11.05.2018     0
 

Как заменить космические челноки на «челноков» с сумками


На минувшей неделе газета «Новы час» разместила статью с лестным для нас заголовком «Як Беларусь стала адзіным дастойным спадкаемцам СССР»…

Статья эта написана для либеральной аудитории и содержит множество банальных мыслей; однако привлекла нас тем, что эксперты «из глубины болонских руд» наконец признали ряд неприемлемых для них тезисов – о достижениях белорусского профтехобразования, избыточности высшего образования и его зачастую низком качестве, о неоднозначной роли болонского процесса.

Вероятно, чтобы все это не выглядело капитуляцией, в своей критике они переключились с белорусского образование на образование советское – т.е. фактически признавая верными действия Минобра по реформированию системы, они сейчас пытаются критиковать исходные идеологические установки.

О прорывных достижениях американской школы

На свежую думку сотрудника «Белсата» Уладзіміра Мацкевіча, эфектыўнасць адукацыі ацэньваецца па поспехах краіны. Адказнасць за эканоміку, навукова-тэхічны прагрэс ці яго адсутнасць, перамогу ці паразу ў войнах нясе, перадусім, настаўнік.

Европеизм или национализм?

К сожалению, специфика любых выступлений на оппозиционных сайтах в том, что лица, там появляющиеся, сами не отвечают ни за что – поэтому забавно читать их рассуждения об ответственности. Что же касается конкретно побед учителя в войнах, то мысль эту озвучил еще Бисмарк о Франко-Прусской войне 1871 года, послужившей началу объединения Германии.

В то же время практика показала, что учитель должен, в первую очередь, войн избегать. Подчеркнем, что Беларусь – единственная страна СНГ, избежавшая вооруженных гражданских конфликтов, к которым приводил насаждаемый в 90-е годы национализм. И именно школа, по замыслу националистов, должна была стать фундаментом для моноэтничного государства, чего добивалась значительная часть тогдашней элитки.

В то же время итоги референдумов 1995 и 1996 годов отчетливо показали неприятие белорусским обществом националистического курса; тем не менее, сейчас виноватым пытаются сделать нынешнюю школу, которая оказалась недостаточно «свядомой».

Все реальные достижения образования при этом объявляются «пропагандистской иллюзией»:

– Прапагандысцкая ілюзія аб тым, што савецкая адукацыя — найлепшая ў свеце, стала ідэалагічным штампам, бо пачалася лічбавая эпоха, і Савецкі Саюз быў проста ў правале. Калі амерыканцы ўвялі камп’ютарную пісьменнасць у якасці абавязковага кампанента рэфармавання адукацыі ў 1960 годзе, то ў 1982 у Савецкім Саюзе ў гэтай сферы была пустэча.

Сообщаем уважаемым специалистам, работающим в том числе для американских сайтов, что несмотря на новаторские шаги в 60-е годы (вызванные, кстати, успехами советской космической программы), сейчас в США самый низкий уровень образованности среди средней школы всех промышленно развитых стран.

Лишь 25% выпускников американской школы получают полноценное общее образование. Остальные никогда не изучали алгебры и тригонометрии, географии и иностранного языка, физики и химии, хотя получили необходимые в жизни знания и умения по личной гигиене, косметике, семейному бюджету и т.д. Для подавляющего большинства учащихся Х-ХII классов (75%) определялись лишь три обязательных предмета — родной язык, общественные дисциплины (чаще всего история США и граждановедение) и физкультура. На выбор школы предлагали до 100-150 учебных курсов, большая часть которых носила чисто прикладной характер (математика потребителя, семейная экономика, вождение машины, уход за больным дома, косметика, консервирование продуктов и т.п.) Лишь немногие американцы говорят на иностранных языках.

Учебные программы по ряду предметов носят крайне примитивный игровой характер. Одной из главных целей упрощения образовательного процесса является стремление завуалировать разницу в уровне подготовки и умственных способностях студентов.

Еще одной отличительной чертой западной образовательной системы можно считать отношение к учителю как к «образовательной обслуге» в отличие от классической советско-российской школы, в которой авторитет Учителя непререкаем и уважение к нему естественно. В Америке teacher — это скорее инструктор, который просто нанят для оказания образовательных услуг, так как в США абсолютно все поставлено на основу товарно-денежных отношений.

