16 апреля четыре года назад был убит Олесь Бузина. Застрелен среди белого дня во дворе своего дома. Безжалостно и подло. Убийцы целенаправленно не оставили ему ни малейшего шанса выжить, сделав несколько (!) контрольных выстрелов в голову.  

Сегодня главные обвиняемые в этом особо тяжком преступлении находятся на свободе, занимаются «общественной деятельностью», монетизируют свой статус борцов с «московскими оккупантами» и с гордостью извлекают разнообразные преференции за заслуги перед революционной властью. Впрочем там, где восторженно, с энтузиазмом и под аплодисменты наших «западных партнёров» вытерли задницу Конституцией Украины и создали из этого события непререкаемый культ — всё это закономерно и естественно. писатель и журналист Олесь БузинаБолее того, за пять лет общество уже настолько привыкло к неистовому «карнавалу гидности», что даже самые вопиющие случаи воспринимаются как нечто допустимое или неизбежное («повоняют и успокоятся»). То, что было немыслимо при «диктатуре Януковича», сегодня — обыденность. Казалось бы, всё, предел — дальше некуда. Но нет! Вот уже бодро рапортуют, воруя и переиначивая друг у друга броские заголовки — новое дно пробито! И так изо дня в день, из года в год. Убийство Бузины просто утонуло в этом мутном, бурлящем, беспрерывном медиапотоке, где важное тонет во второстепенном, где кровожадные дегенераты усаживаются на седалища экспертов и брызжа слюной вливают ядовитую злобу в души миллионов, сея раздор и ненависть между «правильными» гражданами и «неправильными», между «титульной нацией» и «донецким быдлом», между теми, кто считает себя украинцами и теми, кто относит себя к русской идентичности, разделяя народ на тех, кто достоин сострадания и тех, кого можно убивать. И ужас свершившегося в том, что за убийство «неправильных» граждан Украины Бог весть сколько «правильных» наградили орденами и медалями, одарили льготами, осыпали славой и почётом. Но никакие бронзулетки, льготы и пафосные речи про «остаточне прощавай» не спасают от мук совести. Именно поэтому никого уже не удивляют новости о самоубийствах АТОшников, которых только по официальным данным свыше 500 случаев. Люди не выдерживают душевных мук, когда осознают, что были обмануты пропагандой и ломаются под тяжестью реальности. Те же, кто сделал политическую карьеру и состояние на кровожадных лозунгах, отнюдь не страдают угрызениями совести, хотя несут на себе ответственность совершенно иного порядка.

В Москве представили книгу об убитом украинскими неонацистами Олесе Бузине

Друзья, близко знавшие Олеся Бузину, и родственники утверждают, что он очень болезненно переживал происходящие в Украине события. С самого начала вооруженного противостояния Олесь использовал все силы и мощь своего таланта чтобы погасить огонь войны и призывал стороны к диалогу. Это легко можно отследить по его публикациям с весны 2014 года, через которые красной нитью проходит главное слово — «мир». В то время, когда большинство СМИ накачивали массы яростью и загоняли наивных пацанов в котлы, Бузина громогласно взывал — «кто заплатит за кровь?». Тогда, среди всеобщего помешательства, его голос без преувеличения был «гласом вопиющего в пустыне». У Бузины была масса знакомых как в Донецке, так и во Львове. Двое его друзей, которые мирно уживались в довоенной Украине, с началом конфликта оказались по разные стороны баррикад. Один — повидавший жизнь ветеран-афганец записался добровольцем в «Правый сектор». А второй — молодой романтик, бросился на защиту восставшего Донбасса. И оба погибли в первые месяцы военных действий. В отличии от тех, кто, сидя в уютных киевских редакциях, нагнетал ненависть к «донецким оркам» и призывал «жечь вату», для Бузины происходящее было личной трагедией. Поэтому он принципиально не опускался до языка ненависти и расчеловечивающих штампов, которые сегодня, спустя четыре года, стали нормой для украинской журналистики. Олесь Бузина системно, на протяжении пятнадцати лет использовал все свои литературные, философские, научные силы и дарования с единственной целью — предотвратить надвигающуюся национальную катастрофу. Он писал о грядущих потрясениях в то время, когда обвиняемые в его убийстве сидели за школьной партой. К примеру, вот эти строки написаны одиннадцать лет назад:

