19.01.2018     0
 

Дмитрий Перс: И снова разгорается бой — «чекист» против полицаев


Пока нормальные люди отмечали праздники, провожая весьма непростой год, когда пришлось изрядно поработать, бездельники Дашкевич, Пальчис, Чеботарев и Карпов, планировали кого-нибудь укусить. В этот раз обтявканным стал барбершоп  «Чекист», открывшийся 3 января.

Фото: tut.by

Итак, 9 января, спасшиеся от возмездия полицаи, выползли из своих подвалов и явились по адресу Ул.Тимирязева 65 А, в надежде расправиться с «Чекистом». Для расправы они подготовили целую пачку плакатов со списком репрессированных репрессоров и кричащих лозунгов, которую решили порасклеить в помещениях и пооблаивать владельцев заведения.

Так, например, открываем газету «Лiтаратура i мастацтва», №56 за 31 октября 1937 года, читаем гаденькую статейку Купалы с просьбой к Ежову стать кандидатом в депутаты Верховного Совета СССР от Беларуси. Почему именно Ежов? Ну, Купала пишет, что Николай Иванович «железной рукой громит змеиные гнёзда троцкистской, бухаринской и национал-фашистской контрреволюции, выкуривая врагов из всех гнёзд», «очищает Советскую Беларусь от шпионов» да и вообще, Ежов — «верны паплечнiк вялiкага Сталiна». Самого Ежова тоже расстреляли, ну так для справки. 

Во время митинга змагары за критику избили прохожего тростью

Также пройдемся по списку самых топовых фамилий. Источник информации (страница в скобочках) — Белорусская ССР. Краткая энциклопедия. Т. 5. Мн., 1982. 

Анатоль Вольны (настоящая фамилия — Ажгирей) — поэт, в своём творчестве «прославлял революционные свершения, своего современника — строителя новой жизни… Приключенческая повесть «Два» (1925) посвящена борьбе против польских оккупантов, повесть «Антон Савицкий» (1927) — Гражданской войне… Писал агитшутки» (с. 124). В 1924 году издал сборник поэзии с красноречивым названием «Камсамольская нота». В 1935 году получил из рук сталинской власти заслуженного деятеля искусств БССР. 

Платон Галавач — поэт, член РКП(б) с 1924 года, в 1926 году окончил Коммунистический университет Белоруссии имени В.И. Ленина, 1-й секретарь ЦК белорусского комсомола, избирался членом ЦК КП(б)Б и ЦИК БССР. Писал о «коллективизации, социалистическом преобразовании деревни» (с. 154). Посвящал произведения борьбе с польскими оккупантами. 

Алесь Дудар — поэт, по совместительству — стукач, спровоцировавший репрессии против Дубовки и Пущи. «Гражданская лирика Дудара — восславление Октября, поэтизация Белоруссии «в фабричных трубах», патетическое воспевание деревни, которая «шагает в новый век». Отдал дань т.н. «есенинщине», но в 30-е гг. в творчестве Дудара снова побеждает оптимистическое мировосприятие. Поэмы «Война за мир»(1932), «Слуцк» (1934) проникнуты героикой революционной борьбы, социалистических преобразований» (с. 211). 

Михась Зарэцкі — писатель, драматург. В 1920-1926 гг. работал политработником в Красной Армии. «Основной пафос творчества — утверждение революционных преобразований. В рассказах отражал глубокие социальные перемены, происшедшие в результате Октябрьской революции… В романе «Стёжки-дорожки» (1927) автор размышляет о путях интеллигенции в революцию… Роман «Вязьмо» (1932) посвящён теме коллективизации» (с. 238). 

«Роторная жатка» вставила Игоря Клещука на 30 базовых

Тодар Кляшторны — поэт, чьи произведения «поэтизируют Октябрьскую революцию, социалистическое строительство» (с. 294). Воспевал коллективизацию, автор ряда восхваляющих сталинский режим произведений с говорящими названиями вроде «Наш кірунак дарог — на Маскву» (1934). 

Михась Чарот — писатель, член Коммунистической партии с 1920 года, участник подпольной борьбы с польскими оккупантами, в 1925-1929 гг. редактор газеты «Савецкая Беларусь», кандидат в члены ЦК КПБ (1925-1930 гг.), кандидат в члены ЦИК БССР (1922-1924), член ЦИК БССР (1924-1931 гг.). «Стремился передать пафос революционной эпохи… Вера в «коммуны свет» определила высокий гражданский темперамент поэзии Чарота… Героико-романтическая поэма «Босые на пожарище» (1921) — одно из наиболее ярких произведений белорусской поэзии, посвященное победе Октября, возвышенное восславление революции. Своеобразным продолжением её явилась поэма-фантазия «Краснокрылый вещун» (1923) о времени, когда по всем странам пронесётся революционная буря. Поэма «Ленин» (1924) — одно из первых произведений белорусской Ленинианы. Поэмы «Беларусь лапотная» (1924), «Марина» (1925), «Корчма» (1926), сборник «Солнечный поход» (1929) приветствовали великие перемены в жизни белорусского народа за годы Советской власти» (с. 667-668). Профессиональный стукач. Писал доносы на своих коллег, из-за которых те получили сроки. 

