25.10.2018     0
 

Беларусь и Россия актуализируют военную доктрину Союзного государства


Высшее военное руководство Беларуси и России готовит новую редакцию военной доктрины Союзного государства. Ход согласования этого проекта будет рассмотрен 26 октября в Минске на заседании Комиссии Парламентского собрания Союза Беларуси и России по безопасности, обороне и борьбе с преступностью.

военную доктрину Союзного государстваПредыдущая (она же первая) военная доктрина СГ была принята в 2001 г. и с тех пор значительно устарела. За прошедшие годы в Центральной и Восточной Европе произошли значительные изменения.

Во-первых, усилилась нестабильность и возросла военная угроза на рубежах СГ. Это, прежде всего, украинский кризис и усиление восточного фланга НАТО, в частности, расширение Североатлантического альянса на Восток и последовавшая за этим милитаризация Польши и стран Балтии. С тех пор бюджет на содержание военной группировки НАТО в Европе увеличился в 4 раза. Только в Польше сегодня действует 10 военных баз НАТО и находится 4 000 натовских военных. Более того, Польша активно призывает США создать на своей территории американскую военную базу «Форт Трамп» и даже готова выделить на это не менее 2 млн. долларов. Как итог, в течение суток Североатлантический альянсможет сосредоточить 120–150 тыс. человек на рубежах СГ.

Увеличение внешней угрозы Союзу отметил председатель правления Ассоциации содействия интеграции, международному социально-культурному и деловому сотрудничеству Сергей Лущ:

«Безусловно, милитаризация в нашем регионе возрастает. Постоянно расширяется присутствие НАТО у границ Союзного государства, а со стороны Польши и стран Балтии регулярно звучат заявления милитаристского характера и антисоюзная риторика. Только за 2017 г. на территории этих стран прошли крупные военные учения НАТО: SaberStrike(Польша, Литва, Латвия, Эстония), SpringStorm(Эстония), BaltOps, Dragon(Польша). В общей сложности в этих учениях приняли участие около 41 000 военнослужащих и более 3 500 единиц военной техники НАТО. Становиться очевидным, кто является основным источником дестабилизации и милитаризации в регионе», — констатировал Сергей Лущ.

Во-вторых, угрозы Союзному государству существенно трансформировались. Помимо прямого применения вооруженных сил широко распространенным стало использование стратегии непрямых действий, которая предполагает ведение боевых действий чужими руками, массированное использование крайних экстремистских и террористических организаций, частных военных компаний, а также провоцирование массовых протестных выступлений населения.

В-третьих, за истекший период национальные военные доктрины двух стран были несколько раз обновлены, в Беларуси в 2002 и 2016 гг., в России в 2010 и 2015 гг., а белорусско-российская интеграция значительно продвинулась вперед, особенно в военно-технической сфере.

Высокую степень военно-технического сотрудничества двух стран подчеркнул Сергей Лущ:

«Нашими странами в рамках Союза достигнут высокий уровень координации и сотрудничества в сфере безопасности. Регулярно проходят крупные совместные военные учения, на которых отрабатываются актуальные задачи в этой области, постоянно совершенствуется механизм взаимодействия между вооруженными силами Беларуси и России. В июне белорусские десантники приняли участие в учениях «Славянское братство-2018», в августе состоялись учения ПВО стран-участниц СНГ «Региональная безопасность-2018», 5 октября завершились белорусско-российские учения под Брестом», — заявил Сергей Лущ.

Кроме того, на регулярной основе проводятся совместные коллегии министерств обороны, действуют единая система ПВО и региональная группировка войск (сил) Беларуси и России, оба государства входят в Организацию договора о коллективной безопасности.

Из всего сказанного следует, что необходимость обновления военной доктрины Союзного государства давно назрела, поэтому ведущаяся работа над этим проектом полностью отвечает требованиям времени.

Названия белорусских городов вошли в почетные наименования российских полков и дивизий

Новая военная доктрина СГ разрабатывается на основе белорусской военной доктрины 2016 г. и российской 2015 г. и, как и предыдущая, будет носить сугубо оборонительный характер. Основное ее отличие будет заключаться в наличии двух новых глав. Одна будет касаться основных терминов и их определений, например, что такое крупномасштабная война, локальная война, незаконные вооруженные формирования и т.д. Другая — оборонного сектора экономики и военно-технического сотрудничества Беларуси и России.

В новой военной доктрине найдут отражение такие тенденции современного мира, как националистический и религиозный экстремизм. В ней будет уделено внимание развертыванию систем ПРО, намерению разместить оружие в космосе, использованию в боевых действиях частных военных компаний странами Запада. Еще один блок — активизация на территории Союзного государства организованной преступности, нелегальной миграции, способствующих росту незаконного оборота оружия и наркотиков. Новая военная доктрина будет досконально учитывать такие новые угрозы и вызовы, как «гибридные войны», подготовка и осуществление «цветных революций».

В то же время, как уже отмечалась, новая редакция военной доктрины СГ будет носить исключительно оборонительный характер. Соответственно, цель применения создаваемых группировок войск (сил) будет заключаться в отражении агрессии, защите населения, суверенитета и территориальной целостности и нанесении такого поражения противнику, которое вынудит его прекратить военные действия и создаст предпосылки для урегулирования конфликта путем переговоров.

В целом, это будет своевременный и актуальный документ, т.к. он будет учитывать все особенности изменения военно-политической обстановки как в нашем регионе, так и на международном уровне.

Иван Палачанин


Социальные сети