«Для нас союз с Западом означает коллапс остатков промышленности. Россия поднимет до максимума цены на энергоносители, захлопнет свои границы, введя визовый режим, и Украина окажется на окраине истории. Даже, если удастся избежать внутреннего межнационального конфликта, то застой неизбежен. Сокращение населения и отток мозгов не многим лучше гражданской войны. Победительница тестирования выпускников нынешнего года для учебы выбрала московский вуз, а работать хочет в США. Вряд ли она вернется домой. Ведь наших политиков интересуют граждане с большой емкостью не мозгов, а желудков, необходимых для переваривания пива в безразмерных количествах.

Украинцы могут разделить судьбу трипольцев, так и не двинувшихся дальше своих горшков, и скифов, не научившихся писать, но любивших коллекционировать золотые побрякушки. Эта земля – родина многих погибших цивилизаций. Сарматы, готы, авары, половцы, жившие тут до нас, оказались тупиковыми ответвлениями исторического процесса. Забытое пророчество Тараса Шевченко: «Погибнеш, згинеш, Україно, не стане знаку на землі» имеет все шансы стать реальностью».

Сказанное Бузиной в первом абзаце сегодня является горькой действительностью. И всё движется к тому, что второй абзац тоже воплотится в реальность. Тогда Украина имела неплохие шансы стать вполне благополучным государством. Теперь же страну может спасти только чудо, свершить которое предстоит Владимиру Зеленскому, на которого возлагают надежды большинство украинцев.

Олесь Бузина: «Родину с собой не увезешь…»

Многократно и многообразно Олесь твердил, что «федерализм был бы так же идеален для Украины, как для Швейцарии» и что унитаризм неизбежно приведёт к развалу страны. Сегодня, после утраты Крыма и части Донецкой и Луганской областей, с этим не согласится только клинический идиот. Бузина был противником силовых методов и считал, что «невозможно заставить полюбить себя через изнасилование». Сегодня только самые упоротые националисты продолжают верить в победоносную войну на Донбассе. Агрессивная галицкая экспансия, повалив все памятники Ленину, упившись торжеством факельных шествий и насытившись сменой табличек с названиями улиц, забуксовала и не справилась со своей задачей. Даже получив всю мощь захваченной на майдане власти, безраздельная галицкая диктатура оказалась не способной навязать большой Украине свою специфическую идеологию, с душком коллаборантов и пособников холокоста. И единственный плод этой необандеровской конкисты — тихая ненависть миллионов. Абсолютное большинство украинцев остались верны своей исторической памяти, вере и убеждениям. Каждый год 9 мая и во время масштабных Крестных ходов можно наблюдать этот разительный контраст официозной пропаганды и реальности. Олесь Бузина, как живое воплощение исторической памяти большой Украины, как выразитель мыслей и чаяний миллионов украинцев, русских, белорусов и всех народов СССР, чьи предки ценою невероятных жертв сломали хребет чудовищу нацизма и погасили адское пламя концлагерных печей, как очень популярный писатель и блистательный мастер слова, как плоть от плоти своего народа со звонкой казацкой фамилией БУЗИНА — был очень опасен и неудобен для всей совокупности сил, завладевших Украиной на Евромайдане. Лёгкое перо Бузины виртуозно давало отпор целым полчищам грантоедов, огромной медиа-машине, которая жадно всасывала миллионы долларов и производила терабайты клокочущей ненависти. Блестящая антивоенная публицистика Олеся имела лавинообразную популярность среди мыслящих масс. Естественно это противоречило ситуативным интересам США — спровоцировать полномасштабную российско-украинскую войну.

Бузина был как кость в горле для революционной власти, которая впилась в многомиллиардные военные бюджеты, как стая гиен в ещё тёплую тушу антилопы, превратив кровопролитие в сверхприбыльный бизнес для избранных.

