для определенной части литовской элиты и общества — шок. Известно, что в Литве существует некий негласный консенсус в отношении оценок советского прошлого и антисоветского сопротивления. Однако сама литовка решила рассказать правду, поделиться этой правдой с литовским обществом и с зарубежными коллегами. Ее действия внутри Литвы вызвали понятную реакцию.

Но власть отреагировала, на мой взгляд, совершенно неправильно, потому что изъятие книг и их запрет привлекут еще больше внимания к работе Ванагайте. Литовские власти вряд ли достигнут этим своих целей.

Книга Ванагайте о соучастии литовцев в Холокосте «Наши»

— В книге Ванагайте большое внимание уделяется тому, что «лесные братья» участвовали в Холокосте. Почему эта тема была поднята? Она обсуждается или замалчивается в Литве?

— Сегодня для Литвы участие литовцев в Холокосте — это очень больной вопрос. А такие факты действительно были. Когда немецкие оккупанты пришли на территорию Литвы, многие литовцы, подталкиваемые антисемитскими националистическими настроениями, сами принимали участие в насильственных действиях против евреев, а также помогали немцам. Во время известных каунасских погромов литовцы сделали всю грязную работу за немцев.

Книга Ванагайте этому и посвящена. Она рассказывает, насколько ужасным и страшным был Холокост в Литве — во многом благодаря тому, что литовские националисты принимали в нём участие. Преследование евреев, конечно, не носило такого характера, как у немцев, у которых этим занималась государственная машина. В Литве же были спорадические вспышки неконтролируемого насилия. Тем не менее они были и приводили к жертвам.

Для современной Литвы, которая интегрирована в евроатлантическое сообщество, тема Холокоста — это, по сути, некий сакральный символ. Отрицать Холокост или замалчивать какие-то факты на Западе не принято. Вокруг Холокоста в определенном смысле выстроена целая культурная индустрия.

Литовцы всё время стремились стать частью евроатлантического сообщества. Оказалось, что с теми мифами, на которых построена современная Литва, делать в Европе нечего.

Холокост — это одна из самых страшных страниц в истории Европы. И вдруг оказалось, что литовская мифология завязана на эти события, что вызывает определенный шок у европейских и у израильских политиков. Они говорят о том, что Холокост нельзя замалчивать, каким бы сильным ни был антисоветский заряд. Израиль настаивает на том, чтобы в литовской историографии и исторической памяти жертвам Холокоста было уделено должное внимание, а факты преступлений против евреев не скрывались.

Евроатлантическое сообщество никак не может принять людей, которые участвовали в Холокосте. И это вызывает дополнительное раздражение, а может быть и страх, у литовской стороны. Если факты литовских преступлений против евреев выходят наружу, литовские герои выступают в очень плохом качестве.

Холокост — это одна из самых страшных страниц в истории Европы

— Действия литовских властей расходятся с одним из главных европейских принципов — принципом свободы слова. Сейчас точка зрения Ванагайте подвергается критике, а сама писательница — репрессиям. Следует ли ожидать реакции европейского сообщества?

— Я думаю, что реакция будет. Ванагайте — это достаточно крупная фигура. Исследовательские организации, занимающиеся Холокостом, часть европейских элит отреагируют на действия литовских властей. Поэтому этот вопрос без внимания не останется. Но официальной реакции Брюсселя, на мой взгляд, не следует ожидать.

В любом случае ситуация с Ванагайте говорит о том, что в Литве и в ряде других стран Европейского союза существуют двойные стандарты. Ничего подобного не было бы, если бы литовский писатель написал очередную книгу о жертвах сталинских репрессий. Это прошло бы на ура.

Публикацию антисоветской книги поддержали бы государство и издательства. Но обратная сторона истории, убийство евреев под антисоветскими лозунгами, — это разрушение мифологии и жестко черно-белой картины мира.

То же самое можно наблюдать на примере белорусского либерального сообщества. Откуда белорусы могли узнать, кто такая Ванагайте и о чём она пишет? У нобелевского лауреата Светланы Алексиевич есть свой интеллектуальный клуб, в который она приглашает разных гостей, в основном людей либеральных взглядов, ориентированных на Европу.

Алексиевич приглашала Руту Ванагайте в свой клуб. Литовская писательница выступала, рассказывала про свои книги и исследования. Был широкий пиар. И это было интересно.

Но самое интересное происходит сейчас, когда нобелевский лауреат Алексиевич и все люди, которые крутятся в этом дискурсе, молчат о том, что происходит с книгами Ванагайте в Литве.

Оказывается, что при подобных событиях возникает пелена молчания со стороны нашей общественности. Алексиевич со своим авторитетом могла заявить: «Как же так? Книги моего друга, моей коллеги запрещают в Литве. Это недопустимо!» Такое заявление произвело бы эффект на региональную интеллектуальную элиту. Но ничего подобного мы не слышим.

Это подтверждает, что двойные стандарты присутствуют в Литве, в Евросоюзе и у части либеральной интеллигенции, в том числе белорусской.

Выступление Руты Ванагайте в клубе Алексиевич

— Рута Ванагайте в Беларуси — известный писатель?