К слову, Гиммлер предлагали на оккупированных советских территориях учить счету до 500 и расписываться. А здесь мы видим, как схожий отупляющий эффект достигается мягкими методами.

О платном образовании при Сталине

Отметим также, что именно советское образование и Комсомол сформировали патриотов, способных сражаться за собственную страну и выстоять в тяжелейшие военные годы.

Но и здесь попытались придраться:

– Савецкая адукацыя была і платнай з 1940 па 1956 г. — і сярэдняя адукацыя ў старэйшай школе, і вышэйшая. Але хто пра гэта цяпер узгадае? За год у Маскве і Ленінградзе трэба было плаціць 400 рублёў. Былі абмежаванні акадэмічных свабод і ўніверсітэцкай аўтаноміі, –сообщает Мацкевич сенсационную новость.

Общая задача либеральных экспертов – доказать, что советское образование создавало только недалеких «совков» с тоталитарным мышлением. Как тут не вспомнить, что Сталин ввел «платное образование». То есть посыл в том, что при Сталине значительный процент населения отсекли от возможности продолжить образование.

Зачем националистам белорусскоязычный университет им. Нила Гилевича

Для начала надо вспомнить, что большевики создали среднюю школу вообще, и она осталась бесплатной для всех. Это был огромный труд: капиталовложения, кадры, огромная территория, десятки народностей и мн. другое. Поголовное начальное образование удалось с большим трудом наладить к концу 1920-х годов. Поголовное среднее — к середине 1930-х. В 1930-е создали базу лучшего в мире образования. И подготовительное к высшим учебным заведениям образование (три старших класса), за которые ввели плату, в 1940-м было только ещё на стадии становления. Введение платы за обучение в старших классах, по сути, было причиной того, что только что введённое социальное благо не успевали освоить. Вторая мировая война была уже в разгаре, приближалась страшная Отечественная война. Советский Союз усиленно занимался подготовкой к ней, поэтому планы по скорейшему введению ещё и высшего бесплатного образования пришлось отложить.

Это вполне рациональное решение. В этот момент Союзу нужно было больше рабочих рук, чем представителей интеллигенции, с учётом уже созданной кадровой базы. Кроме того, военные учебные заведения по-прежнему были бесплатными и школы-семилетки стимулировали создание советской военной элиты. Юноши могли пойти в летные, танковые, пехотные и иные училища. В условиях войны это было мудро.

Также стоит отметить, что при Сталине выстраивали определенную иерархию. Наверху социальной лестницы была военная, научно-техническая, образовательная (профессура, преподавательский состав) элита. При этом у каждого была возможность подняться выше, нужен был талант и настойчивость. Мощными социальными лифтами были вооруженные силы и партия.

Постиндустриальное общество: «философы» и «челноки»

Разобравшись со Сталиным, авторы переводят стрелки на наши дни:

— Адукацыя была адзінай для ўсіх, і гэта адпавядала патрэбам індустрыяльнага грамадства. Але індустрыяльнае грамадства скончылася, а савецкая адукацыя працягвала заставацца індустрыяльнай. І з 1960-х гг. яна стала адставаць ад патрэб сусветнага развіцця.

Белорусские вузы вошли в рейтинг лучших университетов мира

Концепция «постиндустриального общества» витает в постсоветском пространстве с 90-х годов, и удивительно совпала с периодом разграбления и ликвидации советской промышленной базы. А сегодня мы, наоборот, наблюдаем, как Штаты активно перевооружают промышленность и реальный сектор, в то время как нам по-прежнему навязывается идея победы сферы услуг – это когда мы будем продавать друг другу пирожки или возить ширпортреб из-за границы и таким образом создадим «миллионы рабочих мест». Не нужно быть «философом и методологом», чтобы понимать подоплеку подобных процессов.

Далее к беседе подключается бывший проректор ЕГУ Дунаев:

Паводле яго, беларуская адукацыя «ўнікальная», і ў ім наша краіна выступае як «адзіны дастойны спадкаемца» савецкай эпохі. 

— Але гэта проста апраўданне тупіка, у якім знаходзіцца наша адукацыя цягам многіх гадоў. 

Интересно, что сказки про «советский тупик» озвучиваются по прошествии года с назначения И.В. Карпенко. Ранее таких претензий к белорусскому образованию не озвучивалось – хотя тупик у нас «многолетний».