И, наконец, Олесь был врагом №1 для радикальных националистов, основой и сутью идеологии которых является зоологическая ненависть к «москалям» и «жидам». И если убрать из их мировоззренческой модели «жидов» и «москалей», то теряется сам смысл существования. Для этой малочисленной, но чрезвычайно агрессивной публики, одно лишь слово «Бузина» производит эффект, схожий с действием ладана на нечистую силу. Честная и открытая дискуссия, сторонником которой был Олесь, совершенно неприемлема для них, поскольку в свете разума идеи интегрального национализма выглядят слишком убого и непривлекательно. Дискуссии в целом не свойственны и чужды им. Убийство, погром, резня, толпой на одного — вот их методы.

Всем вышеперечисленным силам убийство Бузины было выгодно и желанно. Олесь был для них как яркий фонарь для воров. И его разбили. Власть избавилась от самого опасного обличителя и продолжила набивать карманы под шум патриотических дуделок про «агрессора». США обзавелись англоязычной статьей в Википедии о самом популярном «пророссийском писателе Украины», который уже не сможет с жизнерадостным задором, треском и грохотом вставлять палки в колёса американской грантовой программе. Ну а националисты осуществили свою давнюю мечту. Такое вот совпадение интересов получается. И если учесть, что Олеся убили на Пасхальной неделе, да ещё и в Йом ха-Шоа (ивр. «День Катастрофы» — национальный день памяти евреев, павших жертвами нацизма), который в 2015 году пришёлся аккурат на 16 апреля — совпадение выходит поистине сатанинское.

Я не верю в невиновность обвиняемых. Это моё субъективное мнение как человека, который следит за расследованием с момента убийства, основанное на психологических наблюдениях и доступных фактах, которые заключаются в следующем:

Железобетонная уверенность Авакова

Убийство раскрыто уголовным розыском. Министр внутренних дел Арсен Аваков был абсолютно уверен в оперативных данных, на которые он ссылался во время пресс-конференции.

https://youtu.be/t60H8N-S4iw

На обвиняемых вышли распутав цепочку перепродаж автомобиля, на котором убийцы скрылись с места преступления. А эпопея с экспертизами ДНК началась, по всей видимости, после того как задержанные пошли в глухой отказ.

А нас за что? Мы на колчаковских фронтах!

Невиновный человек, обвиняемый в преступлении, за которое грозит пожизненное заключение, как правило взволнован и напуган. Он максимально открыт для следствия и хватается за любую возможность, чтобы доказать свою невиновность.

Однако на первых видео после задержания на лицах обвиняемых нет ни страха, ни волнения. Они скорее в растерянности и недоумении. Вместо того, чтобы кричать о своей невиновности, обвиняемые упорствуют в националистической риторике. Дескать мы на майдане стояли, да на фронтах с путинскими ордами воевали, а нас за какого-то сепара под суд? Ганьба! Складывается впечатление, что пацаны ждали медалей, а их внезапно в наручники и под суд.

Издевательства над родными Писателя

Следует напомнить, как единомышленники Бузины установили мемориальную доску в его честь у входа в парадную, где жил писатель. Справедливости ради отметим, что это было сделано без согласования с органами власти. На следующий день ближайшее окружение обвиняемых устроило акцию. Они демонстративно сорвали доску в честь Олеся и на её место прикрепили другую, с изображением обвиняемых.

Тогда я писал об этом, что до такого мог додуматься либо драматург, либо больной на голову садист. Повесить на месте убийства мемориальную доску в честь обвиняемых в его совершении! Что должны чувствовать родственники, ежедневно проходя мимо такой таблички?  Если арестованные невиновны, тогда откуда такая звериная жестокость по отношению к памяти покойного и его родным?

