Мы уже привыкли, что одни и те же действия на Западе трактуются двояко. К примеру, если вмешивается в выборы UASID – это считается «поддержкой демократизации». А вот, если российские аккаунты пишут свое мнение в Facebook – это уже вмешательство в американские выборы.

Но сегодня новой мишенью для Запада все более отчетливо становиться Китай. И восстают против него не только США, как мы привыкли наблюдать, но и почти нейтральная Швеция. Руководство страны сделало все, чтобы все китайские институты и школы Конфуция покинули территорию государства.

Это первая страна в ЕС, которая пошла на такие меры. И коронавирус тут не при чем. Швеция еще 5 лет назад начала вытеснять Китай из жизни своих сограждан. Стали постепенно ухудшаться и двусторонние отношения стран.

Но политика здесь все та же. Институты Конфуция в шведских вузах – это угроза независимости и инструмент влияния китайского правительства. А вот деятельность Агентства SIDA по всему миру, поддерживаемая из госбюджета, это поддержка демократии, независимого гражданского общества и экологии.

Это только в уставе ООН сказано, что международные НПО – независимы от правительства и госструктур. В США Госдепартамент оплачивает деятельность почти всех структур, несущих демократические преобразования в мир, и выводящие людей на площади, где их планомерно расстреливают. Существуют на бюджетные деньги Freedom House и National Endowment for Democracy, и другие подобные организации.

Они, как и шведское госагентство SIDA, активно работают на постсоветском пространстве, меняя структуру образования, право и, наконец, сами госструктуры этих стран. Так на Грузию официально выделяют грантов на €15 млн в год, Украине – €35 млн, Беларуси – €7-10 млн, но в былые времена для Беларуси было не жалко и €16-18 млн. В 2019 г. SIDA вернула распорядителя в Беларусь – «гораздо легче организовывать работу, видеть, что происходит в стране».

Теперь можно наблюдать, как Запад избавляется от влияния Востока, и эта тенденция только укрепляется. Так в США в этом году был закрыт старейший институт Конфуция в Мэриленде. А за 5 лет в стране исчезла третья часть из ста китайских институтов. Способствовал этому и принятый в США закон про ассигнования на нацоборону. Тогда военное ведомство перестало финансировать языковые курсы в вузах, где как раз и были центры Конфуция.

Надо отметить, что это были не отдельные организации, а отделения в структуре местных вузов.

Отчего так резко стали на Западе противиться китайской культуре. Возможно, ее стало, действительно, больше в жизни западного общества. А сам Китай, пользуясь активной гуманитарной политикой США и ЕС, усиливает свои позиции. Но место гегемона с определенной идеологией в мире уже занято, и никто не собирается его уступать.

Поэтому все стараются ограничить роль НПО в своих странах и закрыться от их влияния. Закрываются США, закрывается ЕС, закрывается и Китай. Мир из одной общей территории с почти единой идеологией демократического развития снова превращается в мир разрозненных государств, только теперь в гуманитарной сфере.

Пока не закрылась от Китая Россия и Беларусь. Для них это стратегически важный партнер, с которым надо выстраивать долгосрочные отношения. Но выстраивать их надо тонко и взвешенно.

Хватит ли сил и потенциала своей культуры, языка, смыслов, чтобы удерживать первенство на этом пространстве? Достаточно ли у стран ЕАЭС навыков в гуманитарной дипломатии, чтобы в будущем скоропостижно не закрываться от влияния теперь уже восточных соседей.

Стоит напомнить, что в странах Евразийского союза и СНГ действуют более 40 институтов Конфуция, на Россию приходиться половина от этого числа.