Отметим также, что на протяжении последних 5-8 лет ЕГУ, в котором работал Дунаев, сотрясают коррупционные скандалы. Очевидно, что Литовская республика по политическим мотивам самоустраняется от многих контролирующих моментов; и тем не менее, литовцы все-таки показали ЕГУ желтую карточку – если бы не похолодание в белорусско-литовских отношения, вуз бы закрыли совсем.

К сожалению, сегодня академическая свобода постулируется как некая самоцель для самовыражения отдельных лиц. Однако политика и личные амбиции к академической свободе не имеют никакого отношения. Да и сами академические свободы также не витают в вакууме – вузы должны быть встроены в систему экономики, а не зарабатывать деньги на студентах, формируя собственный заказ кадров и программы.

Лучи света в образовательном царстве

– У Беларусі ёсць і неаспрэчныя дасягненні ў прафесійна-тэхнічным навучанні. Адной з пераваг савецкай адукацыі была стандартызацыя, пры якой кожны мог дасягнуць любога ўзроўню адукацыі. У многіх краінах Захаду рамесная ці заводская адукацыя закрывала для людзей магчымасць вучыцца далей, а ў Савецкім Саюзе гэтага не было. Сапраўды, у Беларусі была найлепшая ў СССР прафтэхадукацыя, на якую можна было рабіць стаўку пасля распаду СССР.

Напомним, внимание к профтехобразованию стало очевидным акцентом нового министра.

Также авторы отметили избыточность высшего образования:

– Праблема ў многім звязана з тым, што яна стала масавай, такога не было ніколі. Раней да 15% моладзі трапляла ў вну, а цяпер амаль 90%. 

Опять же, аналогичную позицию занимает министерство; особенно в части подготовки юридических и экономических специальностей, а также в отношении частных вузов.

И, наконец, дошли до яблока раздора – болонского процесса:

– Балонскі працэс, да якога далучылася Беларусь, пакліканы гуманітарна-тэхналагічнымі сродкамі сфармаваць еўрапейскую ідэнтычнасць. І нягледзячы на тое, што наша краіна не выканала Балонскія рэформы, яна нікуды ад гэтага не дзенецца. Проста чым горшай будзе адукацыя ўнутры краіны, тым большай будзе матывацыя ў беларускіх студэнтаў ехаць за мяжу і станавіцца часткай еўрапейскай ідэнтычнасці.

Иван Корда: конгрессы, сходки, марши и шляхи в современной Беларуси

Отмечу, что никто из моих знакомых, участвовавших в болонских программах, изначально не собирался продолжать учебу в Беларуси. Так что качество образования здесь мало при чем – тот, кто хочет уехать, все равно уедет, только используя иные каналы.

При этом массовая утечка мозгов за рубеж началась не вчера и не при коммунисте Карпенко, а в первые годы независимости при националистах, которые пели песни о суверенитете, но при этом не чурались брать соросовские гранты на образования.

Действительно, для запада очень удобно за счет республики готовить специалистов, которые будут работать на чужую экономику. Более того, мы видим, что в современной России заграничное образование ребенка превратилось в дорогой статусный атрибут, который обозначает принадлежность к элите.

Задача же нашего государства – максимально встроить образование в локальные экономические процессы, и именно эта цель поставлена высшим политическим руководством.

При этом «европейская идентичность», которую нам нахваливают – понятие очень размытое, и ассоциируется скорее с ювенальной юстицией, меньшинствами и миграционными проблемами. В понимании же белорусских граждан «Европа» – это исключительно высокие зарплаты и высокий стандарт жизни. Однако, как показывает украинский опыт, встроится в европейскую экономику санитаром, чернорабочим, сборщиком клубники или сельскохозяйственным батраком очень просто; и для этого реформа высшего образования не требуется.

В то же время сам Дунаев утверждает, что «Балонскі працэс — гэта вырашэнне праблем мінулага стагоддзя сродкамі мінулага стагоддзя». Т.е. фактически признается его неэффективность в текущих условиях, но Беларусь все равно обвиняется в «опоздании». Так за что «общественный болонский комитет» в таком случае ломает копья?

Таким образом, выглядит вся публикация очень сумбурно. И, несмотря на критику, СССР в прямом смысле слова продолжает кормить всю эту гуманитарную перестроечную братию, которая на рынке труда Евросоюза нужна исключительно для вещания на постсоветскую аудиторию.

Андрей Лазуткин