Слишком много лжи

Первоначально обвиняемые вообще отрицали факт своего знакомства. Позже выяснилось, что они таки были знакомы. К процессу привлекались откровенно ангажированные свидетели из числа ультраправых, чьи показания не убедили суд в наличии неоспоримого алиби у обвиняемых. В июне 2017 года издание СТРАНА.ua публикует расследование и обнародует документы, которые свидетельствуют о слежке за обвиняемыми МВД и СБУ. Слежка прекращается за несколько дней до убийства (!). Перед задержанием обвиняемые удаляют свои аккаунты в Facebook и форматируют гаджеты. Согласитесь, такие действия не свойственны невиновным, которым нечего скрывать. К примеру, в ряде развитых стран, удаление данных является отягчающим обстоятельством. Весь этот клубок со лжи и вопросов без ответов явно не в пользу обвиняемых.

Чудовищное давление на суд

За всю историю независимой Украины мне не доводилось видеть такого дичайшего давления на правосудие. Это даже не за гранью закона, а нечто запредельное даже по средневековым меркам. Апогей этого давления пришёлся на 3 декабря 2015 года. Зал суда набит под завязку ультраправыми националистами. Судье кричат «слышишь, ты б@я», «сучара», «тварь», в сторону судьи летят подручные предметы и женщине, облаченной в мантию, открыто угрожают физической расправой. Потому что она «сепарша» и, оказывается, уроженка Луганска. Обвиняемый Медведько, накрученный воплями своей группы поддержки начинает истерически кричать на прокурора и метаться внутри защитного ограждения.

Даже такой тигр юриспруденции как Андрей Федур, видавший многое в лихие 90-е, заметно напрягся и занервничал, опасаясь, что толпа радикалов бросится вызволять обвиняемого и спровоцирует кровавое месиво в набитом людьми помещении. Правоохранители робко жмутся у ограждения с обвиняемым, и не то что не пытаются защитить честь судьи при исполнении, пригрозить табельным оружием беспредельщикам, но даже боятся сделать замечание «патриотам», явно утратившим связь с реальностью. Каким-то чудом судье удалось покинуть зал заседаний. В США эти «активисты» тут же бы схлопотали пулю, у нас же им даже не вменили административное нарушение. Хотя тут чистая уголовщина. Именно после этого заседания в деле начались непонятные метаморфозы, прокуратура пошла на попятную и вскоре обвиняемые очутились на свободе.

Халатность прокуратуры

После смены следователей прокуратуры было совершено такое количество процессуальных нарушений, что создается однозначное впечатление, будто сверху спустили указание развалить дело. Чтобы даже при всей очевидности вины Медведько и Полищука у суда не было возможности вынести соответствующий приговор, не нарушая действующее законодательство.

Этим активно пользуется защита обвиняемых, которая грамотно вставляет процессуальные палки в колеса правосудия. При этом адвокаты поддерживают максимально дружелюбную и почтительную риторику в адрес суда и Валентины Павловны, матери Олеся Бузины. Дескать они готовы хоть каждый день приходить на заседания, если суд соблюдет вот эти, а потом те, а затем третьи, пятые и десятые формальности, которые соблюсти чрезвычайно затруднительно из-за массы косяков, допущенных прокуратурой. В результате чего процесс растянулся даже не на месяцы, а на годы. Всё это время Валентина Павловна, находясь в весьма и весьма почтенных летах, исправно приходит на каждое заседание с искренней надеждой на правосудие.

Сегодня, спустя почти четыре года, прокурор наконец-то начал зачитывать обвинительное заключение. Сложно представить, что пережили за это время родные Олеся Бузины. А его мать, Валентина Павловна Бузина — удивительная женщина, воплощение милосердия, терпения и достоинства. У неё осталась единственная цель в жизни — дождаться решения суда.

Поддержать морально Валентину Павловну можно написав на почту admin@buzina.org

Оказать материальную поддержку возможно по этим реквизитам:

Отримувач: Бузина Валентина Павлівна
Код ЄДРПОУ: 1454904585
Рахунок: 26257501130593
Банк отримувача: Головне управління по м‎. ‎Києву та Київській області АТ ‎»‎Ощадбанк‎»‎
МФО банку: 322669
Призначення платежу: благодійна допомога для Валентини Павлівни Бузини

Иван Славинский