— После визита в клуб Алексиевич о ней заговорили. Была определенная информационная кампания, были трансляции ее лекций. Было интересно. Имя Ванагайте прозвучало в белорусском контексте.

— Получается, что дискуссия об историческом наследии внутри литовского общества является замкнутой. Запрещено ли высказывать точку зрения, отличную от официального прочтения истории?

— Есть несколько тем, на обсуждение которых наложено негласное табу. Первая тема — это участие «лесных братьев» в эксцессах насилия по отношению к разным национальностям в Литве во время и после войны.

Вторая тема связана с событиями во время крушения Советского Союза, когда в Вильнюсе пытались добиться, в том числе разными выступлениями, независимости. Люди подвергались уголовному преследованию, если оспаривали позицию властей по поводу расстрелов мирных демонстрантов во время штурма телевизионной башни советскими войсками в Вильнюсе в январе 1991 года. Официальная позиция заключалась в том, что приказ стрелять был отдан в Москве. Например, преследованиям подвергся литовский политический деятель левого толка Альгирдас Палецкис.

Эти два события в Литве нельзя обсуждать. Нельзя оспаривать версию, которая существует в официальной историографии.

Дискуссия в Литве вокруг болевых точек сдерживается. Она закрытая, потому что происходит внутри Литвы и на литовском языке. Только люди, знающие язык, могут представить, насколько официальная точка зрения доминирует над остальными. Поэтому прочтение истории достаточно однобокое.

И как только кто-то высказывает позицию, отличную от общепринятых представлений, мы видим, как этих людей либо маргинализируют, либо начинают уголовно преследовать, либо превращают в диссидентов. Альтернативная позиция не может быть озвучена, потому что существует монополия на трактовку событий, на их подачу и интерпретацию. Понять это может только человек, который погружен в литовский контекст, понимает ключевые моменты дискуссии и владеет литовским языком.

— Рута Ванагайте сначала связала запрет публикации книг со своей шуткой по поводу оккупации Литвы Россией. Идея о возможной оккупации Прибалтики была очень популярна в 1990‑е годы. В каком состоянии эта идея пребывает сейчас?

— Мы видели, что происходило вокруг российско-белорусских учений «Запад‑2017». Дискурс об оккупации не просто не исчез, а расцвел буйным цветом, и, по сути, все информационные сообщения, которые с литовской стороны шли по этому поводу, так или иначе говорили об угрозе со стороны России и Беларуси, о возможном вторжении и о подготовке к нему.

Тезис о российской оккупации для сегодняшней Литвы является мобилизующим фактором. «Под него» растут военные бюджеты Литвы, просится финансовая и техническая помощь у НАТО.

Фактор «угрозы с востока» является одним из основных для мобилизации политической элиты и общества Литвы, поддержания напряжения в отношениях с восточными соседями. В последнее время градус подобной риторики очень высокий.

Учения «Запад‑2017»

— С чем связан рост таких опасений?

— Опасения возникли на фоне событий на Украине. Для Литвы, для ее регионального контекста идея о российской оккупации — это единственный повод, который можно использовать для запроса финансовой и политической поддержки в Брюсселе и Вашингтоне и для мобилизации литовского общества. Всегда лучше обратить внимание на какого-нибудь внешнего врага, чем решать внутренние проблемы в экономике или в демографии.

Образ врага очень выгоден, а события на Украине, крымский референдум, события в Донбассе создали почву, чтобы в Прибалтике стали опасаться. Я лично не вижу никаких явных сигналов того, что России интересен Прибалтийский регион. Потому что Россия переключилась на развитие собственных возможностей.

Но с точки зрения властей Прибалтийских стран, Россия в образе врага — это очень выгодный повод показать своим гражданам и зарубежным патронам, что Литва стоит на страже евроатлантической цивилизации и ей нужна помощь.

— В своих работах Рута Ванагайте рассказала о сотрудничестве «лесных братьев» с советскими органами госбезопасности. Почему в Литве так яростно отрицают сотрудничество Раманаускаса-Ванагаса с НКВД?

— Потому что слова Ванагайте разрушают некую идеалистическую картину мира, на которой зиждется историческая мифология современной Литвы. Идеализированные герои оказываются людьми, которые не гнушались сотрудничества со спецслужбами зарубежных стран. А значит, эти «герои» были достаточно циничными и прагматичными.

И тут возникают вопросы к современным элитам. Они — выходцы из Советского Союза. Они сначала верили в советскую идеологию, сейчас верят в антисоветскую. Оказывается, что у литовского общества нет твердых мировоззренческих столпов и примеров для подражания, кристально чистых и не замаранных сотрудничеством с кем-либо.

Идеалистическая черно-белая картина мира рушится. В нее привносятся элементы неспокойствия. На самом деле всё легко объяснимо. В сложных ситуациях, особенно в положении между геополитическими гигантами, не бывает никакого идеализма. Все так или иначе играли в свою игру.

Более того, выходит, что якобы враг, которым в литовской историографии является Советский Союз, реально помогал Литве. Руководство СССР делало это, чтобы противопоставить ее Польше. Затем в игру включилась Германия, которая пыталась перевербовать литовские элиты. Таким образом, черно-белая картина мира, которую так тщательно создавали, рушится.

Беседовал Алексей Гусев

comments powered by HyperComments

Социальные сети