Юли Таубин — поэт, «Героика Октября, мотивы дружбы, призвания поэта, поэтизация новой, советской действительности определяют содержание его произведений 20-х гг. В начале 30-х гг. обратился к политической публицистике…» (с. 620). 

Валеры Маракоў — поэт, «Содержание творчества отличается пафосом молодости, восславления жизни и социалистического строительства, героики революции» (с. 440). 

Юрка Лявонны — поэт, «В сборниках поэзии «Комсомольские стихи» и «Штурм» (1930), «Железные вихри» и «Разбег» (1931), «Зрело и мужественно» (1932) — восславление социалистического строительства, пролетарского интернационализма, мотивы молодости, любви. Автор сборника очерков «Поступь пятилетки» (1931)» (с. 359). 

Янка Нёманскі — писатель и экономист, с 1918 года работал в Белнацкоме в наркомате Сталина, в 1919-1921 гг. воевал в Красной Армии, член ЦИК БССР в 1927-1936 гг. В рассказах, романе «Хищники» (1928-30 гг., неокончен) «отобразил жизнь крестьян в дореволюционный период, подъем революционного движения накануне 1-й мировой войны, события гражданской войны в Белоруссии, создал образы борцов за народное дело» (с. 490). 

Кто помогает оторвать Беларусь от России

Вот такие вот были репрессированные. Попытки расклеить плакаты не увенчались успехом, так как парикмахеры просто их срывали и выбрасывали в мусорку. Тогда потомки коллаборантов решили прибегнуть к своей излюбленной тактике и начали жалобно просить сменить название, мотивируя это тем, что чекист это не Бэтмен и даже не Джеймс Бонд. Когда и это не возымело действия, налетчики запели о репрессиях, которые осуществлялись сотрудниками Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем.

Правда, квартет коллаборантов постеснялся сообщить о том, что если не все, то многие из репрессированных из их списка сами еще до момента репрессий против них занимались репрессиями. Но это ведь неудобная история для них, не так ли? Поэтому и решили отмолчаться, да и ребята из барбершопа вряд ли об этом тоже знали, ведь все-таки довольно узкий круг специалистов знает обо всех тонкостях событий того времени.

Последним инструментов в борьбе с «Чекистом» стал еще один виртуозный прием полемики – сравнение. Как можно было догадаться, сотрудников ВЧК сравнили с сотрудниками Гестапо. Да, Гестапо в нацистской Германии являлось политической полицией, что, как может показаться, дает право проводить параллель между чекистами и гестаповцами. Но это на первый взгляд. СССР не занимался геноцидом народов и неугодными потому становились преступники и вредители, а не просто те, кто родился не таким.

На тему различий между деятельностью Гестапо и ВЧК можно много говорить, но я скажу одно – только истинный коллаборант может поставить между ними знак равенства. Так что, как и всегда, от оппозиционной тусовки настало время офигительных сравнений. Хорошо, что еще гвардейские части не стали сравнивать с частями СС, ведь и те, и те были элитными подразделениями…

Куропаты, педофилия и зэки-правозащитники

Когда и это не прокатило, шайка пошла на беспрецедентные меры – начали предлагать сделать рекламу, бесплатный дизайн и т.д. Но «Чекист» оказался тверд и неумолим, и никак не хотел сдаваться, только пообещал, что обязательно подумает и выдворил незваных гостей из помещения. Обидевшиеся полицаи в очередной раз, поджав хвост, ретировались, напоследок нагадив в подъезде, где они после соответствующего шакальего ритуала, все-таки смогли приклеить плакат.

Не менее предсказуемым оказалось поведение и прозападных СМИ. Так, например, «Наша Нива», неоднократно уличенная подтасовкой фактов и откровенном искажении реальности, написала, что владелец заведения пообещал разбить кому-то голову, но забыла указать за что и кому конкретно.

Так же и портал «Тут.бай» начал свою эпопею, выдав свою ангажированность с самых первых строк, написав, что многие пользователи прочитав о барбершопе «Чекист» были возмущены. Многие это сколько? И где ваши доказательства, как сказал бы Арни? Вы же делаете какие-то утверждения, так будьте добры указывать на основании чего делаете такие утверждения, а иначе вы не честный, независимый и демократический портал, а обычная желтая помойка.

И напоследок очень хотелось бы обратиться к Дашкевичу и ко с вопросом – «Если вы такие борцы за историческую правду и страдальцы за пострадавших, то где же ваши возмущения, когда пособников нацистов восхваляют, да еще и порой памятники им ставят?». Для справки — как Наталья Арсеньньева, жена штандартенфюрера СС Франтишка Кушеля и мать ещё одного нациста Ярослава Кушеля, ликвидированного партизанами при попытке покушения на Вильгельма Кубе. В свядомых кругах её, естественно, боготворят. «Беларуска на эміграцыі», «у цяжкі час пісала вершы, песьні, пляскі». Уточним: песни она писала для «Беларускага корпусу самааховы», полицайского антипартизанского соединения. На приведенном фрагменте из нацистской газеты «За Родину» (№ 4 от 13 сентября 1942 года, стр. 3) — подтверждение наших слов.

Вот почему эта ватага бездельников цепляется только к преступлениям советских спецслужб, совершенно забывая о кровопийцах из поляков, немцев, которые загубили столько душ здесь, что никакое ВЧК не сравниться никогда. Какая-то однобокая у вас правда получается или может хозяин не велит?